ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раньше Броуди всегда настороженно относился к любым переменам, а сейчас стал им радоваться. Он никогда не был большим поклонником генетических теорий, но теперь начал пересматривать свои взгляды. Хотя они с Эллиотом и росли порознь, но во многом были похожи. Алекс не был так прочно связан с ними кровью, но во многом походил на него. И это были приятные открытия.

Плохим открытием было то, что Броуди начал бояться обнаружить в себе сходство с Джаном Хоуком. Судя по тому, что он про него узнал, это был крайне неприятный человек. Он сам себя изолировал от людей и умер, так и не полюбив ни одно живое существо на свете.

Броуди решил, что не позволит, чтобы с ним произошло нечто подобное.

– Где она, парень? – спросил он Пини, который подбежал к нему, явно пытаясь устроить своим хвостом маленький ураган.

«Все-таки странно, что Тори нет дома, – подумал он. – Она знала, что я встречаюсь с детективом, и очень хотела выяснить, что этой женщине от меня надо».

Броуди медленно направился к гостинице. Веранда была пуста, что неудивительно в такой поздний час. Заметив свет под дверью спальни Лу, Броуди постучал.

– Привет, – сказал он, когда Лу вышел к нему в домашнем халате. – Я ищу Тори.

– Разве она не с вами? – Глаза Лу широко открылись. – Я думал, вы где-нибудь вместе… Она не вернулась после работы домой.

– Я был в ее офисе. Ее там нет.

– Тори всегда звонит. Надеюсь, у нее не сломался по дороге автомобиль и она не попала в аварию.

Броуди почувствовал, как у него сжалось сердце. Он не хотел волновать Лу, но Тори могла оказаться в беде.

– Сделаю-ка я кружок по окрестностям. Если что – позвоню.

Броуди буквально на бегу прыгнул в машину, чуть не столкнувшись у дверцы с Пини.

– Ладно, парень. Поехали искать вместе.

Пес запрыгнул на сиденье, и они сорвались с места, как на гонках. Броуди решил вернуться в Сент-Хелен и еще раз заглянуть в офис Тори: вдруг она выходила купить сандвич и уже вернулась. Но окна офиса были по-прежнему темны.

Не отдавая себе отчета, куда он едет, Броуди вел машину по главной улице городка. Он попытался рассуждать, как женщина, – то есть быть максимально нелогичным и отбрасывать любые опасения, как ореховую шелуху.

Компьютер Рейчел!

Эта чертовка наверняка решила сунуть нос в компьютер Рейчел, не дожидаясь его возвращения. А ведь он говорил ей, чтобы она обязательно дождалась! Но когда она кого слушалась?!

Беспокойство за Тори оттеснило все новости, которые он узнал за ужином, куда-то далеко-далеко. Что, если Рейчел застала ее за своим компьютером? Тут могло случиться все, что угодно. И подумать жутко, на что может быть способна эта стерва.

Дорога в «Хоукс лэндинг» была так же темна и безлюдна, как и когда он ехал по ней в первый раз – в день смерти своего отца. Броуди гнал, как только мог, с визгом колес проскакивая многочисленные повороты. К счастью, дорогая спортивная машина вела себя безукоризненно.

Подъехав к дому, Броуди заметил у входа «Бентли» семейства Бардзини. Не желая с ними встречаться и вести пустые светские разговоры, он повернул назад – к развилке, на которой стоял указатель к винным погребам Хоука.

– Вон ее машина, – сообщил он Пини, когда фары «Порше» высветили в кустах на обочине знакомый автомобиль.

Броуди припарковал свою машину рядом.

– Пошли, – сказал он Пини, – посмотрим, куда она делась.

Они направились по темной дорожке к пещерам. Броуди набрал уже знакомый ему код, открыл дверь, и они с Пини бросились вперед по тускло освещенному коридору.

Неподалеку от двери в кабинет Рейчел на полу валялся карманный фонарик. Почему кто-то решил воспользоваться им вместо того, чтобы включить свет? Могла Тори уронить его?.. Брауди положил фонарик в карман и вошел в кабинет. Включив свет, он стал привычно прислушиваться к тишине, пытаясь уловить малейшие посторонние звуки. Единственным звуком было капанье воды, сочащейся из скалы, в которой были прорублены эти пещеры.

Внезапно Пини прыгнул на кресло около компьютера и, поскуливая, стал яростно рубить воздух своим мощным хвостом.

– Тори была здесь? – спросил Броуди.

Пини продолжал обнюхивать кресло, не забывая работать хвостом. Броуди решил, что она ушла в дом, но было слишком поздно, и он слишком устал, чтобы общаться с Бардзини. Пожалуй, лучше всего позвонить и попросить ее спуститься к машине.

Он набрал «девять» для выхода в город, но трубка молчала. Причем не работали именно телефоны – с электричеством все было в порядке.

Мгновение Броуди колебался. Возможно, все это имеет самое простое объяснение, но он чувствовал, что что-то не так. Тори должна быть где-то здесь. Он выключил свет.

– Пойдем, Пини. Быстрей!

По дороге Броуди заглянул в кабинет Альдо, не зная толком, что собирается там увидеть. Комната была пуста и безжизненна – безмолвное напоминание о человеке, который провел здесь большую часть своей жизни.

– Ты оставил свой след в жизни, Альдо, – пробормотал он. – И это совсем не винодельня Хоука, это – два отличных парня: Алекс и Эллиот.

Не будучи сентиментальным, да и насмотревшись за свою солдатскую жизнь на вещи и пострашнее, Броуди был удивлен, что у него встал комок в горле. Он направился дальше по служебному коридору, но тут услышал сзади рычание Пини. Тот явно звал его в противоположную сторону – к погребам.

– Нам не туда, парень. Пошли.

Пини сделал охотничью стойку – уши встали торчком, как будто он уловил крайне слабый звук и сам не был уверен.

– Ищи Тори!

Услышав любимое имя, пес бросился в темноту. Броуди собрался было позвать его, но передумал. Черт, у пса ведь великолепный нюх, он легко найдет хозяйку по знакомому запаху. Вот только в отличие от него самого пес явно не чувствовал опасности; недаром Тори говорила, что как боец и охранник Пини ничего не стоит.

Броуди чуть слышно свистнул:

– Ко мне, Пини!

Пес появился из темноты тоннеля. Он встал, ожидая Броуди.

Броуди подошел к псу и взял его за ошейник. «Беги тихо» – лозунг «тюленей». Если в конце тоннеля что-то происходит, он не намерен никого предупреждать об их приближении.

Не отпуская пса, Броуди вынул из кармана и включил фонарик Тори. При этом он так спрятал его в ладони, что со стороны было трудно разглядеть, где источник света. Он понятия не имел, куда его ведет Пини, поэтому постарался вспомнить карту тоннелей, которую Эллиот ему показывал в прошлый приход сюда.

Пини вел его все дальше и дальше по этим византийским лабиринтам из тоннелей и подвалов. Броуди чувствовал только, что они находятся рядом с винными погребами: терпкий аромат вина и древесины нельзя было ни с чем спутать.

– Стоять! – приказал он Пини.

Броуди присел, держа собаку за ошейник: ему показалось, что он услышал какие-то звуки. Работают машины? Нет, в этой части пещер располагались только погреба, где игристые вина вылеживались годами, приобретая свой неповторимый букет и заоблачную цену. Звук исходил от чего-то другого. За годы, проведенные на смертельно опасных заданиях, Броуди научился определять источник звука с довольно большого расстояния.

Не отпуская ошейник собаки, он медленно продвигался вперед, вспоминая, что где-то рядом должен быть поворот тоннеля. Приблизившись к углу, он выключил фонарик, сунул его в задний карман брюк и напряженно прислушался.

Так и есть! Где-то впереди раздавались приглушенные голоса.

Что могут люди делать среди ночи в этих подвалах? «Наверное, на этот вопрос есть разумный ответ, – подумал Броуди. – Но дьявол меня раздери, если я его знаю!»

Броуди наклонился вперед, продолжая держать пса за ошейник. Пини дрожал всем телом, вероятно, учуяв запах любимой хозяйки, но, к счастью, голоса не подавал и даже не скулил.

Заглянув за угол, Броуди увидел в тусклом свете специальных ламп штабеля пыльных винных бутылок и…

Тори, бледная как смерть, прижималась спиной к стене из бутылок. Перед ней с пистолетом в руках стояла Джина Бардзини.

79
{"b":"25392","o":1}