ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
451 градус по Фаренгейту
Пассажир своей судьбы
Ведьма по наследству
Инстаграм: хочу likes и followers
Эссенциализм. Путь к простоте
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Идеальный аргумент. 1500 способов победить в споре с помощью универсальных фраз-энкодов
Восхождение Луны
A
A

С тяжелым сердцем Лу собрал грязную посуду и отправился на кухню. Ему хотелось обсудить все происходящее с Тори, но она в данный момент нежилась в постели с Броуди. Вот, кстати, еще одна головная боль! Помимо тревоги, Лу испытывал и другое ощущение, которое всегда рождалось в его душе накануне какого-либо сенсационного открытия. А Лу Эдвардс меньше всего хотел, чтобы его дочь оказалась втянутой в какую-нибудь историю.

Он подошел к окну и посмотрел в сторону ее бунгало. Тори еще даже не открыла дверь, чтобы выпустить Пини на прогулку! Что же там все-таки происходит?.. Впрочем, лучше об этом и не думать.

Лу отвернулся от окна и внезапно прямо за своей спиной обнаружил Остина Гласелла.

– Боюсь, что «Хоукс лэндинг» на этой неделе закрыт для посетителей в связи со смертью Джана Хоука, – проговорил журналист. – Может, вы могли бы устроить для меня экскурсию? Гм… по знакомству, так сказать.

Будь это кто-то другой, Лу, несомненно, отказал бы, но ему не хотелось, чтобы этот тип на страницах своего журнала или в Интернете обмазал грязью «Серебряную луну».

– Что ж, попробовать можно, – пообещал он плешивому журналисту.

– Возьмите и меня! – попросила Кэтрин. Она неслышно вошла на кухню, неся свою пустую тарелку. – Я хочу пройтись по винограднику и посмотреть, не водятся ли там еще какие-нибудь редкие птицы.

До чего же эти двое действовали ему на нервы! Однако Лу выдавил из себя улыбку и кивнул. Уголком глаза он заметил за окном какое-то движение. Может быть, Тори наконец выпустила Пини на прогулку? Он повернулся и посмотрел в окно. О, черт! К коттеджу Тори направлялись Эллиот и его кузина Рейчел…

– Машина Тори все еще на стоянке, – заметил Эллиот, подходя к бунгало. – Значит, она дома. Но с чего ты все-таки взяла, что Броуди тоже здесь?

Рейчел забеспокоилась. А что, если она ошиблась? На месте аварии Броуди так и не отыскался, но черт его знает, где он может быть теперь! Она предсказала Эллиоту, что его брат намеренно разбил машину и теперь рыдает крокодиловыми слезами в жилетку Тори. Ну а если это не так? Тут и погореть недолго.

– Мы просто спросим, не заходил ли он сюда. Ты же не можешь не признать, что эта автокатастрофа выглядит очень и очень подозрительно. Даже шериф Уэсткотт так сказал.

– Эллиот! Эллиот!! – Из задней двери гостиницы выскочил запыхавшийся, раскрасневшийся Лу Эдвардс. – Ты что это в такую рань тут делаешь?

– Тори ищу, – ответил Эллиот, удивляясь, почему отец его невесты так взволнован и так громко кричит. Приблизившись, Лу преградил незваным гостям путь.

– Она еше спит, – шумно выдохнул он. – Позже приходите. Сейчас еще слишком рано…

Из задней двери «Серебряной луны» вышли двое постояльцев. Лицо лысого мужчины показалось Эллиоту знакомым, но он никак не мог припомнить, кто это. Перед его внутренним взором все еще стояла жуткая картина дымящихся обломков машины, и сердце сжимал тугой обруч: что же могло случиться с братом?

– Вы Эллиот Хоук? – спросил лысый, подойдя поближе. – А меня зовут Остин Гласелл.

Так вот что это за птица! Хмырь из «Элит трэвел», который ежегодно составляет рейтинг винодельческих хозяйств долины Нала. Принимая участие во всех без исключения дегустациях вин, этот журналист затем присваивал каждому из хозяйств определенное число звездочек – почти как гостиницам. Чем больше звезд, тем выше рейтинг. «Хоукс лэндинг» всегда получала четыре звезды – высшую степень признания. Но ведь ничто не вечно под луной, а Эллиоту сейчас меньше всего была нужна низкая оценка на страницах ведущего местного журнала.

– Как я рад снова вас увидеть! – радостно воскликнул он, надеясь, что голос его звучит не слишком фальшиво. – Лучший журналист долины Напа!

– Да ну! Неужели сам Остин Гласелл из «Элит трэвел»? – поддержал эту игру Лу Эдвардс.

А Рейчел слушала этот диалог и думала: что за жизнь! Все до одного врут и при этом делают вид, что верят друг другу. Когда же это кончится?!

Пока мужчины обменивались мнениями о последнем урожае, она поднялась на крыльцо и приблизилась к окну спальни. Штора была задернута неплотно, и то, что увидела Рейчел, заставило ее возликовать. Тори была в постели с каким-то мужчиной! Они так бурно кувыркались, что в течение нескольких секунд Рейчел не могла определить, кто же это с ней. Мужчина целовал Тори с такой страстью, что Рейчел на мгновение захотелось поменяться с ней местами. А в следующую секунду она увидела, что это Броуди Хоук.

Броуди Хоук кувыркается в кровати с Великой и Неприступной Тори Андерсон! О такой удаче Рейчел даже мечтать не могла. Поначалу ей казалось, что для осуществления ее планов будет вполне достаточно гибели Броуди. Но это было лучше, гораздо лучше!

Мужчины за ее спиной оживленно обсуждали преимущества и недостатки французских вин, и Рейчел воспользовалась этим, чтобы решить, как действовать дальше. Поначалу ей хотелось немедленно позвать Эллиота и ткнуть его носом в эту неприглядную картинку. Но затем она решила, что Эллиот ни за что не опустится до того, чтобы подглядывать в спальню своей невесты. Ничего, можно подождать немного – и все откроется само собой. Лишь бы Эллиоту не пришло в голову из деликатности убраться отсюда восвояси.

Повернувшись к мужчинам, она спустилась с крыльца и проговорила:

– Тори, должно быть, поехала на работу на велосипеде.

– Правильно! – с видимым облегчением подхватил Лу. – Она уехала некоторое время назад.

Рейчел усмехнулась про себя. Если Лу Эдвардс так бездарно врет, значит, ему известно, с кем забавляется его дочка. Потому-то он и вылетел из своей кухни словно ошпаренный.

– А вы вроде говорили, что она еще спит, – удивленно сказал Эллиот, обращаясь к Лу.

Внезапно дверь бунгало отворилась, и к их ногам весело скатился лабрадор. Изо всей силы работая хвостом, Пини подскочил к Лу.

– Папа? – послышался негромкий голос, и из двери коттеджа высунулась голова Тори. Волосы ее выглядели так, будто она побывала в центре торнадо, ночная рубашка сползла на одно плечо, и только полный идиот не заметил бы, как горят ее глаза и как припухли губы.

Рейчел подхватила Эллиота под руку:

– Пойдем отсюда! Тебе не надо этого видеть…

– Что видеть? – переспросил Эллиот.

Он уже окончательно запутался. Все вокруг него вели себя по меньшей мере нелепо. Почему они уверяли, что Тори нет дома, хотя вот она, собственной персоной? Но тут до него вдруг дошел смысл происходящего, и утренний свет померк перед глазами – как в тот день, когда он впервые узнал о том, что у него есть брат-близнец.

– Броуди – там? – услышал он свой собственный, но какой-то чужой голос.

– Броуди? Видишь ли…

Тут дверь широко распахнулась, и взглядам присутствующих предстал Броуди Хоук собственной персоной – зевающий, без рубашки и в рваных брюках, съехавших ниже пупка.

18

Эллиот смотрел на Тори и Броуди, словно слепой. В его голове не укладывалось, что эти двое только что выбрались из постели, однако картина, представшая его взору, не оставляла сомнений: разгоряченное лицо Тори, ее опухшие губы, взлохмаченные волосы, и вдобавок ко всему – полуголый Броуди за ее спиной.

И тут Эллиота прорвало:

– Ах ты, ублюдок!

Он вихрем взлетел по ступеням и бросился на брата. Первый удар пришелся Броуди в солнечное сплетение, и Эллиот вскрикнул – его кулак будто наткнулся на бетонную стену. Однако ярость заглушила боль, и он попытался ударить еще раз. Броуди легко перехватил руку брата и отшвырнул его в сторону. Эллиот слетел с крыльца и упал плашмя на спину. От удара о землю из его легких вышел весь воздух, а перед глазами поплыли багряные круги. Прежде чем он успел сделать хотя бы вдох, Броуди уже сидел у него на груди, приготовившись свернуть ему челюсть мощным свингом.

– Прекратите! Нет!!! – Тори будто сдуло с крыльца. Она схватила Броуди за руку. – Не делай этого!

Эллиот едва слышал, что говорит Тори. В следующий миг кулак Броуди вонзился ему в живот, и он замычал от боли.

42
{"b":"25392","o":1}