ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марк буквально вдавливал ее в диван лицом вниз. Изменить позу она не могла и лишь слабо хныкала, пытаясь сказать, чтобы он дал ей приподнять голову. Но сильная рука по-прежнему прижимала ее к дивану, в то время как Марк входил в нее сзади. Сильный, тяжелый, он наполнял ее всю. Эйлис забилась, извиваясь под ним, но он удержал ее на месте.

Повернув наконец голову вбок, Эйлис, задыхаясь, предавалась этим новым, ни на что не похожим упоительным ощущениям. Она кусала подушку, чтобы не расплакаться от счастья, не издать криков восторга. Последний толчок — и он с хриплым стоном выскользнул из нее, уронив ее в подушки. Горячее дыхание Марка жгло ей затылок. Измученная, Эйлис лежала, придавленная его телом. Она хотела признаться, как счастлива с ним, но не могла собраться с силами.

Марк поднялся, оставив ее лежать лицом в подушках. Он не обнял ее, как делал раньше, не сказал ласковых слов. Эйлис повернулась на бок. Комната была погружена в полный мрак, лишь угли слабо тлели в камине и тускло горела настольная лампа. Но и без света она различила выражение лица Марка. Он был зол необычайно!

— Марк, я могу объяснить сегодняшнее...

— Не стоит, — сказал он. Застегивая ремень на брюках, он потянулся за порванной рубашкой. — Ты потаскуха. Тебе все равно с кем. Я понял это с первой же минуты, как увидел тебя. Твои волосы всегда всклокочены, словно ты только что вылезла из чьей-то постели, и впечатление не обманывает. Ты вечно трясешь своими сиськами, соблазняя мужиков.

— Неправда!

Вскочив, Эйлис схватила плащ. Глаза застилали горячие слезы. Так вот какого он мнения о ней! Сгорая от стыда, она завернулась в плащ и направилась к двери.

— Не знаю, за что я так люблю тебя.

Эйлис поднялась по лестнице в комнату, где она поселилась. Слезы ручьями текли по щекам. Она ненавидит Марка. Она любит его. Она не знает, как ей быть. Теперь, когда способна связно мыслить, она понимает, что он просто унижал ее. Охваченная любовью и желанием, она не сразу осознала это. Но что его так взбесило? Ведь Марк Кимброу — человек абсолютно рациональный, значит, должна быть какая-то разумная причина...

Скинув плащ, она взглянула в зеркало, где и нашла ответ.

Не без труда она стащила наконец узкие обтягивающие сапоги, сорвала позорное свое белье и, встав возле зеркала, принялась изучать свою грудь. Никого она не заманивает и не соблазняет своей грудью. Неужели Марк всерьез обвинял ее в этом? «Тебе все равно с кем». Слова эти до сих пор звенели в ушах. Ну это уж явная

неправда. В глазах ее вновь закипели слезы.

Вынув из ящика джинсы и свитер, она собралась запаковать свои вещи и уйти из этого дома, но внезапно остановилась на полдороге. Какого черта она убегает отсюда? Линда разрешила ей пожить здесь. Зачем ей убегать? Она имеет полное право находиться здесь, а в другом месте ее обязательно разыщет Джейсон. Пусть уходит Марк. Он не сказал даже, почему явился и долго ли намеревается пробыть. К черту Марка! Отшвырнув одежду, она прошла в ванную и открыла душ.

Полная обиды и раздражения, она ступила под сильную струю воды. Удовольствие от того, как ловко проучила она Джейсона, прошло. Она чувствовала только тоску и усталость.

Вода лилась, омывая тело, а Эйлис все думала о Марке. Старалась вообразить себя на его месте. Вот он находит мешок с одеждой и хлыстом. Вдруг она вспомнила, что на рубашках Джейсона всегда есть монограмма «Дж. Л. Т.» — Джейсон Ленгсфорд Тэлбот. То, как бурно Марк отреагировал, доказывает, что он ревнует. Все его слова и поступки — следствие того, что он считает непреложной истиной. Со своей точки зрения он прав — она действительно выглядела потаскухой.

Нестройный калейдоскоп смутных чувств превратился теперь в гнев, направленный на себя саму.

«Вечно ты все испоганишь!» — крикнула она кафельной стенке и, выключив краны, решила, что, если Марк еще не ушел, она найдет способ заставить его выслушать ее.

Энергично растеревшись полотенцем, она потянулась к волосяной щетке, как вдруг услышала, что Марк зовет ее.

Бросившись в спальню, она приоткрыла дверь, ведущую в холл.

— Эйлис... Эйлис!

—Да?

— Дорогая, спустись, пожалуйста, прямо сейчас! — крикнул Марк, и голос его вовсе не был сердитым.

— Спускаюсь! — Дорогая! Он назвал ее «дорогой»! Похоже, он хочет мириться, может быть, он извинится перед ней... Что вдруг за странные метаморфозы? Почему такая перемена настроения? Неважно! Все равно она его простит. Метнувшись к стенному шкафу, Эйлис выхватила оттуда черный шелковый халат — еще один туалет от Жанет Риджер, который она купила, чтобы поразить Марка.

Босиком она заспешила вниз по покрытым ковром ступеням и на площадке лестницы замерла: Марк был внизу, а рядом с ним стояли два хмурых незнакомца.

Глава 30

Эйлис слегка попятилась и запахнула халат на груди.

— Минутку... Я переоденусь.

— Не надо, — отозвался Марк. — Эти джентльмены из Скотленд-Ярда. Они хотят побеседовать с тобой. Спускайся.

Скотленд-Ярда? Как они ее разыскали? Неужели они арестуют ее? Ведь ее можно обвинить в ограблении Джейсона, если он подаст иск, что она взяла его одежду. Эйлис рассчитывала, что у нее будет какое-то время, прежде чем она перейдет ко второй, заключительной фазе операции. Если бы Джейсон знал, что она приготовила для него, он бы и думать забыл обращаться к правосудию. И вдруг она вспомнила. Плащ! Она ведь сбросила его на кровати, и он валяется там у всех на виду, а в кармане плаща — пакетик с кокаином! Она хотела, придя домой, первым делом уничтожить его, но ей помешал Марк...

Марк подал ей руку, и она спустилась с видом собранным и спокойным. Марк стоял босиком, в распахнутой, без пуговиц рубашке, без малейших признаков волнения. Когда она оперлась на его руку, он слегка притянул ее к себе, ободряюще стискивая за плечи.

— Эйлис, это сержант Кефри и инспектор Морс. Они сообщили мне, что Джейсон Тэлбот задержан и выдвигает против тебя обвинение. Давайте пройдем в библиотеку, джентльмены, и все спокойно обсудим, хорошо? — сказал Марк и через холл провел всех и библиотеку.

Инспектор Морс, сухощавый невысокий мужчина с вихрами седых волос над морщинистым лбом, был похож на деловитого бобра. В сержанте Кефри обращали на себя внимание густая каштановая шевелюра и глаза — живые и проницательные. «От такого не скроешься», — подумала Эйлис.

Войдя в библиотеку, Эйлис почувствовала, что и без того разгоревшееся от волнения лицо ее заливает краска: видимо, Марк покинул библиотеку в такой же спешке, как и она, потому что на спинке стула все еще висел ее экстравагантный черный лифчик, туфли и носки Марка были в беспорядке разбросаны по комнате, подушки на диване были смяты, а тебризский ковер перед камином завернулся и лежал криво.

В то время как все рассаживались, а Марк поддерживал легкий разговор, мысли Эйлис беспорядочно метались. Даже идиот понял бы, что недавно происходило в библиотеке. Эйлис облизнула вспухшую губу и поймала устремленные на нее внимательные взгляды обоих мужчин, от которых ее бросило в жар. Вот незадача! Глупо было думать, что такое может сойти ей с рук. Еще хорошо, если они не с обыском. Найди они кокаин, ей не миновать ареста или высылки. Месть, которая недавно казалась ей такой сладостной, теперь выглядела попросту глупо.

Не переставая любезно болтать, Марк подбросил в камин еще два полена. Эйлис заметила, что рукоятка хлыста сгорела не полностью, но новые поленья удачно скрыли ее. Усевшись рядом с Эйлис, длинноногий, в сильно помятых брюках Марк закинул ногу на ногу и обнял ее за плечи.

Прочистив горло, инспектор Морс заговорил:

— Тут вот какое дело, мисс Маккензи... мистер Кимброу. — Голос инспектора звучал почтительно, чувствовалось, что он хорошо знает, кто такой Марк, и преисполнен уважения к нему. — Несколько часов назад Тэлбот покинул квартиру в Сохо в плаще и ботинках, но без какой-либо другой одежды. Его обвинили в том, что он демонстрировал себя в голом виде проходившей мимо девочке. Мать этой девочки, случайно оказавшаяся рядом, подняла крик. К месту происшествия тут же кинулись владелец соседнего паба «Грязная утка» и владелец ночного клуба «Рио», что через дорогу. Тэлбот хотел было вернуться в дом, но дверь защелкнулась. Его задержали до нашего прибытия.

55
{"b":"25395","o":1}