ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда они наконец добрались до «Виноградников Фараллон», было уже довольно поздно. Броуди припарковал «Порше» на служебной стоянке, и Тори огляделась по сторонам. Раньше ей никогда не доводилось бывать на этом винограднике. Он был напичкан самой современной техникой, как она слышала, но тут не видно было дегустационных залов и снующих повсюду многочисленных туристических автобусов. Видимо, хозяева не тратили время на поддержание высокого имиджа своего предприятия.

Рабочие виноградника указали им дорогу к гасиенде, где жил Алекс. Как и все в этом хозяйстве, дом был построен в самом современном стиле, который должен был поражать своей красотой. Тори знала, что «Виноградники Фараллон» славятся своим великолепным вином, но она не могла избавиться от ощущения, что этому месту чего-то не хватает. Может быть, того, что называют «духом истории»…

– Расскажи мне немного об Алексе, – попросил Броуди. – Я знаю только, что он поразительно красив и обладает убийственно изысканными манерами.

– Я никогда не говорила этого! – воскликнула она, но не смогла сдержать краску, которая залила ее шею и щеки. – Вы с Эллиотом – весьма галантные кавалеры.

– Хорошо-хорошо, детка. Так что ты о нем знаешь?

Тори попыталась вспомнить все, что рассказывал ей Эллиот.

– Алекс на три года старше Эллиота. Таким образом, он закончил колледж, когда Эллиот только поступил в него. Там он смог установить полезные связи с людьми, которые потом успешно работали в Силиконовой долине.

– Его дела именно поэтому пошли хорошо?

– Думаю, да. Некоторые из его друзей заработали столько денег, что не знали, что с ними делать. Двое компьютерных магнатов стали владельцами «Виноградников Фараллон». Наверное, даже Джан Хоук не мог соперничать с этими денежными мешками.

– Понятно. Но Эллиот и Алекс должны были стать добрыми друзьями, как их отцы.

Тори остановилась полюбоваться фонтаном во дворе перед огромными двустворчатыми дверями.

– В действительности все сложилось иначе. Эллиот говорит, что их разделила разница в возрасте, но я полагаю, что причина лежит глубже. Эллиот учился в дорогих частных школах, а Алекс – в бесплатных муниципальных. Они бы никогда не оказались в одном колледже, если бы в «Дэвисе» не был лучший факультет виноделия в стране.

– Получается, что Джан Хоук был снобом?

Тори тщательно обдумывала свой ответ. Она никогда не имела определенного мнения о Джане.

– Вероятно. Эллиот рассказывал, что отец никогда не приглашал Альдо и Марию на семейные праздники. Он относился к Марии как к прислуге, что раздражало Эллиота, который всегда воспринимал ее как родную мать.

– Судя по всему, Джан был весьма заносчивым парнем…

– Мне кажется, что он страдал от какой-то формы паранойи. У меня нет доказательств, но я считаю, что Джан был болезненно подозрителен к людям. – Она с интересом посмотрела на небольшую колокольню с тремя колоколами над гасиендой. – Твой отец был хитрым и жестким человеком. Он всегда внимательно следил за жизнью Алекса. Джан восхищался сыном Альдо и не делал секрета из того, что хотел бы, чтобы Эллиот был похож на него.

Броуди покачал головой:

– Большинство людей сказали бы, что Эллиот жил сказочной жизнью, но я считаю, что моя, например, была более счастливой.

Тори не стала развивать эту мысль. Она считала, что каждый из близнецов по-своему страдал.

Они поднялись на крыльцо, и Броуди нажал кнопку домофона, рядом с которым находилась телевизионная камера наблюдения. Через минуту они услышали голос хозяина:

– Тори? Рад тебя видеть. А это, если не ошибаюсь, Броуди Хоук?

– Именно так, – подтвердил Броуди. – Нам надо поговорить с вами.

– Я через минуту спущусь.

Тори хотела предложить Броуди постараться подружиться с Алексом. Она восхищалась тем, чего ему удалось добиться, и чувствовала, что братья могли бы воспользоваться некоторым опытом Алекса. Но она не успела ничего сказать: массивные дубовые двери раскрылись, и они увидели хозяина.

– Позвольте представиться: Александр Абруццо, – сказал он, приветливо улыбнувшись.

Тори наблюдала, как Броуди и Алекс пожимают друг другу руки. Как многие американцы итальянского происхождения, они оба были высокими, стройными, с тяжелыми черными волосами и оливковым цветом кожи. У обоих были красивые глаза, но у Броуди – синие, как морская вода, а Алекс унаследовал от отца темно-карие.

Тори не знала Алекса слишком хорошо, но они часто встречались на различных приемах, и у нее создалось впечатление, что он человек жесткий и энергичный. Так или иначе, Алекс был больше похож на Броуди, чем на Эллиота: он не обладал такой располагающей улыбкой, какая бывает у людей, которые выросли в окружении больших денег и чье имя открывает многие двери.

«Если бы здесь был Эллиот, я оказалась бы в окружении трех самых завидных женихов в долине, – неожиданно подумала Тори. – Забавно… Три шикарных парня, и все холостяки!» Правда, Эллиот просил ее выйти за него замуж, но он тоже остался одиноким…

– Проходите, я как раз собирался выпить. Денек выдался тяжелым.

Алекс повел их через холл в комнату, оформленную в стиле Санта-Фе, с кожаной софой и старинным камином. Рядом стоял кофейный столик из сплошного стекла на ножках из великолепно отполированного черного оникса.

– Я пью шотландское виски, – сказал Алекс. – А вы что предпочитаете?

– Я, пожалуй, к вам присоединюсь. – Броуди повернулся к Тори: – А ты?

– Мне, если можно, содовой без сахара.

Они с Броуди сели на кожаную софу, и Алекс поставил стаканы с их напитками на столик, над которым висела голова горного оленя. Все вокруг выглядело каким-то искусственным. «Интересно, кто все это придумал? – размышляла Тори. – Алекс или компьютерные магнаты, владеющие „Виноградниками Фараллон“?» Комната казалась ей страшно претенциозной.

Алекс сел напротив в замшевое кресло, подлокотники которого были отделаны оленьими рогами.

– Подозреваю, что это не визит вежливости, – заметил он.

Броуди сделал небольшой глоток, прежде чем ответить.

– Вы правы, мы зашли не просто по-соседски.

Алекс ухмыльнулся.

– Так в чем дело?

– Нам хотелось бы знать, не приходили ли к вам братья Корелли…

– Ко мне? Ни в коем случае. – Алекс твердо посмотрел на Броуди. – С чего вы решили, что Корелли могут прийти ко мне?

– В связи с тем, что ваш отец унаследовал часть акций «Хоукс лэндинг».

Алекс допил остатки виски и лишь после этого сказал:

– Они не приходили ко мне. Они пошли прямо к моему отцу.

29

Броуди в два глотка выпил свое виски. Он не мог поверить в то, что Алекс им только что сообщил.

– Братья Корелли пошли прямо к вашему отцу?

– Да. Каким-то образом они узнали содержание завещания Джана еще до его смерти.

Броуди нахмурился. Неужели эти Корелли настолько безрассудны?

– Так вы считаете, что Корелли убили Джана?

– Нет. Зачем им это? Мой отец согласился продать им свою часть наследства. Но это только начало. Я полагаю, что они надеются без проблем прибрать к рукам и долю Джины Бардзини.

– Почему ваш отец согласился продать свою долю? – Тори была неприятно поражена.

Алекс подошел к бару и налил себе еще виски.

– Отец рассказал Джану о предложении братьев Корелли. Он не собирался действовать за его спиной.

– Боже, а я подумала… – Тори смущенно посмотрела на Алекса.

– Я понимаю, все это, наверное, удивляет вас. – Алекс вернулся в кресло и удобно устроился в нем. – Но Джан сказал, что не имеет к нему никаких претензий.

– Неужели? Верится с трудом… Почему Джан, который был так предан «Хоукс лэндинг», оставил часть его человеку, который открыто собирался продать ее его врагам?

– И тем не менее так все и произошло. Месяцев шесть назад. Джан тогда приехал посмотреть на новый пресс с компьютерным управлением, который я только что установил. Он заинтересовался им потому, что Эллиот собирался приобрести точно такой же. Я продемонстрировал, как действует вся система, потом мы пришли сюда и немного выпили. Мы втроем разговаривали несколько часов и разошлись далеко за полночь. Отец отвез Джана домой на специально оборудованном для инвалидов фургончике. Это был последний раз, когда я видел Джана живым…

64
{"b":"25392","o":1}