ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из Напы машина выезжала буквально ползком, поскольку шоссе было забито машинами туристов, приехавших в эту долину, чтобы полюбоваться красочными картинами сбора урожая. Проскочив Ютвилль без остановки и даже не удосужившись посмотреть на роддом, в котором он появился на свет, – какой теперь в этом смысл! – Броуди миновал Оувилль и Резерфорд. Автомобилей на дороге было по-прежнему видимо-невидимо.

– Сент-Хелен следующий, – пробормотал он, злясь на нескончаемый поток машин, заставлявший его могучий «Порше» тащиться со скоростью черепахи.

Единственное преимущество медленной езды – есть возможность посмотреть по сторонам. Броуди был поражен огромным количеством виноградников, мимо которых он уже проехал. Их тут были сотни: одни большие, другие совсем маленькие, с которыми, видимо, можно было управиться силами одной семьи, не нанимая рабочих со стороны. «Интересно, – подумал Броуди, – что представляет собой „Хоукс лэндинг“?»

Въехав наконец в Сент-Хелен, он сразу заметил на вершине холма каменный дом XIX века, который высился над всеми притулившимися внизу магазинчиками и ресторанчиками. «Как здорово! – искренне восхитился Броуди. – Интересно, отдает ли себе мой брат отчет в том, какая красота его окружает? Или, прожив здесь всю жизнь, он уже не воспринимает все это, считая само собой разумеющимся?»

Сам Броуди рос в провинциальных городках – маленьких и пыльных, где пахло нищетой и безнадежностью. Возможно, поэтому он и вырос таким… Зато его брат-близнец, Эллиот Хоук, судя по улыбке, которой лучилось его лицо на фотографии, вряд ли сумел бы выжить, если бы его забросили во вражеский тыл. Так что еще неизвестно, кто кому должен завидовать!

Броуди остановился у здания городской торговой палаты, чтобы купить карту. Владения «Хоукс лэндинг» располагались где-то за пределами городка, так что, учитывая тот кошмар, который творится на дороге, ему хотелось поточнее узнать, куда ехать.

– Вам повезло, – сказала женщина за стойкой, – один клиент только что отменил заказ на номер. Иначе, при нынешнем нашествии туристов, вам не удалось бы найти ни одной свободной комнаты во всей долине.

– Охотно верю, – ответил Броуди. – На шоссе машины едут буквально бампер к бамперу.

– Во время сбора урожая у нас всегда так. Люди приезжают со всей страны, поэтому в этот период распределением гостиничных номеров во всей долине занимается торговая палата. Мы не хотим, чтобы наши гости ночевали в автомобилях.

– Но мне нужна всего лишь карта.

– Правда? – В голосе женщины прозвучало разочарование, и она потянулась за картой. – Вот, пожалуйста. Но вам хоть есть где остановиться?

Броуди быстро проанализировал ситуацию. Он рассчитывал добраться сюда гораздо раньше, но не сумел из-за пробок на дорогах. Сейчас уже шесть вечера, а ему еще нужно принять душ и сбрить щетину, которая с тупым упрямством вылезала на щеках каждый вечер. Кроме того, ему не хотелось останавливаться в «Хоукс лэндинг»… Пусть даже отец сам пригласил его, но Броуди не был уверен, что будет удобно себя чувствовать, оставшись на ночь под его кровом.

– Вы правы, – сказал он наконец, – я, пожалуй, действительно возьму номер. – Он поднял свои темные очки так, что они оказались у него на макушке, и полез за бумажником. – Сколько с меня?

Внезапно рот женщины раскрылся, и она испуганно выдохнула, а затем пробормотала:

– Господи, на какое-то мгновение я приняла вас за Эллиота Хоука! Вы, наверное, родственники?

Броуди чуть поколебался, а потом сказал:

– Так оно и есть.

– Вы поразительно похожи на Эллиота! Если бы я не знала, что у него нет брата…

Броуди одарил женщину обезоруживающей улыбкой и проговорил:

– В общем-то, мы с ним действительно находимся в близком родстве.

3

Расслабляясь после долгого пути, Броуди стоял на террасе «Серебряной луны», потягивал скотч, и с каждым глотком ему казалось, что он пьет жидкий шелк. Приехав в гостиницу, он принял душ, побрился, а затем присоединился к прочим постояльцам, которые потягивали коктейли на террасе. До сих пор больше ни один человек не принял его за Эллиота Хоука, но он пока и не общался с местными жителями.

Броуди уже дважды звонил в «Хоукс лэндинг». Когда он попросил к телефону Джанкарло Хоука, женщина, взявшая трубку, сердито ответила: «Оставьте нас в покое!» Поэтому он решил, что завтра утром сам отправится туда, чтобы лицом к лицу встретиться со своим отцом и братом. Ему было интересно, какие они, а гораздо больше Броуди хотелось узнать, почему и от чего бежала его мать?

– Какие виноградники вы уже посетили? – прервала его мысли бойкая брюнетка.

– Я только что приехал, – ответил Броуди, игнорируя ее явные попытки флиртовать.

Он смотрел на долину, над которой торжественно опускалось закатное солнце. Света было еще достаточно, чтобы полюбоваться ровными шеренгами виноградников, раскинувшихся по окрестным холмам.

«Серебряная луна» оказалась еще более впечатляющим местом, чем уверяла его женщина в торговой палате. Это была постройка в стиле королевы Анны – с несколькими фронтонами, с высокой остроконечной крышей и широкой верандой, которая опоясывала весь дом, вокруг которого раскинулся ухоженный сад и росли стройные деревья.

Внутри гостиницы царило изобилие антикварных предметов и драпировок. Стойка портье, например, на самом деле представляла собой старинный письменный стол, украшенный витиеватой резьбой. На второй этаж, где располагались гостевые номера, вела лестница из красного дерева с блестящими от долгого употребления ступенями и перилами.

Женщина, которая проводила Броуди в его комнату, сообщила, что к гостинице также относятся два домика, расположенные в саду, и один коттедж чуть поодаль, прямо позади «Серебряной луны». И действительно, сейчас, глядя в глубь сада, темнеющего с каждой минутой, Броуди сумел различить контуры двух белых домиков. А коттедж, судя по всему, находился с противоположной стороны главного здания. В дальнем конце сада едва виднелась беседка в викторианском стиле.

Брюнетка что-то продолжала говорить, обращаясь к нему, но Броуди, погруженный в свои мысли, ничего не слышал.

– Простите, – обернулся он к ней, – что вы сказали?

– Я спросила, какие виноградники вы намерены посетить?

– «Хоукс лэндинг», – ответил Броуди. – Вы там уже побывали? Я слышал, там делают самое лучшее шампанское.

– Игристое вино, – поправила женщина с улыбкой. – Слово «шампанское» могут указывать на своих этикетках только французы из провинции Шампань. Мы, в Америке, делаем вино не хуже, но по закону не имеем права называть его шампанским, вот и называем просто игристым вином. – Она одарила Броуди еще одной улыбкой, которую, видимо, считала крайне обольстительной: – Видите, как много всего я узнала после экскурсии по «Хоукс лэндинг»!

– Значит, по-вашему, туда стоит наведаться? – небрежно осведомился Броуди, как если бы был обычным туристом.

– Определенно! Это единственное здесь винодельческое хозяйство, где вина произволу в пещерах. Остальные винодельни расположены в обычных домах – это не очень интересно.

Снаружи уже окончательно стемнело, и в доме зажгли свет. Оглянувшись, Броуди увидел, что посреди гостиной стоит лысый мужчина лет около шестидесяти и разговаривает с удивительно красивой белокурой молодой женщиной. Она была живой и подвижной, как ртуть, и постоянно жестикулировала, делая при этом больше движений, чем сам Броуди делал за месяц. Буйная грива ее светлых волос то и дело моталась из стороны в сторону, словно прозрачные струи водопада под порывами ураганного ветра. В ней было что-то настолько притягательное, что Броуди смотрел на нее, как зачарованный, не в силах оторваться и не замечая другой весьма привлекательной женщины, которая стояла рядом с ним и всячески пыталась завладеть его вниманием.

Впрочем, приглядевшись повнимательнее, он понял, что не такая уж она красавица. Дело, наверное, в ее глазах, сказал себе Броуди. Даже с такого расстояния он сумел разглядеть их глубокий зеленый цвет и какое-то совершенно особое выражение. Казалось, что она разговаривает всем телом, руками, глазами… И еще в ней было что-то чрезвычайно чувственное. Нет, она не являла собой идеал женских пропорций: фигура у женщины была вполне обычной. Хотя в точности об этом было трудно судить, поскольку одета она была в длинное платье, которое издали походило на бесформенный дерюжный мешок. Это был один из тех чудовищных нарядов, которые в последнее время вошли в моду.

7
{"b":"25392","o":1}