ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дождавшись, когда дежурный портье ушел с работы, а другой еще не появился, Лу проверил записи в книге приезжих. Так и есть: Кэтрин Вилсон платила по счету наличными. И она не заказывала номер заранее, а получила его, как и Броуди, только потому, что кто-то в последнюю минуту отказался от заказа.

– Никто в наши дни не расплачивается наличными, – пробормотал Лу, обращаясь к Пини, который лежал у его ног. – Если только этот человек не стремится замести следы.

Чего хочет эта женщина? Лу вспомнил, что, в общем-то, Кэтрин Вилсон не сделала ничего предосудительного. Она приехала поздно вечером и сразу поднялась наверх, а рано утром ушла с биноклем ночного видения, чтобы наблюдать за птицами. Ну и что?

У него ничего не было против нее – кроме предчувствия. Этот бинокль, манера держаться, то, что она не задавала обычных для туристов вопросов… У него было ощущение, что она наблюдала не за птицами, а за людьми.

Он посмотрел в полные понимания глаза лабрадора, приказал ему оставаться на месте и решил, что в определенных обстоятельствах допустимы некоторые недопустимые вещи.

Была середина дня, и гостиница в этот час, как обычно, пустовала. В такую теплую погоду все туристы, Лу знал это наверняка, гуляют на природе, наслаждаясь видом виноградников. Обычно они возвращались к четырем часам, полуживые, и некоторое время отдыхали, прежде чем спуститься, чтобы выпить пару коктейлей перед едой.

Кэтрин Вилсон была темной лошадкой – она ушла сразу после завтрака, с фотоаппаратом и биноклем на плече, обутая в тяжелые горные ботинки. Даже идиот мог догадаться, что она не собирается идти на дегустацию местных вин. Из окна верхнего холла Лу посмотрел вниз на стоянку автомобилей. Пусто. Белой «Тойоты», которую взяла напрокат Кэтрин, не было.

Ненавидя себя за то, что собирался сделать, Лу достал универсальный ключ, открывающий замки во всех номерах. Для особых случаев у него были запасные ключи от всех комнат, но он никогда ими не пользовался – за исключением одного раза. Тогда парочка из Лос-Анджелеса повела себя так странно, что леди из номера напротив обратилась к нему с жалобой на невыносимый шум. Парочка не отвечала на телефонные звонки и не открывала дверь, так что Лу пришлось воспользоваться запасным ключом…

Потом он битый час успокаивал бедную женщину из Айовы: ей до этого никогда не доводилось видеть, как два голых мужчины занимаются любовью. В который раз Лу вспомнил, как приказал женщине закрыть дверь в свою комнату, пока он утихомиривал разгоряченную парочку.

Номер, который занимала Кэтрин, назывался «Королева Анна» из-за старинной кровати, которая там стояла. Лу приобрел ее по случаю в одном антикварном магазине. Комната, отделанная в белых и розовых тонах, была, на его вкус, излишне вычурна, но женщинам она нравилась. С первого взгляда он понял, что Кэтрин очень аккуратна: все вещи были на своих местах, а одежда в шкафу.

– Прекрасно, – прошептал Лу, с трудом сдерживая дыхание от волнения.

Он открыл дверцу платяного шкафа. Несколько платьев, юбок и кофточек висели рядом с полупальто. Он быстро обыскал их. Ничего. В ванной комнате находился обычный набор женских причиндалов. Все это тоже абсолютно ничего не говорило ему о хозяйке номера.

Лу закрывал дверцу аптечки в ванной, когда зазвонил телефон. Он подпрыгнул как ошпаренный и выскочил в кабинет, уговаривая себя успокоиться.

На специальном табло на телефонном аппарате, которое сообщало владельцу, кто ему звонит, светилась надпись: «Монтгомери и Монтгомери». Название звучало знакомо. Юридическая контора?.. Внезапно он вспомнил: частное сыскное агентство! Оно находилось в Сан-Франциско, и он несколько раз к нему обращался во время своих журналистских расследований.

Лу выскочил из комнаты, оставив телефон надрываться бесполезными звонками, и, перепрыгивая сразу через две ступеньки, помчался к себе. Пини бежал следом. Оказавшись в своей комнате, Лу несколько минут, пока приводил в норму дыхание, гладил пса. «Монтгомери и Монтгомери» было не каким-нибудь заштатным агентством, занимающимся подглядыванием в замочную скважину спален. Оно не собирало компромат на неверных супругов и любовников. Профиль этой фирмы составляли дела, связанные с серьезным бизнесом.

– Интересно, это Кэтрин наняла их – или она работает на них? – спросил он Пини. В ответ верный пес лизнул его руку.

Манера поведения этой женщины и полное отсутствие в комнате каких-либо указаний на ее характер заставили Лу заподозрить, что именно она работает на частное сыскное агентство. Существовал только один способ убедиться в этом. Он позвонил в Сан-Франциско, узнал телефон «Монтгомери и Монтгомери» и без труда дозвонился до агентства.

– Это Уоррен Тэлботт из компании «Майкронет софтвэйр» в Пало-Альто. Видите ли, я оказался в затруднительном положении. Некоторое время назад я познакомился с одной из ваших сотрудниц, но никак не могу припомнить ее имя, а мне хотелось бы нанять ее для одного дельца. Может, я вам опишу ее?

Лу изо всех сил старался говорить, как эти парни из Силиконовой долины, которые порой проскакивали через их винный край, когда не занимались виртуальным серфингом на своих компьютерах или не подсчитывали собственные микрочипы. Он описал внешность и манеру поведения Кэтрин Уилсон, опустив при этом ее увлечение наблюдением за птицами.

– О, вы встретили Мэрилин Морей. Я сожалею, но она сейчас на задании. Могу ли я что-нибудь передать ей от вас?

– Нет-нет, спасибо. Я записал ее имя и перезвоню ей позднее.

Он медленно опустил трубку на аппарат, положил руку на голову Пини и, задумчиво глядя ему в глаза, произнес:

– Какого черта она здесь выслеживает?

У Лу не было никаких оснований подозревать, что он или Тори являются объектом расследования. А вот то, что эта «детективша» зарегистрировалась в гостинице на следующее утро после приезда Броуди, наводило на серьезные размышления.

– Кто-то идет по следу Броуди Хоука, – пробормотал Лу.

Он медленно поднялся – артрит в коленных суставах постоянно мучил его при приближении зимы – и, размышляя над сложившейся ситуацией, подошел к окну. Долина в это время года оделась в коричневые и золотые тона увядания; рабочие на холмах подрезали виноградную лозу, стараясь успеть до наступления зимних холодов, которые могут погубить виноградники.

– Дорогое детективное частное агентство, специализирующееся на корпоративных делах, – рассуждал он вслух. – За этим стоят братья Корелли. Больше некому.

27

Броуди ловко вписал «Порше» в сложный поворот. Днем обрыв Мертвеца выглядел не так, как ночью: менее страшным, но все-таки весьма опасным.

– Я до сих пор не могу поверить, что ты выбрался отсюда живым, – сказала Тори, сидящая в машине рядом с ним.

Они ехали к Алексу Абруццо вдвоем: Эллиот должен был встретиться с потенциальным покупателем вина. Броуди обрадовался, когда Тори вызвалась составить ему компанию, но всю дорогу она молчала, как будто все ее мысли были далеко от него. А какого дьявола он ждал чего-то другого? Броуди Хоук не может быть центром вселенной ни для кого, кроме самого себя.

– Это дело далеко не из самых опасных, – ответил он, плавно вписывая арендованную машину в очередной поворот горной дороги. – «Тюлени» натренированы для действий в самых различных обстоятельствах. Чаще всего – в море. Когда тебя сбрасывают с вертолета в океан – ощущение, как будто падаешь на бетонный пол. Поверь, колючки и булыжники ничто по сравнению с этим.

– Неужели? – Ее сверкающие зеленые глаза раскрылись от удивления.

– Да, это было не так уж страшно. – Броуди погладил ее по руке. – Я рад, что мы едем вместе.

Извилистая дорога вынуждала его сосредоточить все внимание на вождении, но он постоянно ощущал ее присутствие рядом. Он очень хотел минувшим вечером пойти к ней, но поборол в себе этот соблазн. Единственный способ наладить отношения с такими женщинами, как Тори, – побольше общаться с ними, постепенно сближаясь. Ему показалось, что на вчерашнем ужине что-то уже стало потихоньку складываться, но к сегодняшнему дню, как он видел, все достигнутое испарилось.

60
{"b":"25392","o":1}