ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Убыр: Дилогия
Обреченные на страх
Человек, упавший на Землю
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Любовь колдуна
Наизнанку. Лондон
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Палачи и герои
Призрачная будка
A
A

Семья… В сущности, он никогда не понимал, что это такое, – и не понимает до сих пор. Казалось бы, он обрел наконец собственную семью, но где его место в этой семье? Пока что все ее члены, включая его собственного брата, изо всех сил пытаются манипулировать им, будто заядлые кукловоды. Он ничего не добился, пытаясь выяснить единственное, что его интересовало, – какая кошка пробежала между его родителями и как случилось… то, что случилось.

Не верь никому!

Слова из загадочного письма его отца продолжали звучать в мозгу Броуди, словно человек, которого он никогда не видел, разговаривал с ним из могилы. Но ведь кто-то должен знать правду! Ощущение собственной беспомощности выводило его из себя.

Фары выхватили из темноты барсука, который деловито перебегал через дорогу. Броуди притормозил, пропустив животное. Дорога сделала очередной поворот, и Броуди показалось, что руль плохо слушается его. Неполадка? «Порше», который он взял в аренду, был точно такой же модели, но руль у него был гораздо более чутким. Взглянув на приборный щиток, Броуди заметил, что пробег у машины достаточно большой. Видимо, Эллиот часто пользовался этим «Порше», и его рулевая система поизносилась.

– И все равно, потрясающая машина! – вслух произнес Броуди. Однако теперь он время от времени бросал взгляд на спидометр, стараясь не газовать слишком сильно. Грунтовая дорога изобиловала колдобинами, но подвеска спортивной машины была такой мягкой, что Броуди казалось, будто он едет по ровному шоссе.

И вот – новый поворот.

– Господи! – воскликнул Броуди.

Рулевое колесо настолько разболталось, что поначалу автомобиль вовсе не послушался водителя. Тогда Броуди крутанул руль сильнее и, видимо, переусердствовал: машину резко повело вправо. Броуди стал выворачивать баранку в противоположном направлении, и автомобиль принялся своенравно рыскать по дороге – из стороны в сторону. Броуди стоило немалых трудов справиться с управлением.

– Надо сказать Эллиоту, чтобы он проверил рулевой механизм.

Когда машина выровнялась, Броуди прибавил газу. Теперь он ехал по прямой, и «Порше», мягко приседая на ухабах, снова пожирал дорожную ленту. Мысли Броуди обратились к Тори.

– Что, черт возьми, ты хочешь доказать? – спросил он самого себя.

Разве в его жизни было мало хорошеньких женщин? Да сколько угодно. Броуди не считал себя ловеласом, но для него не составляло секрета то, что девушки заглядываются на него. Так было всегда – с тех самых пор, когда в одно жаркое лето из низкорослого и нескладного мальчишки он превратился в высокого мускулистого подростка. Все лето он подрабатывал на лесопилке, и однажды секретарша отвела его за склад под тем предлогом, что хочет «показать ему окрестности». И уже через десять минут он доказал, что достоин называться мужчиной.

С тех пор женщины в его жизни пошли чередой, однако, поскольку Броуди с матерью слишком часто переезжали с места на место, все эти романы были недолгими. Ну а после того, как Броуди поступил в ВМС, он обычно знакомился с женщинами в барах и ночных клубах. Впрочем, тут уж речь шла только о сексе и ни о чем больше. Ему нравились эти мимолетные, ни к чему не обязывающие связи. Они, словно тоненькие лучики света, пронизывали темное пространство его опасной, скрытой от посторонних глаз работы.

«Так что же изменилось? – спрашивал он самого себя. И какой-то неслышимый голос эхом откликался в его мозгу: – Изменился ты сам».

К собственному удивлению, Броуди осознал, что за эти несколько дней он действительно стал другим человеком. Узнав, что у него есть брат-близнец, а сам он является членом большого семейства, Броуди стал воспринимать себя иначе. Раньше ему казалось, что со смертью матери он утратил все корни, связывавшие его с прошлым, теперь же выяснилось, что он ошибался. Прежде Броуди считал, что, случись с ним что-нибудь в ходе выполнения одного из заданий, это ни на ком не отразится. Оказывается, и это не так. Даже отказавшись от своей доли наследства, он не сможет отказаться от своих корней. Он все равно останется братом, племянником, кузеном… Членом семьи.

Конечно, ни один представитель этой семьи не знает Броуди достаточно хорошо, чтобы оплакивать его гибель. Но случись это, изменится сама плоть семьи. Эллиот останется единственным сыном итальянского эмигранта, который, начав на пустом месте, создал одну из самых престижных в мире винодельческих компаний.

«Но какое отношение имеет все это к Тори?» – задал себе вопрос Броуди, и его мозг тут же услужливо предложил ответ: самое прямое. Она умна и изысканна, только такая женщина достойна того, чтобы жить на вилле «Хоукс лэндинг». В том, что касается Тори, секс может являться лишь одним из многих компонентов богатых и сложных взаимоотношений. В ней была сила и глубина, которых он никогда прежде не находил в других женщинах. Если уж и связывать с кем-то свою жизнь – то только с ней…

ОСТОРОЖНО! ОПАСНЫЙ ПОВОРОТ!

Большой черно-желтый дорожный знак вывел Броуди из задумчивости и заставил вновь обратить внимание на коварный проселок. Впереди был крутой поворот, о котором он уже успел наслышаться, – обрыв Мертвеца. «Порше» попал на очередной ухаб и на сей раз содрогнулся всем своим большим железным телом. Броуди утопил педаль тормоза и стал выкручивать руль влево, пытаясь вписаться в поворот. Ничего! Руль поворачивался, но машина упрямо продолжала двигаться вперед. Броуди вывернул руль в другую сторону. Безрезультатно.

Теперь фары освещали уже не дорожное полотно. Их свет был устремлен в мрачную бездну, что притаилась позади бордюра и раззявила свою черную пасть, приготовившись поглотить машину вместе с водителем. Обрыв Мертвеца… Он и будет мертвецом, если «Порше» перемахнет через невысокую земляную насыпь. В лучшем случае от него останется мокрое место, в худшем – остаток дней ему предстоит провести в инвалидном кресле.

– Твою мать!..

До насыпи оставались считанные метры, и Броуди вновь утопил в пол педаль тормоза. Машину повело юзом. Броуди лихорадочно крутил баранку, пытаясь вывести автомобиль обратно на дорогу, но руль вращался свободно и без малейшего эффекта.

Шестое чувство подсказало Броуди освободиться от ремня безопасности, но прежде чем он нашел замок, колеса машины оторвались от земной тверди, и она уже летела по воздуху. На какую-то долю секунды «Порше» как будто завис над обрывом, а затем обрушился вниз.

Тори словно подбросила невидимая пружина, и она резко села в кровати. Она уже давно плохо спала по ночам: после гибели Коннора ее часто мучили кошмары. Вот и теперь она решила, что причиной внезапного пробуждения стал очередной плохой сон.

Она попыталась вспомнить, что ей снилось. Авиакатастрофа? Или во сне она падала с крыши дома? А может, это был водопад, который крутил ее, увлекая за собой в кипящую бездну? Какой из немыслимых трюков Коннора преследовал ее на сей раз?

Спросонья Тори никак не могла сосредоточиться. Поначалу в ее мозгу плавали лишь какие-то туманные образы, но затем они постепенно начали приобретать очертания, и вот наконец перед ее внутренним взором предстало красивое, мужественное лицо.

– Броуди! – прошептала она, и в ту же секунду сон вспомнился до мельчайших деталей.

Броуди пробирался сквозь джунгли с кровоточащей раной на руке, спасаясь от вооруженных мужчин. Однако дистанция между ним и его преследователями неуклонно сокращалась. Тори пыталась бежать к нему на помощь, однако лианы, словно змеи, опутывали ее тело, не давая двигаться, не позволяя сделать ни шагу.

Внезапно, как это часто бывает в снах, Тори оказалась свободной, и вот она уже бежит рядом с ним. Оба одеты в камуфляжную форму. Они бегут, бегут, бегут… и остаются на месте. Через секунду вооруженные люди настигнут их и убьют.

– Нет!.. – громко закричала она.

Как же могло случиться, что место Коннора в ее снах занял Броуди? Почему это произошло? Ответ был только один: оба эти мужчины могли существовать лишь на грани жизни и смерти, а опасность была для них воздухом, без которого они просто задохнулись бы.

34
{"b":"25392","o":1}