ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

25

Пол нырнул под черно-желтую ленту, которой было опутано место преступления – дом Кэролайн Рэмбо, – и крикнул:

– Эй, Уилсон, ты здесь?

– В гостиной. Входи.

Рассказав Митчу об аресте Ройс, Пол вернулся в аэропорт, откуда тут же улетел обратно в Сан-Франциско. Никогда еще он не видел Митча таким понурым, как в тот момент, когда поведал ему о случившемся.

Именно поэтому Пол предпочел пересечь полстраны и лично с ним встретиться. Не надо было обладать сверхпроницательностью, чтобы догадаться, что Митч без ума от Ройс. Пол знал, что услышит от Митча: брось все силы на расследование этого дела.

Пол не предвидел подобного развития событий. Дело было не в утрате профессиональной смекалки: кто мог ожидать убийства Кэролайн Рэмбо? Кто знал, что полиция найдет на месте преступления отпечатки пальцев Ройс и другие доказательства ее присутствия?

Пол знал, что даже самый хитроумный преступник в чем-то обязательно ошибается. Он решил не сдаваться и поймать его на ошибке. Безукоризненных преступлений не бывает!

В мраморном вестибюле, где буквально пахло деньгами – старыми, в большом количестве, – Пол поднял упаковку спичек. Запах смерти ни с чем не спутать. Серный запах спичек несколько заглушил дух разлагающейся плоти.

Он поневоле вспоминал свое первое появление в этом доме. Тогда ничто не указывало на грозящую хозяйке опасность. Как же он ошибся!

Он вошел в гостиную, где специалисты занимались ковром, орудуя ручными мини-пылесосами, затягивающими в особые фильтры мельчайшие частицы. Впоследствии волоски и ниточки будут исследоваться с целью превращения в улики.

На белом ковре были нарисованы красным мелом очертания тела Кэролайн Рэмбо; по обеим сторонам от контура осталось по огромному пятну крови.

Какое кровопролитие!

Пол воодушевился. Он никогда не признался бы в этом даже самому себе, но убийство всегда оказывало на него вдохновляющее действие. Самое преступное из всех преступлений! Разве есть на свете что-либо более ценное, чем жизнь? Нет. А для детектива верх удовлетворения – найти убийцу. Именно этого ему не хватало на теперешней работе.

Том Уилсон был детективом из отдела расследования убийств, которому поручили вести следствие. Пол позвонил ему и назначил встречу. Том с готовностью согласился. Ему не надо было напоминать, что Пол спас его от тюрьмы.

Пол никому не сказал, что именно Том взял деньги во время облавы, а это стоило ему места. Том сполна расплатился за свой поступок: деньги нужны были ему для того, чтобы спасти сына, но мальчик все равно умер от лейкемии.

– Я тут, – позвал Том Пола.

Пол преодолел ковер, утопая в нем, как в мягкой губке. Том сидел за карточным столиком и делал записи в следственном журнале, куда заносились в хронологическом порядке все следственные действия и отчеты коронера и различных экспертов.

– Кто обнаружил тело? – спросил Пол.

– Брент и Уорд Фаренхолты. Кэролайн была приглашена к ним на ужин. Она не показалась и не отвечала на телефонные звонки. Элеонора послала к ней мужа и сына.

– Кто последним видел ее живой?

– Те же Фаренхолты. У себя в гостях.

Пол задумался. Статистика свидетельствовала, что убийство чаще всего бывает делом рук того, кто последним видел жертву или нашел тело. Однако существовали и исключения из правила. В этом деле пока что все происходило вопреки правилам.

– Что будет с состоянием, которым Кэролайн вот-вот должна была завладеть?

– Дальняя родственница в Риме сильно разбогатеет.

– В Риме? – Пол решил, что не мешает еще разок повидаться с лжеграфом из Италии. – Можно взглянуть на фотографии?

Том извлек из специального кармана своего журнала фотографии, сделанные на месте преступления. Даже мертвой Кэролайн осталась красавицей. На ней был пеньюар цвета слоновой кости. Пуля угодила ей в живот, и кровь выглядела на фотографиях почти осязаемой. Пол представил себе, как будут ахать присяжные.

– Наша версия такова… – Тому не терпелось продемонстрировать свой профессионализм. – Жертва сама впустила преступника. Следы вторжения отсутствуют.

Пол уже обратил на это внимание, но не стал говорить. Он заметил и то, что Уилсон по многолетней полицейской привычке говорит не «убийца», а «преступник». В газетах раструбили об аресте Ройс, но для полиции она оставалась невиновной, пока вина не будет доказана в суде.

Пол собирался сделать все, чтобы сохранить ее доброе имя.

– Кэролайн спокойно пила с преступником коку. – Уилсон указал на фотографию с двумя банками из-под кока-колы на круглом столике. – Они сидели вот в этих креслах и болтали.

Пол оглянулся на два удобных белых кресла и антикварный столик между ними. Именно там он сидел, когда брал у Кэролайн интервью, прикинувшись журналистом. Он внимательнее посмотрел на фотографию.

– А стаканы? Так и пили, прямо из банок?

– Да. На одной банке остались отпечатки пальцев преступника.

– Богатые дамочки, подобные Кэролайн, не подают гостям напитки в банках. Уилсон отмахнулся.

– Потом они, видать, повздорили. Кэролайн Рэмбо встала, а преступник выстрелил ей вот сюда. – Уилсон ткнул себя в брюхо, свисавшее на ремень, и так застегнутый на первую дырочку.

Пол кивнул – не потому, что полностью соглашался со сценарием Уилсона, а потому, что знал: Абигайль Карнивали, как и пресса, выстроит обвинение на версии ревности. Женщины поссорились из-за Брента Фаренхолта.

– Отпечатки Ройс Уинстон найдены где-нибудь еще, кроме банки из-под коки?

– Нет, – покачал головой Том. – Мы срезали с халата убитой перламутровые пуговицы и теперь колдуем над ними.

Пол сомневался, что их ждет успех. Убийца был слишком осмотрителен, чтобы допустить столь очевидный промах.

– Погоди, это цветочки, ягодки впереди. – Уилсон подмигнул. Пол вздрогнул. Он успел отвыкнуть от юмора висельников, помогавшего полицейским сохранять душевное равновесие, несмотря на ежедневные столкновения с подноготной жизни.

– Выстрел не был смертельным. Преступник сидел вот в этом кресле, попивал коку и ждал, пока Кэролайн испустит дух.

– Господи! – Пол присвистнул. – Псих какой-то.

– То ли еще будет. – Уилсон достал следующую фотографию. – Преступник перенес телефон поближе к Кэролайн. Видишь, он на полу, около ее головы.

Пол увидел, что место телефона было на столике; чтобы поместить его у головы Кэролайн, пришлось сильно натянуть шнур.

– Преступник хотел причинить ей побольше страданий. Пусть, мол, знает, что помрет. – Уилсон с отвращением поджал губы. – Телефон стоял совсем рядом, стоило ей набрать 9-1-1, и ее бы спасли.

Пол отвернулся от фотографии. Почему-то он представил себе Вал, распростертую на полу, отданную на растерзание психопату. Он постарался взять себя в руки.

– Сколько времени она прожила?

– По заключению коронера, около трех часов.

– Что же это за человек, если способен на такое? – Пол задал этот вопрос скорее самому себе. Авторы серийных убийств – обольстители, массовые убийцы – обычно мрачные антиобщественные личности. А кто совершил это убийство? Что за человека прикажете искать?

– Невероятно! – Пол выругался и еще раз просмотрел фотографии, – Что это за кровоподтек у Кэролайн на запястье?

Рядом с каждым объектом съемки клали линейку, чтобы был виден масштаб. Кровоподтек был крупный, с необычными, неровными краями. Судя по ярко-фиолетовой окраске, получая это повреждение, несчастная еще была жива.

– Следов борьбы нет. Кровоподтек не имеет отношения к преступлению.

Пол подошел к одному из криминалистов и попросил увеличительное стекло. Изучение кровоподтека заняло немало времени: Пол любовался на него под разными углами.

– Вернись-ка к кровоподтеку, Уилсон. Уверен, ты выяснишь, что Кэролайн пыталась обмануть убийцу. Она притворилась мертвой, а потом схватила телефон. Преступник наступил ей на руку. Держу пари, он не снимал ногу, пока она не испустила дух.

73
{"b":"25393","o":1}