ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пол поднялся в лифте на пятый этаж кондоминиума, где снимал апартаменты Джиан Вискотти. Отсюда было недалеко до дома Кэролайн. Подобно дому убитой, здесь все свидетельствовало о тонком вкусе, наследственном преуспевании, принадлежности к высшему обществу, не терпящему чужаков.

Прежде чем постучаться, Пол посмотрел на часы. Он дошел сюда от дома Кэролайн за семь минут, причем шествовал не торопясь. Поздно ночью Джиан мог бы преодолеть это расстояние, оставшись незамеченным.

Дверь открыл высокий господин еще более привлекательной внешности, чем можно было судить по фотографиям. Он был темноглазым брюнетом, вполне похожим на итальянца, тем более учитывая, что происходил он из Далхарта, штат Техас.

– Что вам угодно? – спросил Джиан с едва заметным итальянским акцентом.

Пол показал удостоверение частного детектива, но захлопнул книжечку, прежде чем Джиан успел как следует ее рассмотреть. Таким образом ему часто удавалось сойти за полицейского.

– Мне нужно задать вам пару вопросов насчет Кэролайн Рэмбо.

– Я уже дал показания, – сказал Джиан, однако посторонился, пропуская Пола. Тот сразу обратил внимание на богатую обстановку, семейные фотографии в серебряных рамочках, хрустальную пепельницу с горой выкуренных до середины сигарет.

– Мне просто надо кое-что уточнить.

Пол извлек блокнот, всегда бывший у него наготове именно для подобных случаев. От детектива ждут, что он будет делать записи, – так людям спокойнее.

– Вы и покойная недавно прекратили отношения, не так ли?

– Так. – Джиан жестом пригласил Пола присесть.

Пол сел. Где Джиан купил такие белые мокасины из кожи ящерицы? На таких мало кто остановил бы выбор. Этой обувью не исчерпывался его европейский облик: на нем был голубой пиджак с ярко-красным платочком в нагрудном кармане и белые штаны с острейшими складками.

Джиан вытащил из кармана золотой портсигар и закурил. Выпустив дым в противоположную от Пола сторону, он добавил:

– Мы с Кэролайн решили встречаться с другими людьми.

– Кому принадлежало это предложение?

– Ей, – нехотя признался Джиан.

– Когда это случилось?

– Днем в пятницу.

Пол написал несколько слов в блокноте: на самом деле это было напоминание самому себе купить цветы для Вал, чтобы немного ее взбодрить.

– С тех пор вы не виделись?

– Нет. – Джиан затушил выкуренную наполовину сигарету и оставил ее в хрустальной пепельнице.

Пол решил, что перед ним сидит умный мошенник. Он не переусердствовал с итальянским акцентом, был красив до смазливости, но сохранял признаки мужественности. Именно такому больше всего светило заарканить богатую наследницу. Только почему он так нервничает и курит одну сигарету за другой?

– Не потому ли Кэролайн порвала с вами, что узнала ваше настоящее имя – Билли Джо Уильяме, у которого нет даже своего ночного горшка?

За сим последовало длительное, полное изумления молчание. В распоряжении полиции этих сведений пока что не было, поэтому тот, кто первым допрашивал Джиана, не мог огорошить его ими.

– Нет, – тихо ответил Джиан тоном побежденного. – Я уговаривал Кэролайн выйти за меня замуж, а она отвечала отказом, как любому до меня, проявлявшему к ней интерес.

Пол знал, что собеседник владеет куда большей информацией, и хотел завладеть ею раньше, чем она попадет к полиции. Теперь это стало для него делом чести: он решил первым изобличить преступника. В конце концов он возился с этим делом задолго до убийства Кэролайн.

– Послушайте, мне нет дела до того, кто вы в действительности. Если Кэролайн убили не вы, то оставайтесь, кем хотите. Но мне нужно знать точно, в каких отношениях вы с ней состояли.

Джиан еще помедлил; он закурил очередную сигарету и выпустил струю дыма в потолок.

– Мы с ней много месяцев подряд встречались по два-три раза в неделю, но Кэролайн всегда оставалась холодной, замкнутой. Обычно женщины реагируют на меня по-другому, поэтому я был заинтригован. Но потом я перестал ей звонить. Какой прок заниматься женщиной, если она отказывается лечь с тобой в постель?

Пол догадывался, каким шоком было упорство Кэролайн для этого лжеитальянского жеребца. Много ли женщин устояли перед соблазном его ласк?

– Потом она сама позвонила мне и пригласила на аукцион. Сказала, что соскучилась по мне. До кражи мы невинно забавлялись. Потом у всех испортилось настроение, и Кэролайн настояла, чтобы я отвез ее домой.

– Это вы сунули сережки в сумочку Ройс Уинстон?

– Конечно, нет! Чего ради?

– Я подумал, что вас мог попросить об этом кто-то из Фаренхолтов.

Джиан покачал головой.

– Нет. Хотя они мне понравились. Они были очень внимательны ко мне. Уорд даже звонил мне после того как мы с Кэролайн расстались, и говорил, как ему жаль, что все так вышло.

Пол смотрел на тлеющий кончик сигареты, на любовно обработанные, поблескивающие после маникюра ногти Джиана. Мог ли он так возненавидеть Кэролайн, чтобы обречь ее на медленную, мучительную смерть?

– После того как вы опять встретились, секс уже не был для вас проблемой?

Джиан раздраженно приподнял плечи.

– Мы переспали всего несколько раз.

– Вас это не обескуражило?

– Когда у дамы водятся денежки, меня ничто не может обескуражить. Я думал, что она фригидна. Только когда мне дали отставку, я узнал правду. Оказалось, что она влюблена в другого.

– В кого?

– Она ничего мне не сказала, но я все равно узнал. – Джиан встал, сжал кулаки, потом спохватился и сунул их в карманы брюк. – Я был болваном! Она всегда была без ума от Брента Фаренхолта, вечно сшивалась вокруг этой семейки, чтобы быть к нему поближе.

Через два часа стукнет ровно двое суток. Все это время Ройс не сомкнула глаз: ее взгляд был прикован к стрелкам часов. Еще два часа – и либо ей предъявят обвинение, либо отпустят. Какими уликами они могут располагать? У нее не было на это ответа, как не было объяснения, почему Митч даже не позвонил. Уж не отказался ли он от нее?

Когда-то она доверяла подругам, дяде. Доверяла Митчу. Теперь она осталась одна, как перст. За прошедшие месяцы она превратилась в испуганную тень человека, именовавшегося прежде Ройс Энн Уинстон, но ныне, охваченная яростью, возродилась, обретя совершенно новые черты. Она сомневалась, нравится ли ей самой то, какой она стала. Безжалостно засунуть женщину головой в унитаз! Однако она чувствовала, что вновь обретенные силы пригодятся в ее незавидном положении.

– Пошли, Уинстон! – позвала надзирательница.

Вот он, судный час! Следуя за надзирательницей, она гадала, будет ли рядом с ней адвокат в момент предъявления обвинения. Куда подевался Митч? Впрочем, какая разница? Она выстоит и в одиночку.

Однако ее провели мимо лифта, в котором подозреваемых поднимали к фургону, доставлявшему их в суд. Она оказалась в регистрационной комнате. Не веря своим глазам, она смотрела на поданную ей проволочную корзину с ее одеждой. Значит, до обвинений дело не дошло! Клерк сунул ей квитанцию, и она, опершись на исцарапанную деревянную стойку, расписалась за свои вещи. В раздевалке она с отвращением швырнула в угол тюремный комбинезон. Она готова была молотить кулаками в стену от восторга!

Ее вынуждены отпустить за отсутствием достаточных улик. Впрочем, ничто не мешает полиции вскоре арестовать ее повторно.

– Следователи по делу Рэмбо хотят с вами поговорить, – услышала Ройс от надзирательницы, как только вышла из раздевалки.

– Без адвоката? Ни за что! Пусть катятся к черту.

Надзирательница безразлично пожала плечами и куда-то повела ее незнакомым путем. Целью оказалась дверь с надписью «Не входить».

– Они ждут вас здесь.

Ройс решительно распахнула дверь.

– У вас нет права задерживать меня и дальше!

Митч! Она едва не вскрикнула от радостного удивления. Значит, он по-прежнему с ней. Как она могла заподозрить его в дезертирстве? Чутье всегда подсказывало ей, что на него можно положиться.

74
{"b":"25393","o":1}