ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет.

Марк опять вернулся к ее бумагам. Он постукивал по столу авторучкой, и тяжелый дубовый стол отзывался глухим звуком.

— Ну а ты? — спросил Марк.

Эйлис смутилась, но в ту же секунду поняла, что спрашивает он всего лишь о ее собственном театральном опыте.

— Я написала и поставила пять пьес.

— Да? Где?

— На побережье... Это в Калифорнии. — Эйлис понимала, что уклончивость тут может ей дорого обойтись. — В маленьком таком театрике...

— Любительском? — Марк встал.

— Нет, все было весьма профессионально, — сказала Эйлис в спину Марку, отвернувшемуся к окну. — Приходится соответствовать, если Голливуд под боком.

— Да? — он все не поворачивался к ней.

— Да. В команде с Джайлсом, Ренатой и Арчибальдом я справлюсь.

— Почему вторым продюсером указан Стивен Хантер? — спросил Марк, поворачиваясь к ней лицом. — Ведь он, как я слышал, отправляется на съемки собственной картины. К тому же Стивен театром никогда не занимался.

— Да, но... — Эйлис запнулась, решая, может ли она сослаться на Найджела. — Он разрешил мне в любую минуту обратиться к Найджелу.

Марк поспешно опустился в кожаное коричневое кресло и скептически посмотрел на нее. Раздался звонок внутреннего телефона. Нахмурившись, Марк снял трубку.

— Вас просят по второй линии.

— Запишите сообщение. Я же просил меня не беспокоить.

— Это Барнаби Эпсфорд из «Виндзор эрлайнс».

— Прости, пожалуйста, — сказал Марк Эйлис, беря другую трубку. Эйлис видела, что его сдержанное равнодушие как рукой сняло.

— Да, Барнаби, — отозвался он в трубку. Голос его был заинтересованным и явно обеспокоенным. — Ну и что ты думаешь по поводу билетов, где они были куплены? — Склонив голову к плечу, Марк удерживал трубку, одновременно что-то быстро записывая. — Серьезно?.. Такая маленькая страна... Надо пресечь это, пока не поздно... И с Интерполом свяжись... — Марк положил трубку. — Подожди минуточку, — сказал он Эйлис, выходя из кабинета.

Придя на встречу с ним, Эйлис была слишком взволнована, чтобы думать о чем-нибудь другом, но сейчас ей вспомнилась двуличность Марка. Почему он не захотел признаться ей, что является совладельцем? Что бы это изменило? И как всегда в подобных случаях, перед глазами возникло улыбающееся лицо Пола, городящего очередную ложь. Интересно, сколько раз лгал Марк своей жене до того, как бросил ее?

— Так что ты говорила? — спросил Марк, опять усаживаясь за стол.

— Что Найджел сможет помочь, если это понадобится.

— Ну а ты сама? — спросил он, вновь постукивая авторучкой по столу.

— Я? — его пристальный взгляд смущал Эйлис. — Я тоже вложу некоторую сумму — ту, что смогу себе позволить.

По-прежнему не сводя с нее глаз, он играл авторучкой. Похоже, никаких денег он вкладывать не собирается, не стоило и стараться.

— Театр Ридженси... Что-то не слыхал.

Эйлис почувствовала, что краснеет.

— Вполне возможно. В нем давно не играли.

— И как давно?

Запнувшись, она ответила:

— Десять лет.

— Что ж так?

— Здание... э... в неважном состоянии.

— А, старая развалюха!

— Владелец дает нам скидку, чтобы мы могли сделать ремонт.

Марк взглянул на часы:

— Надо позвонить администратору и попросить у него ключ.

— Зачем?

— Хочу взглянуть на театр Ридженси.

Марк хочет посмотреть театр! И моментально перед глазами, словно крупный план на кинопленке, возникла картина: прекрасные кожаные туфли Марка, давящие мышиные экскременты.

— Я отдала ключ Ренате. Она в театре, репетирует.

— Ты уверен, что тебе надо на это смотреть? — спросила Эйлис, когда они уже шли к красноватому спортивному «Ягуару» Марка.

— Конечно, — ответил он, распахивая перед ней дверцу.

Опустившись на роскошное кожаное сиденье, Эйлис провела рукой по ореховой обшивке приборной доски. Обшивка была не новой, но чистой, отполированной, в прекрасном состоянии. Видно было, что за автомобилем ухаживают тщательно и любовно. Марк включил зажигание, и машина рванулась с места.

— Инвесторам придется сдать театр в субаренду, если пьеса провалится.

— Конечно. — Это ей не приходило в голову. Эйлис и мысли не допускала, что ее пьеса может провалиться. Он увидит это убогое здание и, разумеется, не даст ни пенни. Ухитриться поставить в таком театре спектакль, делающий сборы, — да это надо гением быть!

На Шефтсбери-авеню была пробка. Шикарный спортивный автомобиль Марка, предназначенный стрелой мчаться по автотрассе, передвигался вперед еле-еле.

Когда машина припарковалась возле театра Ридженси, Эйлис охватила настоящая паника. Притащить Марка сюда можно было только в припадке безумия.

— Крыша течет, — бесстрастно констатировал Марк.

Эйлис в изумлении замерла.

— Старое здание, — продолжал Марк, разговаривая словно сам с собой, — ничего удивительного.

И прежде чем она успела что-то сказать, он, крепче подхватив ее под локоть, повел в зрительный зал. Они шли по проходу к сцене, и Эйлис не верила своим глазам: не только фойе, но и зал было не узнать. Исчезли паутина и пыль, и театр моментально стал походить не на опустившуюся алкоголичку, как это было еще недавно, а на обедневшую, но вполне достойную особу знатного происхождения.

— Привет, Марк, Эйлис! — помахала им со сцены Рената. Здесь тоже произошли изменения: починили рампу, и занавес теперь не казался кривым и провисшим.

— Рената! — радостно приветствовал актрису Марк.

— Ты очень кстати! — с первого ряда поднялся Уоррен. С ним была Линда. Уоррен широко улыбался им, блестя глазами. Он тут же пустился в разговор с Марком, начав рассказывать ему о том, каким был театр Ридженси во времена его юности.

Эйлис прошла на сцену. Та по-прежнему была завалена бутафорией и старыми декорациями, но мышиный помет убрали.

— Кто это здесь так постарался? — шепнула Эйлис.

— Я! — с озорной улыбкой призналась Рената. — Правда, лучше стало?

— Ты еще спрашиваешь!

Начался общий оживленный разговор. Эйлис чувствовала себя неловко из-за Марка и предпочитала помалкивать. Похоже, Уоррен пришел сюда из-за Линды. Может быть, она ему все-таки еще не безразлична? Жаль только, что он не собирается финансово участвовать в постановке. Помнится, у него, как и у Чонси Беддингтона, деньги куда-то вложены. Хорошо бы, однако, Уоррен уговорил Марка.

— Посмотрим теперь директорский кабинет, — прервал размышления Эйлис голос Марка. — В договоре это никак не обозначено, но думаю, что ты займешь кабинет директора.

Кивнув, Эйлис повела Марка к задней лестнице.

В директорском кабинете, освещаемом одинокой лампочкой под потолком, фестонами висела паутина и стояла весьма скудная мебель. Пахло пылью до такой степени, что хотелось удержать дыхание. Под ногами что-то зашуршало, и мимо Эйлис прошмыгнула мышь, тут же юркнувшая под диван.

— Нет, так дело не пойдет. В ценах на недвижимость я все-таки разбираюсь. Учтите, владелец уступает вам недостаточно. Крыша течет — в фойе это ясно видно, но, наверное, и в остальных местах тоже. Понадобятся новые ковры и обивка... — Он покачал головой. В сумраке серые глаза его поблескивали холодным блеском стали. — Проводка, несомненно, также в неисправности.

— Уступка действительно невелика, но пусть тебя это не смущает. Мы выкрутимся, наймем рабочих на пособии, — сказала Эйлис и тут же осеклась на полуслове, заметив, что Марк внезапно изменился в лице.

— Нет, ни в коем случае!

Что это так вывело его из себя? Ах, да! Марк с его политическими амбициями и авторитетом в профсоюзах никогда не согласится поддержать малейшее отступление от законности. Все, к чему он имеет отношение, должно быть без сучка и задоринки. Как это она сразу не догадалась...

— Но так все делают, — пробормотала она.

— Я вкладываю деньги только в полностью законные предприятия. — Он нервно зашагал по кабинету.

— Чем это вы там вдвоем занимаетесь? — раздался за закрытой дверью голос Ренаты.

27
{"b":"25395","o":1}