ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прежде чем подойти к их группе, женщина приостановилась. Соблазнительно алые губы шептали что-то на ухо Марку, в то время как рука ее с очень белыми ногтями поправляла прядь его волос. Марк смеялся, весело блестя светло-серыми глазами, и еще ласковее прижимал ее к себе.

В груди Эйлис ныла пустота. Но она заставляла себя держаться как ни в чем не бывало и улыбаться.

— Марк! Рад тебя видеть! — с широкой улыбкой воскликнул Стивен. — И Шармейн с тобой — очаровательна, как всегда! — Стивен по-хозяйски обнял Эйлис за талию. — Ты ведь помнишь Эйлис, Марк...

— Да... конечно. — Взгляд серых глаз был холодно-нейтрален и рассеян, словно Марк с трудом припоминал, где могли они встречаться.

Эйлис кивнула и улыбнулась.

— Шармейн, это моя новая звезда Эйлис Маккензи. Эйлис, это Шармейн Кроун.

— Привет, — равнодушно отозвалась Шармейн. Четкость дикции и интонация безошибочно изобличали в ней аристократку. Об этом же говорила ее невозмутимость и спокойная самоуверенность. Несомненно, предков своих Шармейн могла проследить до седьмого колена, а то и дальше.

Взмахнув ресницами, Шармейн окинула беглым взглядом лицо Эйлис и, не найдя там ничего примечательного, принялась рассматривать ее платье. Эйлис знала, что ее простое, в стиле греческой туники белое, расшитое золотыми нитями платье — неподходящий наряд для этого вечера.

Не решаясь что-либо сказать, Эйлис ограничилась принужденной улыбкой. Ей задали какой-то вопрос, но кровь так стучала в висках, что трудно было сосредоточиться. После секундной паузы за нее ответил Стивен:

— Эйлис живет у меня. Знаете, она совершенно потрясающая актриса. В моем последнем фильме я дал ей маленькую роль.

Онемев от неожиданности и смущения, Эйлис уставилась в пол.

— Вы извините нас, — сказал Марк, устремляясь к промелькнувшему знакомому.

— Мне надо еще добавить, — проговорил Стивен и, развернув Эйлис, направился с ней к бару.

Все еще не пришедшая в себя Эйлис не могла выговорить ни слова. Что подумал Марк? Впрочем, он же вообще о ней не думает. И та ночь в Мексике ровным счетом ничего для него не значит.

— Потрясающая баба, правда? — обратился к ней Стивен, протягивая свой стакан бармену.

К Эйлис наконец вернулось самообладание, вместе с которым проснулся гнев.

— Черт возьми, Стивен, кто просил вас сообщать, что я у вас живу?

Оставив ее всплеск без внимания, Стивен продолжал:

— Этой Шармейн Кроун в скором времени предстоит стать Шармейн Кимброу.

Они помолвлены! Негодование Эйлис отступило на задний план, когда она осознала смысл сказанного Стивеном. Слабой рукой она потянулась за новым бокалом шампанского.

— Джейсон говорит, что помолвка вот-вот будет объявлена. Да и пора. Ведь они уже два года как вместе.

Два года! Господи, какой же дурой она оказалась! Сердце наполнила тупая ноющая боль. Однако она заметила искру торжества в глазах Стивена. Неужели ему известно о той ночи? Может быть, и известно: в этих киногруппах трудно что-то утаить.

— Не знаю, как Марк охмуряет женщин типа Каролины Хэмптон. Ведь он уговорил ее выйти за него и использовал ее капитал в качестве стартового. А когда разбогател, бросил ее. — Стивен покачал головой, изображая отвращение. — Теперь же он охотится не за деньгами, хотя деньги у Шармейн огромные. Ему понадобились связи ее отца. Кимброу наметил себе политическую карьеру.

Эйлис задумалась. Как все это противно, ей-богу. Отчего Стивен всегда говорит одни гадости?

— Мы все пытались предупредить, предостеречь Каролину, но она ничего не желала слушать, — продолжал Стивен. — Даже ее отец, противившийся этому мезальянсу, и тот не смог ее отговорить. Она так и не смогла разлюбить Марка. Плакала, жаловалась всем и каждому, что он подал на развод, что не берет трубку, когда она звонит. Кончилось тем, что она стала пить.

В пух и прах разлетались мечты Эйлис, вдребезги разбился возведенный ею хрустальный замок. Итак: Марк точно такой же, как Пол. Правду говорят психоаналитики: женщины нередко влюбляются в мужчин одного типа. Она презирала себя за слабость. Дважды совершить все ту же ошибку непростительно!

— Ну и как Каролина теперь?

— Она погибла.

Еще издали Линда углядела Эйлис, стоящую у бара со Стивеном Хантером. Секунду она колебалась: подойти ли? Уже которую неделю Линде хотелось предупредить Эйлис, чтобы та остерегалась Стивена, ловко ее использовавшего. Эйлис слишком чистый человек, чтобы об этом догадаться.

Окинув взглядом собравшихся, Линда оценила подбор гостей: все как всегда, обычная разношерстная компания. Линду пригласили, чтобы узнать, где она пропадала последние два года. «Пусть помучаются», — решила Линда. Она прошла через зал, не обращая внимания на восхищенные взгляды, которыми награждали ее саму и ее розовое переливающееся платье без бретелек. Линда все же решила подойти к Эйлис.

— Эйлис, откуда ты? Когда приехала?

— Сегодня днем. И ужасно рада тебя видеть!

Эйлис порывисто обняла подругу. Ей хотелось узнать, что же произошло с Каролиной, но сейчас это было некстати, и она отошла с Линдой, оставив Стивена у стойки бара.

— Что-нибудь случилось?

Несмотря на то, что нервы ее были натянуты до предела, Эйлис испытывала невероятное облегчение оттого, что рядом Линда.

— Уоррен здесь. Я хочу, чтобы вы с ним познакомились.

Уже две недели, как Линда вернулась в Лондон, но Уоррена не было в городе, и увидела она его в этот вечер впервые. Когда он вошел и она поздоровалась с ним, он был удивлен, очевидно, не ожидая ее здесь встретить. Не высказав особой радости, он холодно ответил на ее приветствие и тут же демонстративно отвернулся. Но сдаваться так просто Линда не собиралась.

— Вот он! — шепнула Линда. — Вон там, с маленькой блондинкой в красном платье.

Как раз в этот момент к Уоррену подошли Марк с Шармейн. Эйлис попыталась вернуть себе хладнокровие, вспомнив ложь Марка насчет «Виндзор эрлайнс» и то, как гнусно он поступил с женой.

— Познакомься с моей подругой, Уоррен, — сказала Линда, подходя к ним вместе с Эйлис. — Эйлис Маккензи.

Откуда ни возьмись у Эйлис прорезался голос, и ей удалось любезно сказать «привет» и мило улыбнуться, протянув руку невысокому и коренастому рыжеватому мужчине с россыпью веснушек на лице. Ответная улыбка Уоррена была неотразимо обаятельна. Он вовсе не был красив, как можно было бы подумать по рассказам Линды, однако Эйлис он понравился с первого же взгляда.

— Джулия Хартли, — отозвался Уоррен, представляя румяную блондинку, с видом собственницы опиравшейся на его руку. Выговор у него был безукоризненно аристократический.

— Очень рада, — произнесла Эйлис. Блондинка недоброжелательно косилась на Линду.

— Мне кажется, я имею честь разговаривать с писательницей, — сказал Уоррен. Он обращался к Эйлис, но глаза его были устремлены на Линду.

— Да, — подтвердила Эйлис. Как бы невзначай она окинула взглядом всю стоявшую особняком группу. Встретившись взглядом с Марком, она увидела, что, несмотря на всю его английскую любезность, глаза его холодны как льдинки. — Здесь будет ставиться моя пьеса...

— Эйлис, дорогая, — прощебетал вдруг за ее спиной высокий женский голос, — вот ты где, оказывается!

Повернувшись, Эйлис очутилась в пылких объятиях Мелани Таренхолт. Актриса тут же принялась уверять ее в своих дружеских чувствах и расписывать, как, оказывается, ей не хватало присутствия Эйлис. На Мелани было ядовито-зеленое парчовое платье с вырезом, который с полным правом можно было охарактеризовать как чрезвычайно смелый. На плечи ее было накинуто боа из белых перьев страуса. Мелани распространяла все тот же одуряюще сладкий аромат.

— Вы уже познакомились с моей подругой Эйлис? — осведомилась Мелани, сопровождая свой вопрос взмахами фальшивых ресниц. — Эйлис тоже снимается в кино, между прочим, в весьма фривольной обнаженной сцене. — Она взмахнула боа перед самым носом Уоррена и захихикала.

Эйлис задохнулась от возмущения:

22
{"b":"25395","o":1}