ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы встречались с Брентом Фаренхолтом?

– А что? – Ответ прозвучал настороженно.

– Так, навожу справки о знакомых Ройс.

– Я отказалась, и он довольствовался Ройс.

Любопытно! Выходит, Брент испытывал судьбу со всеми тремя подругами по. очереди, но остановился на Ройс. Могла ли одна из подруг так приревновать, чтобы подставить Ройс?

– Какого вы мнения о Бренте?

– Мне он не нравится. Слишком… гладкий.

Пол не был знаком с Брентом, но знал его внешне и по рассказам. Считаясь большим городом, Сан-Франциско насчитывает меньше миллиона жителей. В юридических кругах все друг друга знают. Брент пользовался популярностью, тогда как известному своей откровенностью Митчу было нелегко заводить друзей. Зато он добился уважения своими способностями и тем, что основал сильную фирму. Брент, напротив, слыл легковесным субъектом, обязанным продвижением исключительно отцовскому влиянию.

– Почему вы в разводе? – выпалил Пол.

– Вас это не касается.

Видимо, рана еще не успела зажить. Пол решил, что настороженность Вал объясняется именно этим. Ему не хотелось, чтобы ее сочли повинной в невзгодах Ройс.

– Скажите, Вал, вы имеете представление, как работает защитник? Митчу придется убеждать присяжных в наличии серьезных сомнений в виновности Ройс. С этой целью он бросает тень подозрения на всех вокруг. Ему может понадобиться вызвать свидетелей, которые поддержат его версию. Очень вероятно, что среди них окажетесь вы.

– Мой развод не имеет к этому ни малейшего отношения.

– Обвинение может поддеть вас с этой стороны. Поэтому я должен все тщательно проанализировать. Когда ваш муж потребовал развода, вы отказались от большой суммы отступного. Почему?

Она положила ему еще лазаньи, обдумывая, стоит ли отвечать.

– Муж ушел от меня к… другому человеку.

Они несколько лет встречались тайком от меня. Я была разгневана и специально не взяла денег, чтобы он мучился чувством вины.

– И ради этого вы отказались от того, что принадлежит вам по праву?

– Пускай подавится своими деньгами! Мне не нужны ни они, ни он.

Наслаждаясь лазаньей, Пол размышлял о том, какие переживания терзают ее. Он решил сменить тему.

Чем вы занимаетесь в «Глобал Ресерч»?

– «Глобал» – громко сказано. На самом деле я шпионю по заданию сети закусочных «Томейн Томми». Рыскаю по франшизным заведениям и смотрю, висит ли туалетная бумага в сортирах, не мыльная ли картошка, улыбчив ли персонал и так дал ее.

Полу был хорошо знаком этот вид деятельности. Все крупные сети содержали штат людей, проверяющих их франшизные заведения. При обнаружении погрешностей шпион временно превращался в завсегдатая, стремясь определить, насколько серьезно обстоит дело. Для этого требовались увертливые, умеющие изменять свою внешность личности.

– Я много лет проработал в уголовном розыске и научился доверять инстинктам неглупых людей. Я сэкономил немало времени, начиная с предложенных ими ниточек. Скажите, кто, по-вашему, мог подложить сережки?

– Уорд Фаренхолт. Он выбрал в жены своему сыночку Кэролайн. Ройс – при том, что я люблю ее, как сестру, – не такая великосветская дама, как Кэролайн. От нее исходила угроза. Она бы подбивала Брента сопротивляться требованиям отца.

– Отлично, отлично, – повторял Митч, слушая в тесной телефонной будке отчет Пола о допросе Валерии Томпсон. – Драгоценности в сумочку мог подсунуть буквально кто угодно.

– Преступление продиктовано ситуацией, – ответил Пол. – Кто мог знать, что Ройс оставит сумочку на столе,? Зато наводка с наркотиками потребовала денег и подробного плана. Вряд ли у подруг Ройс хватило бы на это средств.

– Все равно нельзя сбрасывать со счетов и эту версию. Опроси как можно больше народу и держи меня в курсе дела.

Покончив с Полом, Митч узнал номер телефона Гаса Вулфа. Дело было глубокой ночью, поэтому полицейский снял трубку далеко не сразу.

– Говорит Митч Дюран. За вами должок, помните?

– Помню… – Голос Вулфа звучал растерянно.

– В доме Ройс Уинстон произведен обыск согласно ордеру. Имя осведомителя в аффидавите не сообщается. Мне нужно имя.

– Черт, вы же знаете, что я не работаю в бригаде по борьбе с наркотиками.

– Зато много лет проработали в полиции. Наверняка у вас найдется в бригаде приятель, который назовет вам интересующее меня имя.

Митч повесил трубку, не дав Гасу возможности препираться, и прошел в офис тюремного здания.

Джуэл Браун оторвала взгляд от журнала регистрации. Появление Митча Дюрана нисколько ее не удивило. Он часто заглядывал сюда, угощал дежурных сигаретами и сладостями.

Остальные адвокаты подмазывали ребят у дверей, чтобы побыстрее попадать в комнаты для свиданий, минуя металлоискатели, но Митч был умнее коллег: он не забывал и всех остальных.

Митч присел на край стола, рядом с ее компьютером.

– Тут у меня два билетика на матч «Джайнтс». Сам я не смогу пойти, вот и подумал, что кому-нибудь пригодится.

– Спасибо. – Джуэл равнодушно смахнула билеты в ящик, словно на нее не свалились с неба самые лакомые места на трибунах. Сама она терпеть не могла бейсбол, зато ее сын и кто-нибудь из его дружков будут на седьмом небе. В благодарность за билеты сын, чего доброго, поможет ей со стиркой!

– Мне нужно кое-что выяснить, – сообщил Митч, Он нравился Джуэл больше остальных адвокатов, которые, прежде чем перейти к делу, были способны любого усыпить своей болтовней. – Что ты знаешь о заключенной по имени Мейзи? Не помню ее фамилию, но…

– Кто же не знает Мейзи Гросс! Активная лесбиянка, уже раз двадцать сидела у нас за кокаин. На залог у нее вечно не хватает денег, вот мы и возимся с ней до суда.

Митч насупился. Раз Мейзи – ветеран безжалостных тюремных джунглей, Ройс ее не одолеть.

– Сделай мне одолжение!

– Выкладывай. – Джуэл была рада оказать ему услугу. Ведь Митч никогда ни о чем ее не просил. Не то чтобы она чувствовала себя виновной в слишком частом получении подношений – все знают, что денег у адвокатов куры не клюют.

– Не хочу, чтобы Ройс Уинстон помещали в одну камеру с Мейзи.

– Какой разговор! Когда ее приведут, компьютер подыщет ей местечко в секторе В. Там есть окна.

– Отлично! – Митч облегченно улыбнулся. – Если на то пошло, то еще один вопрос: что ты знаешь об Элен Сайке?

Джуэл помахала ключами.

– Вышла вчера утром. – Она видела, что Митчу этого недостаточно. – Она хубба. – Так называлась низшая категория проституток, готовых спать с кем угодно и где угодно, причем не за деньги, а за кокаин.

Этого следовало ожидать!

– Значит, она стучит.

Джуэл откинулась на спинку стула всеми своими тремя сотнями фунтов; несчастный стул едва удерживался на задних ножках.

– А то как же! Наплетет все, что ей велят в прокуратуре. Двое свидетелей видели, как она дрочила мужику прямо под фонарем, но обвинение сняли. Любому дураку понятно, что здесь дело нечисто. Заложила какую-то лопоухую – и гуляет себе. До следующего раза.

– Как легавые умудрились так оперативно подсунуть ей стукачку? – пытал Митч Пола на следующее утро. – Тут возможен только один ответ: их хорошо подкупили.

Митч смотрел в зеркальное окно своего офиса на семнадцатом этаже на гладь залива. Мост Золотые Ворота был скрыт облаками, только кончики его колоссальных опор торчали из оловянных туч, набухших дождем.

– Не иначе, кто-то звонил в окружную прокуратуру из отеля «Сен-Франсис», – предположил Пол.

У Митча, уже год не работавшего в прокуратуре, сохранились хорошие отношения с одной из ее служащих, которой он помогал со страховкой.; Он моментально набрал ее номер и объяснил, что ему требуется. Она согласилась разузнать поподробнее и перезвонить.

Митч не сомневался, что источником информации станет секретарская служба прокуратуры. Юристы прокуратуры, заботясь о своей безопасности, поручали этой службе принимать все звонки и передавать распоряжения. Знакомая перезвонила Митчу уже через несколько минут. Митч включил громкую связь.

23
{"b":"25393","o":1}