ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Очевидно, Ройс пыталась спасти его судейскую карьеру, хотя сейчас она его нисколько не занимала. Более того, любовь заставила ее бросить вызов пожирателям падали современного общества, заявить во всеуслышание, что они заняты торговлей сплетнями, не имеющими никакого отношения к подлинной журналистике. Здесь она, конечно, попала в точку.

Откуда у нее такая отвага? Ему довелось повидать немало закоренелых преступников, которые с приближением суда слабели на глазах, попадали во все большую зависимость от адвоката. С Ройс все получилось наоборот: сейчас она была гораздо сильнее, чем в самом начале.

Митч распахнул дверь в кабинет Пола и пропустил Ройс вперед. Увидев рядом с Полом Валерию Томпсон, он остановился как вкопанный. Что ей здесь понадобилось, раз Пол занимается делом Ройс? Прежде чем он успел высказать недовольство, Пол сказал:

– У Вал железное алиби на ночь, когда убили Кэролайн. – Пол любовно посмотрел на Вал. – Она была в моей постели – как всегда.

Ройс не сразу взяла в толк услышанное, но потом подбежала к Вал и крепко обняла ее.

– Значит, Пол – тот самый человек, которого ты от всех прятала? Великолепно!

– Мы решили пожениться, – сказала Вал. Глаза ее горели любовью.

Митч покачал головой. Подумать только: его лучший друг собирается жениться, а он понятия не имеет, что тот влюблен! А ведь у Митча были основания для подозрений. Иначе зачем Полу было принимать Вал на работу?

– Чудо! – вздохнула Ройс. – Свадьба!..

– Мы с Ройс тоже женимся, – непроизвольно вырвалось у Митча.

Ройс повернулась к нему, продолжая обнимать Вал.

– Ты ждешь ребенка?

Все рассмеялись. Это был целительный смех, свидетельствующий о том, что кризис миновал. Когда все отсмеялись, Ройс снова очутилась в объятиях Митча, а Вал пристроилась рядышком с Полом.

– Значит, так, – произнес Митч. – Я тороплюсь отвезти Ройс домой. Она засыпает на ходу. Есть новости по делу?

– В полиции царит паника, – с законным удовлетворением ответил Пол. – Коронер признал, что кровоподтек на руке Кэролайн действительно вызван сильным нажимом – возможно, подошвой ботинка.

На объяснение Ройс подробностей ушло несколько минут. Она на мгновение закрыла глаза.

– Бедняжка, она знала, что умрет. Какой кошмар!

– Мы имеем дело с психопатом, – продолжал Пол. – Полагаю, убийство Линды Аллен – его же рук дело. Я посоветовал баллистической лаборатории сравнить пули, убившие Кэролайн и осведомительницу. Через день-другой ответ будет готов.

Митч почесал в затылке.

– Что же нам делать, пока убийца не найден? Следующей мишенью может стать Ройс.

– Верно, – согласился Пол, – но если бы он – или она – собирался ее убить, это бы уже произошло. По-моему, Ройс нужна была просто как фигура для выгораживания истинного виновного. Но ты защитил ее, Митч, спрятав и не спуская с нее глаз.

– Теперь-то она будет на виду. Отныне всему миру известно, что мы живем вместе.

– Вот поэтому, – подхватил Пол, – я и нанял службу охраны для присмотра за твоим жилищем. – Это по меньшей мере отвадит от вас Ингеблатта и прочих репортеров. На время, пока ты будешь отсутствовать, я договорился, что с Ройс побудет Герт. Ей ни на минуту нельзя оставаться одной, пока убийца не будет схвачен.

– Правильно, – одобрил Митч. – Например, мне уже завтра надо в суд. Я не смогу быть с ней весь день.

– Помните, – Пол оглядел всех троих, – не смейте обсуждать дело из автомобилей и по мобильным телефонам. Пользуйтесь обыкновенными телефонными линиями – на них прослушивание затруднено. Зачем нам держать преступника в курсе наших действий? Он вряд ли раздобудет, электронное подслушивающее устройство. Они недоступны.

– Кстати, о телефонах! – Митч хлопнул себя по лбу. – Не поможет ли сузить список подозреваемых перечень лиц, располагающих номером мобильного телефона Ройс?

Пол в сомнении покачал головой.

– Мы с Вал прошлись по перечню.

– Уолли, Вал и Талиа названивали Ройс каждый вечер.

– Не забывай о Бренте, – напомнила Вал.

– Но они давали ее номер другим людям, и разнесся слух, что она живет одна в надежном месте.

– Верно, – сказала Ройс. – Я разговаривала кое с кем из старых друзей, с людьми, знавшими моего отца, с сотрудниками газеты. У всех у них создалось впечатление, что я живу одна и постоянно переезжаю с одного места на другое.

– Я знаю, ты рассчитывал на то, что преступник – это один из тех, кто звонил Ройс вечером перед убийством, – сказал Пол Митчу, – но эта версия не оправдалась. Слишком многие люди могли считать, что она в тот вечер была одна.

– Как насчет звонка в два тридцать с минутами? – напомнила Ройс. Пол пожал плечами.

– Пока что мы не можем напрямую связать его с преступлением. Вдруг кто-то ошибся номером или просто проказничал? Мы в неведении.

– Значит, мы возвращаемся к тому, с чего начинали, – подытожила Вал. – Из-за чего убита Кэролайн? Деньги?

– Нет, – убежденно сказал Пол. – Это преступление по страсти. Кто-то сильно ненавидел Кэролайн Рэмбо и хотел причинить ей страдания. Я не сбрасываю со счетов итальянского графа. Странный субъект!

– Без Дженни дом кажется каким-то безмолвным, – сказала Ройс у заднего входа. – Как ее состояние?

– Лучше. Завтра, по дороге на обещанный романтический ужин мы ее проведаем.

Они поднялись наверх, не включая свет, чтобы не привлечь тучу репортеров, роившуюся перед домом; Митч заботливо поддерживал Ройс.

– Почему Уолли так задержался на Юге? – поинтересовался Митч.

Только не это, обеспокоенно подумала Ройс. Не нужно, чтобы у Митча появились подозрения. Этот вечер символизировал начало новой жизни. Ей хотелось укрепить их отношения, а уж потом сознаться в содеянном.

– Уолли пишет серию статей о том, как южные штаты оставляют калифорнийский бизнес на бобах с помощью налоговых льгот и дешевой рабочей силы. – Она радовалась, что разговор происходит в темноте: сейчас она не смогла бы смотреть Митчу в глаза. – Ты наверняка читал статью, объясняющую, почему птица с Юга гораздо дешевле нашей.

– Читал. Ты уверена, что он там? Ты сама ему хоть раз туда звонила?

Ройс остановилась. Слова Митча и их смысл стали для нее потрясением. У него имелись подозрения, но он подозревал дядю Уолли вовсе не в раскапывании его прошлого, а ни больше ни меньше – в причастности к убийству!

– Что ты такое говоришь?

Он немного помедлил и ответил:

– Ничего, ангел, просто размышляю вслух.

– Вовсе нет! Ты считаешь, что меня подставил Уолли? Ты ошибаешься. Зачем ему убивать Кэролайн Рэмбо?

– Мотив не просматривается, – согласился Митч, ласково подталкивая ее вверх по лестнице. – Но у меня все равно остаются по его поводу кое-какие сомнения. Наверное, это просто воображение.

Ройс в очередной раз порадовалась, что они разговаривают в потемках. Митч был чрезвычайно умен и обладал развитой интуицией. Он чуял, что от Уолли исходит опасность. Лишь бы он ничего не пронюхал!

– Окажи мне услугу.

– Я на все готова, – шепотом отозвалась она.

– Когда Уолли вернется, встреть его в аэропорту. Чтобы у тебя не осталось никаких сомнений, что он прилетел из… Откуда, кстати?

Она едва нашлась, что ответить.

– В последний раз он, кажется, сказал, что звонит из Арканзаса.

Господи, как она ненавидит вранье! Может, следует сказать Митчу правду? Ведь он ее любит. Да, но как он прореагирует на то, что она бесцеремонно нарушила свое слово?

Подобно тому как у луны есть обратная сторона, в Митче оставалось что-то потаенное, неведомое. Она доверила ему свою жизнь, но не могла надеяться, что он поймет, почему она позволила Уолли рыться в его прошлом.

– Сделай мне приятное, – сказал он. – Вернись и скажи, что твой дядя действительно был на Юге.

– Обязательно, – пообещала она.

– Убийца допустил роковую для себя ошибку, – сказал Митч. – Я могу доказать, что на месте преступления были преднамеренно оставлены уличающие вещественные доказательства. В такой ситуации жюри любого состава поверит, что и остальные преступления были совершены с целью подвести тебя под монастырь. Плотоядная отлично это знает и скорее откажется от обвинений, чем пойдет на риск: признание тебя неви^ новной станет минусом в ее прокурорской деятельности.

77
{"b":"25393","o":1}