ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Когда я выходила за Пола, я не думала о себе, о том, как все будет, не загадывала вперед на три, пять или десять лет. Я целиком растворилась в нем. Он был кометой, а я — ее хвостом.

— Я понимаю, что твоя профессия и карьера требуют своего. Возможно, нам придется иногда разлучаться. Будем решать эти проблемы по мере их возникновения.

Марк ожидал, что Эйлис оценит его широту и великодушие. Его желание идти на компромиссы удивило даже его самого. Представлять себе, как Эйлис будет жить вдали от него, было неприятно, но надо же быть реалистом... Как только фильм выйдет на широкий экран, у Эйлис отбоя не будет от предложений.

— Ты собираешься часто уезжать из страны? — вдруг спросила она.

— Не знаю, — чистосердечно признался он. — Через две недели мне придется улететь в Австралию — надо завершить там кое-какие дела. Но, вернувшись, я уже смогу распоряжаться собой, как пожелаю.

Эйлис разглядывала кольцо, в задумчивости вертя его на пальце. Помаявшись, она сказала:

— Как только истечет срок договора на пьесу, я буду предоставлена самой себе.

— Эйлис, я перепишу договор. Тебе нет необходимости чувствовать себя связанной целых два года!

Эйлис по-прежнему не поднимала глаз, и казалось, что ее больше занимает фирменный знак на бархатной коробочке, чем его слова.

— Я... я не хочу быть актрисой. — Она посмотрела на Марка. Слез в ее глазах не было, но ресницы были влажными. — Не хочу жить на чемоданах, в постоянных разъездах, не хочу, чтобы тебя все время не было рядом. Я хочу жить там, где живут мои друзья. Мне надо кончить книгу. А после я хочу жить здесь и хочу ребенка от тебя!

Глава 32

— А в чем дело? — спросила Эйлис у Джайлса, садясь в его тесный «Микроморрис», чтобы ехать в Котсволдс к Найджелу. — С «Возможным случаем» ведь осложнений нет?

— Нет, все в порядке. Рождественские просмотры прошли лучше, чем можно было ожидать. Мы выдвинуты на премии Академии по двум или более номинациям. — Джайлс замялся в нерешительности: — Я хочу поговорить с вами конфиденциально.

— Да? О чем? — Эйлис неловко заерзала. — А Рената, она в порядке?

Джайлс широко улыбнулся, так что лоб его под шапкой седоватых волос весь пошел морщинами.

— Рената прекрасно себя чувствует. Совершенно поглощена работой. О наркотиках я и думать забыл. Ее теперь от дела не оторвешь. За это я вам очень, очень благодарен. Нет, разговор не о Ренате. Как вы отнесетесь к совместной работе со мной?

— Я была бы счастлива! — воскликнула Эйлис. — Но готового сценария у меня сейчас нет.

— Речь идет не о разовом проекте, а о работе гораздо более крупной и продолжительной, скажем, лет на пять...

Видя, как ошарашена Эйлис, Джайлс поспешил пояснить:

— Найджел реорганизует «Хантер филмс». В новой компании я буду иметь двадцать процентов акций и стану работать только для «Хантер филмс». Вы могли бы стать акционером.

— Но я не хочу становиться сценаристкой. Это все равно что постоянно бросать кролика в волчью стаю. Каждый откусывает по кусочку, то есть вносит изменения — одно, другое. К тебе подключают других сценаристов. Потом еще режиссер говорит свое веское слово, и сценарий опять перекраивается. Наконец кинозвезды и их амбиции. Каждый предлагает свое, а в результате получается нечто, совершенно не похожее на твой замысел. «Возможный случай» уцелел во всей этой каше только потому, что сюжет его был слишком хорошо известен. Как-никак роман завоевал популярность.

— В ваших словах есть резон, не стану спорить, — согласился Джайлс. — Я, собственно, хотел просить вас осуществлять общее руководство отдельными проектами. Скажем, вы и я совместно обсуждаем ваш замысел, работаем над ним, потом вместе подбираем команду для воплощения этого замысла в жизнь. Охотников записать уже придуманное найти нетрудно. Вам нравится такая идея?

— Да, нравится. — Еще бы! Сколько людей отдали бы что угодно за возможность поработать с таким выдающимся режиссером, как Джайлс Эктон!

— Я на это надеялся. Вы очень талантливы. Это доказала и пьеса.

— Но там многое внес Твик, — запротестовала Эйлис.

— Вы умеете работать с людьми, — сказал Джайлс. — Это плюс ваш талант создают то редкое сочетание качеств, которое я долго искал. Я хочу включить вас в свою команду. — Свернув на трассу М4, Джайлс направил свою малолитражку по дороге на Котсволдс. — Это дает нам обоим возможность работать в Англии. — Повернувшись в ее сторону, он улыбнулся: — В браке самое главное быть вместе. Долгие месяцы разлуки охлаждают чувства. Если это дело с реорганизацией «Хантер филмс» выгорит, нам обоим удастся избежать Голливуда.

Эйлис кивнула. Ей не хотелось рассказывать ему, что они с Марком все уже решили. Они с Марком поженятся и переедут в деревню вместе с Ти-Эс и ее обожаемым котенком, названным Гу. Марк стал торопить ее со свадьбой, как только она сказала ему, что хочет ребенка. Ее удивило, как сильно, оказывается, и он этого хочет. Но все-таки они решили отложить свадьбу до премьеры ее пьесы.

— Я собиралась на некоторое время взять отпуск, — сказала Эйлис.

— Вот в этом и вся прелесть, — заметил Джайлс. — Вы сможете работать в удобное для вас время и сами назначать себе сроки. Мне от вас нужно только принципиальное согласие сделать со мной четыре картины за пять лет.

— Понятно. — Эйлис приходилось признать, что в последнее время ей удивительно везло с работой: сначала Твик и замечательные профессионалы, которых привлекла Рената, теперь это лестное предложение Джайлса.

Они подъехали к коттеджу, наполовину обшитому деревом, с тростниковой крышей, нависающей на резные переплеты окон. Коттедж был густо увит плющом и походил на пряничный домик из сказки.

Очень прямая и строгая домоправительница во всем белом провела их в небольшой зимний сад над террасами парка.

— Я даю вам тридцать минут, — сказала она, взглянув на часы, — больше разрешить не могу.

— Привет, Эйлис, Джайлс, — раздался голос Найджела. — Простите, что не встаю.

Эйлис улыбнулась Найджелу, и тут же ее сияющая улыбка погасла. Эйлис не смогла скрыть, как поражена произошедшей с Найджелом переменой. Он, должно быть, потерял фунтов сто. Даже сидя в кресле, укутанный пледом, он производил впечатление настоящего скелета.

— Здравствуйте, — растерянно сказала Эйлис, вопросительно поглядывая на Джайлса.

— Садитесь, садитесь, — пригласил их Найджел. Когда-то энергичный голос его превратился в шелестящий шепот.

Они с Джайлсом уселись на диван. Горничная привезла сервировочный столик с чаем.

— Угощайтесь, — сказал Найджел.

Он повернулся в своем кресле и подкатил ближе. Оказалось, что кресло — инвалидное.

— Я вижу, Джайлс вас не предупредил, — хрипло усмехнулся Найджел. — Карты на стол, чего уж там... Помираю я...

Прерывисто вздохнув, Эйлис отставила чашку с чаем. Найджел предупреждающе поднял руку. Вокруг вены расплывался фиолетово-желтый след от уколов.

— Не надо сочувствия. Не за этим я попросил Джайлса привезти вас ко мне. И пообещайте, что о моей болезни не узнает никто за пределами этой комнаты.

— Обещаю, — пробормотала Эйлис.

— Джайлс уже растолковал вам мой план? — Эйлис кивнула, и Найджел продолжил: — Он объяснил вам, зачем я хочу открыть ее для новых акционеров?

— Нет.

— «Хантер филмс» — это моя жизнь. Моими усилиями компания стала лучшей в Англии. Она была для меня всем на свете, если не считать краткого периода, когда я был с Луизой. — Найджел посмотрел вдаль, на террасы парка, блекло-голубые глаза его подернулись печалью. — Это мать Стивена. Она умерла от рака, когда ей еще не было тридцати.

Покосившись на Джайлса, Эйлис поняла, что состояние Найджела не было для того неожиданностью. Она смущенно намотала на палец прядь волос. После неловкой паузы Найджел продолжал:

— Да, если не считать короткого промежутка с Луизой, вся жизнь моя заключалась в «Хантер филмс». — Он опять замолчал, и Эйлис показалось, что, прежде чем вновь посмотреть на нее, он сморгнул слезинку. — Не обращайте внимания. Я стал ужасно сентиментальным. Я хочу, чтобы вы поняли, как важно для меня правильно распорядиться самым ценным — «Хантер филмс». Вскоре после того, как я купил у вас права на книгу, у меня обнаружили лейкемию. Всю мою жизнь я оставался борцом. Пока Джайлс снимал «Возможный случай», я проходил лечение. Все оказалось впустую. Вернувшись в Лондон, я продолжал искать врачей, которые могли бы помочь. А теперь я смирился с неизбежным.

60
{"b":"25395","o":1}