ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глаза Эллиота сузились.

– Мне никогда и в голову не приходило, что кто-то хочет меня убить, но я понимаю, куда ты клонишь.

– Кто знал, что Броуди возьмет твою машину?

– Я сказал об этом, когда у нас были братья Корелли, – произнес Эллиот, подтверждая то, что говорил Броуди. – Рядом со мной в тот момент находились Джина и Рейчел.

Эти слова не являлись ответом на вопрос, который больше всего мучил Тори: где находился Эллиот, пока Броуди ждал его в библиотеке?

– Значит, твои слова слышали четыре человека. А может, их подслушал кто-то еще?.. Кстати, ты сам видел, как Корелли уехали?

– Нет, я проводил их на стоянку, где Рикко припарковал свой «Феррари», попрощался, вернулся в дом и пошел на кухню.

– Зачем? – спросила Тори. По словам Броуди, он дожидался брата очень долго.

– Мне нужно было поговорить с Марией.

– Долго вы с ней разговаривали?

На лице Эллиота отразилось раздражение.

– А почему ты задаешь все эти вопросы? Броуди сказал тебе, что я отсутствовал подозрительно долго?

– Да, он упомянул об этом.

– Я хотел поблагодарить Марию за хлопоты и за то, как хорошо она все устроила. Она накануне плохо себя чувствовала и, несмотря на это, провела всю ночь на ногах.

– Очень мило с твоей стороны, – без тени иронии сказала Тори.

– Мария гнула спину на нашу семью в течение десятилетий, а отец за все это время ни разу не сказал ей «спасибо»!

– Ты не говорил ей о том, что собираешься одолжить Броуди свою машину?

– Я сказал ей, чтобы она приготовила для него комнату… – Он замолчал на мгновение, потом покачал головой: – Подожди, не думаешь же ты, что это Мария вывела из строя «Порше»? Она даже не умеет водить машину!

– Она могла попросить кого-нибудь.

– Ты готова обвинить кого угодно, лишь бы отвести подозрения от Броуди!

– Может быть, – согласилась Тори. – Но если кто-нибудь преднамеренно испортил машину, шериф это, несомненно, обнаружит. Неважно, как это было сделано, ведь следы все равно остались: в машине или чего-то не хватает, или какой-то узел будет заметно поврежден.

– Уже есть какие-нибудь доказательства?

Тори покачала головой:

– Я не знаю. Но в любом случае вам с Броуди надо отбросить все сантименты в сторону и серьезно поговорить. Я подозреваю, что кто-то в самом деле пытается убить одного из вас – а может быть, обоих.

21

Рейчел открыла парадную дверь виллы, не постучавшись.

– Эллиот здесь? – спросила она одну из служанок, которая занималась полировкой мебели.

– Да, мисс. – Она показала рукой на коридор, ведущий в библиотеку.

После визита к Алексу Рейчел заехала домой, где приняла душ и переоделась. Ее отец и братья отправились в Сан-Франциско – очевидно, они заранее договорились провести эту ночь в городе без нее, предавшись мужским утехам. Но ей это было только на руку: она сможет переночевать у Эллиота.

Она тихо постучала в дверь библиотеки:

– Это я – Рейчел.

Прошло довольно много времени, прежде чем Эллиот ответил, – она даже подумала, что служанка ошиблась. Распахнув дверь, Рейчел увидела, что Эллиот в темноте сидит за письменным столом.

– С тобой все в порядке? – встревоженно спросила она.

Прошло еще какое-то время, прежде чем он поднял на нее глаза. Упавший через открытую дверь свет, отразившись от полированной поверхности стола, еще больше подчеркнул черные круги у него под глазами и резкие морщины около губ. На ладони он держал обручальное кольцо Тори, которое сверкало, как Полярная звезда, даже в полумраке комнаты. Рейчел прикусила щеку, чтобы не усмехнуться.

– Что случилось?

– Тори не хочет выходить за меня замуж.

– После этой сцены сегодня утром я думала, это ты отказываешься брать ее в жены.

Эллиот пожал плечами:

– Тори говорит, что между ними ничего не было. Она просто поцеловала Броуди. И все.

Рейчел не могла скрыть своего разочарования.

– Только не говори мне, что ты ей поверил.

– Какое это имеет значение? Между нами все кончено.

Аллилуйя! Рейчел чуть не подпрыгнула от радости.

– Я сочувствую тебе. Но она в любом случае недостойна тебя.

Эллиот пошевелился в своем огромном кожаном кресле, которое так любил его отец. Он выглядел просто убитым, и Рейчел поспешила перевести разговор на другую тему:

– Я слышала, что Джина будет выступать по телевизору в первом выпуске новостей. Надо посмотреть.

– Откуда ты узнала?

– Мне позвонил Лоренцо.

На самом деле Лоренцо подсунул ей записку под «дворник» на ветровом стекле автомашины, и Рейчел с удовлетворением отметила, что он специально приезжал на виноградник.

Она взяла пульт дистанционного управления и включила телевизор. Телеканал из Сан-Франциско передавал информацию о погоде, которую большинство виноградарей уже получили сегодня утром по факсу. На них надвигался холодный фронт, и все были этим очень обеспокоены. Даже если урожай удастся собрать до наступления холодов, вина все равно могут пострадать от низкой температуры.

– Ты не знаешь, Альдо установил нагревательные приборы? – спросила она.

– Да, у него все готово, – ответил Эллиот без энтузиазма.

Рейчел хотела рассказать ему все об Альдо и Алексе, но что-то удержало ее. Нет смысла это делать сейчас, когда Эллиот все слушает вполуха: такой выигрышный рассказ пройдет просто незамеченным. Эллиот не отрываясь смотрел на экран телевизора, но было ясно, что он ничего не видит.

– Посмотри! Джина! – воскликнула Рейчел, стараясь вывести его из оцепенения.

Эллиот встрепенулся, как раз когда стоящий рядом с Джиной репортер начал говорить:

– Трагический рок довлеет над семьей Хоук из Напа, заставляя снова вспомнить семейство Кеннеди. Несколько дней назад при загадочных обстоятельствах погиб глава этого семейства – Джанкарло Хоук. Теперь его сын – Броуди Хоук – погиб в автомобильной катастрофе, управляя машиной своего брата-близнеца…

– Что?! Броуди не погиб! – воскликнул Эллиот, заглушив репортера. – Разве сегодня утром на месте аварии не было кучи репортеров?

– Это были репортеры местного телеканала. – Рейчел старалась, чтобы по ее голосу было незаметно, что она улыбается. Лоренцо не сказал своей матери правды! – Не волнуйся, скоро все прояснится. Давай послушаем Джину.

– Это трагедия! Настоящая трагедия! – В голосе Джины слышались слезы. – Мы познакомились с Броуди только на похоронах. А теперь он погиб так… так трагически. В это невозможно поверить!

Рейчел задумалась, делая вид, что слушает телерепортера, который уже рассказывал о положении на бирже, а затем все-таки отважилась спросить:

– Ты рад, что он выскочил из этой передряги целехоньким?

– Конечно. У Броуди как минимум десять жизней. Кому еще удалось бы на полной скорости свалиться на машине в пропасть и уцелеть?

– Уцелеть, чтобы рассказать женщине о своем приключении и добиться ее расположения, – заметила Рейчел – удержаться, чтобы не посыпать соли на кровоточащую рану, было выше ее сил. Чтобы чуть ослабить удар, она добавила: – Он разбил твою машину.

На лице Эллиота появилось странное выражение.

– Мне бы хотелось думать, что это так, – пробормотал он.

Прежде чем Рейчел успела спросить, что он имеет в виду, зазвонил телефон. Она быстро подбежала и увидела на дисплее надпись: «Виноградники Фараллон». Что это, Алекс сошел с ума? Он никогда не звонил ей сюда!

Впрочем, Алекс также никогда не говорил, как он к ней относится… Ситуация менялась излишне быстро для Рейчел, а она предпочитала все не спеша обдумывать, чтобы затем составить детальный план своих действий.

– Это отец, – сказала она Эллиоту. – Я поговорю с ним из холла, а ты пока посмотри, что они еще расскажут. Рейчел быстро прошла по коридору и взяла трубку.

– Алекс? Что случилось?

– Догадайся, кто только что был здесь! – послышался его взволнованный голос.

– Броуди?

– Нет, ангелочек. Больше. Намного больше. Мультимиллиардер!

49
{"b":"25392","o":1}