ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Боюсь, что должен настоять на своем приглашении, детка, — Стивен улыбнулся лучезарнейшей из улыбок. — Я уже сказал Одри, что приду с вами. Вам отведено место за столом. — Стивен отвернулся, вновь наполняя стакан. — А кроме того, это удобный случай познакомить вас с влиятельными финансистами. Бегите, детка, примите ванну и отдохните.

Эйлис устало поплелась к себе. Вернувшись в холл, она подхватила на плечо свою сумку и потащила на второй этаж свой тяжелый чемодан, досадуя, что у Стивена нет живущей в доме прислуги. Волоча вещи, она размышляла над тем, как ловко ее в который раз обставил Стивен. Она чувствовала себя не вправе отказать ему. Он помог ей выпутаться из трудного финансового положения, купив ее сценарий. Он предложил ей процент с доходов от будущего фильма, обещал свести ее с английскими театральными меценатами и заодно предложил и остановиться у него. Все равно он будет на съемках.

Эйлис была благодарна Стивену за все, что тот для нее сделал, но радости от общения с ним не испытывала.

Поднявшись, она поставила вещи и зажгла свет в первой из комнат. Эйлис обомлела, у нее буквально отвисла челюсть — прямо какой-то итальянский бордель. Стены все в зеркалах, зеркальный потолок, а на возвышении гордо высилась кровать круглой формы под белым шелковым покрывалом, с черным лакированным резным изголовьем.

— Передумали, детка? — раздался за спиной голос Стивена.

— Нет. Вы же сами предложили мне второй этаж.

— Конечно. — В голосе его прозвучали иронические нотки. — Мы в Англии вторым этажом именуем третий.

— Я забыла.

Эйлис стала медленно подниматься по лестнице с тяжелым чемоданом.

Осложнения между ней и Стивеном начались, едва они покинули Мексику. Там он мирился с тем, что, продав ему сценарий, она будет заниматься своей пьесой. Но потом он стал настойчиво требовать, чтобы она ассистировала ему на съемках.

— Я надену смокинг, — крикнул ей вслед Стивен, — и разбужу вас в пять. Вам хватит времени одеться?

— Вполне. — И как бы между прочим, хотя эта легкость далась ей нелегко, поинтересовалась: — А телефон наверху есть?

— Нет, детка. Только внизу, в библиотеке и в холле.

Взобравшись на второй этаж и войдя в свою комнату, Эйлис замерла от восторга: комната была двойной, с высоким потолком и нетронутой викторианской обстановкой. В углу располагался настоящий камин, на резной полке которого выстроилась целая коллекция хрустальных подсвечников и фарфоровых статуэток. Перед камином в медном ведерке стояли дубовые поленья, а каминную полку украшало зеркало в позолоченной раме.

Кровать XVIII века, балдахин, качалка — и море бледно-розового набивного ситца.

«Вот наконец я и в Англии!» — мысленно воскликнула Эйлис. Плюхнувшись на кровать, она закрыла глаза.

Когда Стивен предупредил, что будет в смокинге, Эйлис не придала этому значения, но на приеме пожалела о своей ошибке. Она и не догадывалась, как скрупулезны британцы по части одежды. В коротком платье была она одна.

Но делать нечего, решила она, тем более что длинного платья у нее с собой все равно не было. Потягивая шампанское и борясь со смущением, она любовалась бальным залом. Темные деревянные панели высокого потолка плавно переходили в светло-кремовую обшивку стен. Одна стена, выходящая на веранду, вообще была стеклянная. Темно-синие бархатные, с шелковой подкладкой шторы были перехвачены толстыми золотыми шнурами. Три прекрасные уотерфордские люстры искрились мягким, чуть приглушенным светом.

Стивен подводил Эйлис то к одной, то к другой группе, представляя ее, как и в Марбелле, в качестве американской актрисы. Эйлис злилась и то и дело уточняла, что она писательница. Когда выяснилось, что некоторые знают ее фамилию и читали ее книгу, Эйлис немного успокоилась.

Стоя со Стивеном в группе гостей, которым он расписывал свой будущий фильм, Эйлис вдруг услышала в отдалении до боли знакомый голос, заставивший ее оцепенеть.

Эйлис уставилась в свой бокал с шампанским, в котором поднимались пузырьки. Да, сомнений быть не могло: тот самый баритон, который так часто звучал в ее снах.

Эйлис подошла поближе к какому-то высокому представительному мужчине справа и, осторожно выглянув из-за его массивной фигуры, увидела Марка.

Смокинг чрезвычайно шел ему, обтягивая широкие плечи. Ослепительно белую манишку с защипами венчала безукоризненная бабочка, придавая ему изысканность, которой в Мексике она за ним не замечала. Он казался веселым, довольным, серые глаза были устремлены на того, с кем он оживленно беседовал. Собеседника его Эйлис разглядеть не могла. Почему она не выбрала времени позвонить ему днем? Теперь, увидев ее со Стивеном, он неверно истолкует их отношения. Но ей ничего не остается, как подойти, поздороваться и дождаться случая, оставшись с ним наедине, все ему объяснить.

Какой-то гость случайно задел ее локтем. Эйлис торопливо подхватила платье, чтобы не испортить его выплеснувшимся шампанским.

— Ради бога, простите мне мою неуклюжесть! — воскликнул долговязый мужчина. Он был рыж, лысоват, а светло-карие глаза его светились живостью и умом. Выхватив из кармана платок, он вытер ей руку.

— Я Чонси Беддингтон. С кем имею честь?

— Эйлис Маккензи.

— Не может быть! Ты самая Эйлис Маккензи?!

Эйлис заметила, как моментально исчезло выражение скуки на этом аристократическом лице. Она подтвердила его догадку, и он принялся заботливо обтирать уже совсем сухую руку, загораживая от нее Марка. При этом он без умолку расхваливал ее книгу, говоря, что перечитал ее три раза, причем с неослабевающим восторгом. Казалось, он готов весь вечер посвятить комплиментам в ее адрес. Ну как отмахнуться от человека, подарившего двадцать три экземпляра ее книги в твердом переплете своим друзьям? Притворяясь, что внимательно слушает его, Эйлис передвинулась так, чтобы видеть Марка. Теперь он стоял поодаль от других, и у Эйлис упало сердце: он держал под руку женщину потрясающей красоты — высокую, гибкую, с худощавой, почти мальчишеской фигурой топ-модели высочайшего класса. Черные как смоль волосы были гладко утянуты в узел по парижской моде. Умело наложенный грим подчеркивал высокие скулы и синеву глаз. Безупречно белую, видимо, незнакомую с солнечными лучами кожу прекрасно оттенял черный атлас длинного, до пола, платья, державшегося на одном плече, оставляя другое обнаженным. Судя по всему, туалет этот создал какой-нибудь прославленный модельер и стоил он бешеных денег. Все в этой женщине дышало элегантностью.

— Эйлис, вот вы где, с его светлостью! Я вижу, вы уже познакомились, — сказал подошедший Стивен.

Она стояла онемевшая, потрясенная, в то время как Стивен, подхватив ее под руку, обсуждал с Чонси Беддингтоном общих знакомых. Неудивительно, что Марк не позвонил ей. От такой-то красавицы. Эйлис припомнилась их ночь с Марком, и щеки ее вспыхнули под слоем грима. Видно, для него эта ночь была лишь эпизодом, он не придал ей того значения, какое придала она.

— Как это вам удалось, детка, а? — спросил Стивен, когда Чонси отошел.

— Что удалось? — удивилась Эйлис.

— Да что это с вами? Вы не слышали, что сказал его светлость?

— Нет, — призналась Эйлис. Его светлость? Значит, Чонси — герцог?

— Он пошел разыскивать Одри, чтобы просить ее посадить вас рядом, чтобы за столом вы были его дамой. Понимаете, какая это честь — быть дамой герцога Рестонского? — Эйлис лишь покачала головой. Сердце ее разрывалось от боли. — Это сразу выделит вас из числа гостей. К моменту, когда начнутся танцы, вы уже станете популярны. Крепитесь. Сегодняшнему вечеру предстоит многое изменить в вашей жизни.

Слава богу, Стивен увел ее теперь в другой угол подальше от Марка. Но хотя гостей в зале было больше сотни, Эйлис понимала, что избежать встречи с Марком ей не удастся. Стивен все продолжал знакомить ее с разными людьми, и Эйлис мучительно выдавливала из себя улыбку в ответ на поток банальностей, который они извергали. С безопасного места, уверенная, что Марк ее не видит, она наблюдала за ним и его потрясающей дамой, и грудь ее сжимала ревность. Марк и это восхитительное создание были, по-видимому, коротко знакомы. Рука Марка обвивала талию женщины с интимностью, от которой по спине Эйлис поползли мурашки.

21
{"b":"25395","o":1}