ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Бесконечные дни
Ждите неожиданного
Лолита
Совет двенадцати
Древний. Расплата
Калсарикянни. Финский способ снятия стресса
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
A
A

– Ты наверняка недоумеваешь относительно того, что происходит…

– Ты взрослый человек, – ответил Лу, – и не обязана отчитываться ни передо мной, ни перед кем-то еще. Можешь ничего не объяснять.

Тори долго смотрела в свою чашку.

– Как бы я хотела объяснить то, что происходит между мной и Броуди! Хотя бы самой себе…

Он ждал, держа чашку обеими руками, не зная, что сказать в ответ. Тори была не из тех женщин, что прыгают в кровать с первым встречным, тем более что она обручена с братом этого «первого встречного».

– А что Броуди? – спросил он, видя, что дочь не решается продолжать.

– Как по-твоему, Эллиот действительно хотел его убить?

Лу, признаться, считал, что ее сейчас больше интересует другое, но не хочет об этом говорить – не надо.

– А что об этом думаешь ты? – ответил он вопросом на вопрос.

– Я… Я не знаю, что и думать, папа. Когда речь идет о Броуди, у меня начинают путаться мысли. Я понимаю, вся эта ситуация выглядела так, будто мы с ним… ну, сам знаешь… переспали. Но ничего такого не было, честное слово!

Лу прикоснулся к руке дочери:

– Я верю тебе, детка.

– Он пришел ко мне весь утыканный колючками и сказал, что попал в аварию. Я удалила колючки, протерла раны антисептиком – вот и все!

Она снова замолчала, словно собираясь с мыслями, и Лу закончил за нее:

– А затем появился Эллиот и все неправильно понял.

Тори исподлобья взглянула на отца:

– Не совсем так. Я действительно целовала Броуди. Не понимаю, что на меня нашло! Я… я…

На сей раз Лу промолчал, понимая, что тут его реплики будут неуместны.

– Я целовала его, папа! Я сама начала все это! Не знаю почему, но я ничего не могла с собой поделать… – Тори тряхнула головой, и ее длинные волосы разлетелись по плечам. – Я ведь говорила тебе, что уже давно собираюсь вернуть Эллиоту его кольцо.

– Да, говорила.

Лу помнил, как Тори сказала ему это в ту ночь, когда стало известно о смерти Джана Хоука. Она, правда, хотела подождать с этим, чтобы не расстраивать Эллиота еще больше, и Лу тогда одобрил ее решение. Теперь он понял, что ошибся.

– Простить себе не могу, что сделала больно Эллиоту! Мне следовало поговорить с ним, объяснить ему все… Но как это сделать, если я даже себе не в состоянии ничего объяснить!

– Ты влюбилась в Броуди?

– Нет, конечно же, нет! Он слишком похож на Коннора. – Она задумчиво поглядела в окно. – Просто меня к нему тянет, вот и все.

Лу иронически хмыкнул, но комментировать слова дочери не стал.

– Ты допускаешь мысль о том, что Броуди намеренно разбил машину брата?

– Нет. Может, там просто была какая-то поломка или что-то еще, но я уверена, что Броуди неспособен поставить такой спектакль. – Тори устало вздохнула и пристально посмотрела на отца. – Но я также не верю и в то, что Эллиот пытался убить Броуди.

Лу печально покачал головой:

– У нас тут творятся странные вещи, детка. Вчера шериф сказал мне, что наконец получен отчет коронера. Представь себе, в легких Джана Хоука не оказалось воды.

19

Босиком, с еще не высохшими после душа волосами, Броуди подошел к двери, ведущей на кухню. Он спустился, чтобы попросить Лу выдернуть у него из спины колючку, которую, видимо, пропустила Тори, и случайно подслушал разговор отца и дочери. Точнее, не весь разговор, а лишь последнюю фразу, произнесенную Лу.

– Постой! Но ведь известно, что Джан утонул!

Это был голос Тори. Броуди толкнул дверь плечом и вошел.

– Если в легких Джана не было воды, – сказал он, – это означает, что, когда старик оказался в воде, он уже не дышал.

Тори и Лу удивленно подняли на него глаза. Броуди прошел по деревянному полу, который приятно холодил его босые ступни, взял стул, повернул к себе и сел на него верхом.

– Очевидно, Джан не дышал потому, что перед тем, как очутиться в воде, он упал и ударился головой о бетонный край бассейна, – заговорил Лу. – По крайней мере так утверждает коронер.

– Чушь все это! – откликнулся Броуди. Он избегал смотреть на Тори, поскольку не знал, как себя с ней вести. – Я уверен: это было убийство, обставленное как несчастный случай.

– Может, ты и прав… – задумчиво проговорил Лу.

– Если бы существовали какие-то подозрения, полиция наверняка начала бы расследование, разве не так? – спросила Тори.

Лу пожал плечами:

– Шериф с коронером проанализировали случившееся и пришли к заключению, что это был несчастный случай. Вчера вечером у меня был долгий разговор с шерифом. Он утверждает, что нет никаких причин подозревать убийство.

– Зато есть мотив, – возразил Броуди. – Эллиот не подозревал о моем существовании. Он полагал, что в случае смерти отца станет единственным наследником всего состояния.

На некоторое время за столом воцарилось молчание. Броуди понимал, что и отец, и дочь уже задумывались об этом, но чувствовал, что Тори ему до конца пока все же не верит. Она уставилась в свою чашку, молчала и избегала смотреть на него. Впрочем, в данный момент его это вполне устраивало. Если она полагает, что он инсценировал аварию, то ему тоже нет никакой охоты смотреть на нее.

– Почему ты думаешь, что кто-то пытался тебя убить? Может, мишенью был Эллиот! Всем известно, как он сходил с ума по своему «Порше», у него просто не поднялась бы рука отправить эту машину на дно пропасти. И потом, кто мог предположить, что за руль «Порше» сядешь ты?

Тори выстреливала вопросы, по-прежнему не поднимая глаз от чашки с кофе.

– Эллиот предложил мне машину в присутствии нескольких человек.

– Кого именно? – поинтересовался Лу.

– Братьев Корелли, Рейчел и Джины.

Наконец Тори подняла на него взгляд. В ее зеленых глазах читалось оживление.

– Он предложил тебе именно «Порше»?

– В том-то и дело, что нет! Он мог иметь в виду «Ровер» или «Ягуар» его отца. Никто не знал, на какой именно машине я поеду, – никто, кроме Эллиота. Я и сам об этом не знал до последнего момента. Он отправил меня в библиотеку, а сам пошел провожать братьев Корелли и отсутствовал довольно долго. У него было вполне достаточно времени для того, чтобы испортить «Порше».

Этот аргумент, видимо, подействовал на Тори. Огонек в ее глазах потух.

– Шериф Уэсткотт обязательно разберется во всем этом, – быстро вставил Лу, желая разрядить возникшее напряжение. – В нашей долине почти ничего не происходит, так что времени у него предостаточно.

– А поджоги? Или та диверсия, когда что-то подсыпали в закваску? – спросила Тори.

– Это совсем другое, – возразил ее отец. – В основе убийства всегда лежит корысть или страсть. Именно по этим причинам людей отправляют на тот свет.

– И жертва почти всегда знает своего убийцу, – заметил Броуди. – Шансы погибнуть от руки незнакомца практически равны нулю.

– Верно. Если Джан действительно был убит, он наверняка знал своего убийцу.

Внезапно Броуди ощутил симпатию к своему отцу, которого он никогда не видел. Как это, наверное, ужасно – беспомощно сидеть в инвалидном кресле и смотреть в глаза человеку, который пришел тебя убить!

«Ты не понимаешь, Рейчел! Я люблю Тори! Я люблю ее безумно!» Вспоминая эти слова Эллиота, Рейчел скрежетала зубами и пришпоривала свой красный «Корвет» так, будто участвовала в гонках. Придурок! Что он может знать о любви?!

После сцены возле коттеджа они с Эллиотом вернулись в «Хоукс лэндинг». Эллиот всю дорогу был мрачнее тучи, а Рейчел втихомолку злорадствовала. Женская интуиция не подвела ее, подсказав, что Броуди попытается заарканить Тори. Но застать их вдвоем в постели?.. Это было что-то! На такую удачу Рейчел и не рассчитывала. Она сама не сумела бы устроить лучше. Эллиот был просто раздавлен, а Тори теперь прямая дорога на свалку. Однако Эллиот до сих пор верит в то, что любит эту маленькую дрянь! «Но ничего, скоро он придет в себя», – успокаивала себя Рейчел.

– Эллиот просто путает секс с любовью, – сказала она вслух. – Но это уж не моя проблема!

45
{"b":"25392","o":1}