ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Единственное, что я твердо помнила, это то, что Джейсон очень богат и влиятелен. Так кому же поверят — мне или ему? А если ко мне привяжутся по поводу наркотиков, меня вышлют из страны. — Загораживая глаза от неяркой настольной лампы, которую зажгла Рената, Эйлис села на диван.

— Да, ты права, — согласилась Рената. — Джейсон был бы последним дураком, не сумей он избавиться от всех улик и не обеспечив себе алиби. Но почему он так поступил?

— Не знаю, — сказала Эйлис. — При желании он мог бы меня изнасиловать, но настоящих поползновений к этому у него не было.

— Он предпочел бросить тебя в трущобах южного Лондона. Пекам-стрит, откуда я привезла тебя, имеет ужасную репутацию. Тебе повезло, что полицейский услышал твои крики. Этим парням могло показаться мало простого ограбления.

— Не могу поверить, неужели Джейсон оказался способен так отомстить мне за то, что я его отвергла? — недоуменно произнесла Эйлис. Она смутно помнила, что Джейсон говорил что-то о Марке, но что именно, она забыла.

— Ничуть не удивлюсь, если это так, — отозвалась Рената. Пройдя в маленькую, примыкавшую к комнате кухоньку, она налила чайник. — Я хорошо помню историю с Аннет Спенсер, инженю труппы, в которой я играла год назад. Хорошенькая и необыкновенно одаренная. Если б не Джейсон Тэлбот, она могла бы прославиться на всю Англию.

— Так что же произошло?

— Джейсон соблазнил ее в обычной своей манере: охапки роз и ужины в шикарных ресторанах. Аннет была милая наивная девочка. Она решила, что Джейсон влюблен и разведется из-за нее с женой. Но как только Джейсону стало известно, что Аннет беременна, в бульварной прессе замелькали заметки, расписывавшие ее разгульную жизнь. Разумеется, нового романа после этого у нее так и не завязалось.

— Какая скотина...

— Чтобы обезопасить себя от иска на установление отцовства, он погубил ее репутацию.

— Что же она стада делать?

— Звонила в редакции газет. Пыталась поговорить с Джейсоном, но он предусмотрительно убрался в Марбеллу. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, с кем имеешь дело. Однако Аннет все еще любила его. — Рассказ Ренаты прервал резкий свисток чайника, и она занялась чаем. Потом продолжала: — Аннет исколесила всю страну, переходя из одной провинциальной труппы в другую. После рождения ребенка, которого у нее забрали родственники, она стала пить. Дело кончилось тем, что она погибла от наркотиков и пьянства.

— Почему ты не рассказала мне этого раньше?

— Надо было, конечно. Но я не знала, как ты отреагируешь. Мне в голову не приходило, что он может так поступить с тобой. — Рената передала Эйлис чашку с чаем. — С Джейсоном происходили разные истории. Еще когда его роман с Аннет был в полном разгаре, в труппе появилась плоскогрудая замарашка — блондинка с длинным носом и неправильным прикусом. Потом вдруг исчезла, и несколько недель от нее не было ни слуху ни духу. Никто особенно и не скучал по ней. Но она вернулась, заменив одну актрису на выходах. У нее появилась роскошная, вызывающе пышная грудь, прикус выправлен, нос укорочен, а невзрачные светлые патлы превратились в чудесные платиновые локоны. Рукотворная эта красавица понравилась публике.

— Мелани Таренхолт?

— Ну да, конечно. Однако когда она стала пробиваться и, расталкивая всех, претендовать на большие роли, стало ясно, что ничего, кроме как вертеть бедрами и трясти грудью, она не умеет. Вернувшись из Марбеллы, Джейсон закрутил роман с этой ничтожнейшей Мелани Таренхолт.

Поджав под себя ноги, Эйлис уютно устроилась на диване.

— Я всегда удивлялась, что он в ней нашел, Мелани — сама вульгарность, а он человек светский, утонченный.

— Крайности сходятся. Я же не удивляюсь тому, как респектабельнейший бизнесмен увивается за взбалмошной богемистой блондинкой.

— Это другое дело, — сказала Эйлис, мысленно прикидывая, насколько осведомлена Рената об их с Марком отношениях.

— А может быть, Джейсон затеял роман с Мелани, чтобы разрядить ситуацию с Аннет, — продолжала Рената, посверкивая кольцами. — Как бы то ни было, два сапога оказались парой. В прессе тут же появились восторженные рецензии, восхвалявшие Мелани как актрису. Но мы-то помним, как получила она свою первую роль. Актриса первого состава получила телеграмму, что ее мать при смерти. Актриса, разумеется, срочно уехала из Лондона. Позже узнали, что сообщение послала Мелани.

— Но это же отвратительно!

— Для Мелани карьера — это все. Она бросила Джейсона ради телевизионного продюсера, позднее давшего ей роль в сериале. Джейсон забрасывал Мелани розами, задаривал ее, но она ушла, даже не оглянувшись.

— Но потом, видимо, они опять сошлись. Во всяком случае, Стивен говорил мне, что отношения их продолжаются даже сейчас. С переменным успехом.

— Да кто уследит за ними, — отвечала Рената. — Они друг друга стоят. Я лично считаю, что Джейсон способен на что угодно. Он мог отомстить тебе просто за то, что ты отказалась быть хозяйкой на его приеме.

И тут Эйлис вспомнила о тесте на наркотики.

— Рената, — сказала она, — а как же тест? Мне ведь теперь его не выдержать.

— Конечно. Но у меня есть план.

— План? — Эйлис очень не хотелось впутывать в свои дела Ренату — ведь она и сама на подозрении. Рената объяснила, что просто собирается подменить пробирку с мочой в лаборатории.

Но тут Эйлис воскликнула:

— Я отомщу Джейсону. Страшно отомщу. За себя, за Аннет и за всех женщин, которых он обесчестил. Слушай, Рената...

В субботу вечером, встав перед зеркалом, Эйлис вылила на себя чуть ли не срлакон «Хитрой лисички». Если Джейсон и не опьянеет от такого аромата, то одуреет, это уж точно. Помахав перед носом рукой, чтобы отогнать назойливый запах, она густо намазала веки, чтобы подчеркнуть зелень глаз. Потом нацепила кружевной черный лифчик с вкладышами, еще увеличивавшими и без того пышный бюст. Теперь груди ее торчали, как наведенные стволы орудий. Ткань вокруг сосков была прозрачная, выставлявшая их на обозрение. Поправив черные атласные подвязки с черными ажурными чулками, они прикрыла все это великолепие облегающим черным атласным платьем и поглядела в зеркало. Все выпуклости, все изгибы тела были видны, даже пупок и тот угадывался под дешевым черным атласом. Но особенно нагло выпирали соски. Ужаснувшись своему виду, она натянула плащ. Ничего, чем откровеннее, тем действеннее.

Подходя к квартирке в Сохо, где они должны были встретиться с Джейсоном, она вся была как комок нервов. Поверил ли Джейсон, что своим грубым приставанием возбудил в ней интерес? Сможет ли она сыграть свою роль? Ничего, сможет! Ведь это же просто роль, как та, в фильме.

Руки, непривычные к перчаткам, не сразу открыли замок. Квартирка была маленькая, однокомнатная. Стараясь не обращать внимания на облупившийся дверной косяк и шуршание мышей в мусорной корзине в прихожей, Эйлис осторожно прошла в комнату и зажгла одинокую унылую лампочку. Квартирка осталась в том виде, в каком Эйлис сняла ее. От себя она добавила лишь огромную искусственную пальму, принесенную ранее. Пальму она купила в каком-то заштатном цветочном магазине. Растение это удивительно сливалось с рисунком на выцветших обоях. Продавленная двухспальная тахта, колченогий стул и маленький стол с лампочкой — вот и вся обстановка.

Скинув на стул плащ, она вытащила из мешка с надписью «Хэрродс» черную шелковую простыню и покрыла ею грязный матрас. В головах она положила подушку в черной шелковой наволочке, а на прикроватную тумбочку — пакетик с кокаином и капсулы.

Потом, пройдя в ванную, она, все еще не снимая перчаток, пошарила по стене в поисках выключателя. Пахло плесенью, и она старалась глубоко не дышать. На крючок она повесила черный хлыст, извлеченный ею все из того же мешка, после чего вытащила оттуда еще и высокие, до колен, сапоги. Окончив все приготовления, Эйлис сняла перчатки и положила их на раковину, выключила свет в ванной и вернулась в комнату. То и дело потирая руки от холода, она мерила шагами комнату, пока не услышала резкий стук в дверь. Стараясь не давать воли нервам, Эйлис с соблазнительно-чувственной улыбкой на лице распахнула дверь.

52
{"b":"25395","o":1}