ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Задохнувшись, Найджел замолчал. Очевидно, даже говорить ему было тяжело. Эйлис проглотила комок в горле, глаза застилали слезы. Вопреки внешней грубоватости он был милейшим человеком.

Найджел опять заговорил. Теперь голос его был совсем слабым:

— Этой осенью, поняв, что болезнь моя неизлечима, я и придумал то, что придумал, — продать долю «Хантер филмс» и включить в команду вас и Джайлса. Тогда я могу быть уверен, что после моей смерти у «Хантер срилмс» хватит и средств, и талантливых людей, чтобы перевалить в двадцать первый век.

— Кто будет продюсером? — спросила Эйлис.

— Вас беспокоит Стивен? Не волнуйтесь. По новой раскладке он будет владеть третью акций, в то время как Джайлс — двадцатью процентами. Остальные пустим на аукцион. Я уверен, что Стивен сможет выступать в качестве продюсера, в противном же случае совету директоров придется его сместить.

Вот оно что. Оказывается, Найджел хорошо знал цену Стивену.

— Конечно, я не хотел бы, чтобы Стивена совсем вытеснили из дела. Он мой единственный сын. Да и Луизе это было бы неприятно. — Найджел покачал головой, и на глаза его опять навернулись слезы. — Когда я узнал о своей болезни, я лишил Стивена дивидендов.

Брови Эйлис взметнулись вверх.

— Я знаю, что вам это может показаться жестокостью, но на самом деле мне надо было сделать это гораздо раньше. Я слишком избаловал его. Он ни в чем не знал отказа, потому что я чувствовал свою вину перед ним. Я уделял ему мало внимания. Мне было тяжело общаться с ним — уж слишком он был похож на мать: те же светлые шелковистые волосы, те же изумительные глаза. Я вам рассказывал, как мы познакомились?

Эйлис покачала головой. По отдельным деталям рассказа можно было понять, как безумно любил Найджел жену и каким сокрушительным ударом явилась для него ее потеря. На сына его просто не хватило. Теперь Эйлис лучше понимала Стивена — несчастный, недолюбленный ребенок превратился в бесхарактерного никчемного человека.

— В вашем распоряжении осталось десять минут, — заявила строгая женщина, провожавшая их к Найджелу. Видимо, она исполняла при нем роль сиделки.

— Я лишил Стивена денег для его же блага. Зарабатывать на жизнь своим трудом — это прекрасная школа. Я снял его с телевизионных фильмов, которыми он занимался, потому что все, что он там делал, — это соблазнял молоденьких актрис. Я сделал его продюсером «Возможного случая». Я позаботился о хорошем жалованье для него и обеспечил поддержку — такая поддержка могла бы удержать на плаву тонущий крейсер! И что же? Ровным счетом ничего! Стивен оказался неспособен принимать решения. Тогда-то я и понял, что Стивен должен сделать фильм самостоятельно, без посторонней помощи, один — с самого начала и до конца. Сделает — значит, ему можно будет доверить компанию. На картину я не дал ему ни шиллинга, но он как-то выкрутился, взял ваш сценарий. — Тут Найджел повернулся к Эйлис. — Нашел самостоятельно и натуру, и съемочную площадку. Он был на высоте, если, конечно, сравнивать с его прежними «достижениями». — Найджел слабо улыбнулся. — Но все это до тех пор, пока не начались натурные съемки, не началась киноэкспедиция.

Эйлис прикидывала, действительно ли все было так, как представлял это Найджел. Когда Стивен приходил к ней просить денег, похоже было, что судьба не слишком-то благоприятствует ему, а было это до натурных съемок, до всякой экспедиции.

— Во всем виноват этот итальянский педераст, которого он взял в качестве режиссера, Асанте Ансельмо. Ну и имечко, прямо как марка вина... Но я хочу, чтобы картину он закончил.

Мне плевать, что она пойдет по категории Б. Когда я начинал, все мои картины шли по этой категории. Но судьба их складывалась счастливо. И для этой категории есть свой рынок и свой зритель, особенно в бедных странах. — Найджел прервал свой монолог хриплым надсадным кашлем. — Я хочу просить вас помочь ему.

— Помочь Стивену? — Эйлис покосилась на Джайлса и поняла, что он уже не в первый раз слышит эту идею.

— Да. Я сказал Стивену, что распродаю «Хантер филмс» и, если он не закончит картины, места там для него не будет. Видите ли, Стивен не догадывается о том, как серьезно я болен.

— Но вы же хотели, чтобы он сделал картину самостоятельно.

— Вот почему я не прошу о помощи Джайлса, — сказал Найджел. — Он слишком профессионален. Он подавит Стивена.

— Я могу предложить переписать сценарий, — сказала Эйлис, стараясь, чтобы в голосе ее не чувствовалось неудовольствия.

— Дело не в сценарии. Этот чертов пидор Дельмо...

— Ансельмо, — поправил его Джайлс. — Найджел вот что имеет в виду, Эйлис: режиссеру, кажется, трудно общаться со Стивеном, они плохо понимают друг друга, и вот тут вы могли бы помочь.

— Но все, что я знаю по-итальянски, это названия блюд в ресторане! — воскликнула Эйлис. С каких это пор камнем преткновения стал язык, на котором говорит режиссер? Что за бред?

— Мы хотим попросить вас, если потребуется, помочь в режиссуре фильма, — спокойно пояснил Джайлс. Сказав это, он помолчал, словно желая удостовериться, что слова его поняты.

— Что? — смешалась удивленная Эйлис.

— В Мексике вы отлично работали с Мелани. — Поставив чашку, Джайлс пристально взглянул Эйлис в глаза. — Мне кажется, из вас может выйти прекрасный режиссер. Сейчас в этой профессии много женщин. Попробуйте. К тому же это ваш сценарий. Обсудите все с Ансельмо и сделайте вид, что переводите.

Эйлис глядела в окно, за которым опять пошел снег.

— Я не могу бросить постановку.

— Но ведь из Лондона на первые пробные спектакли вы с ними не едете, — напомнил Джайлс. — Поезжайте на съемки на неделю или около того. Больший срок, я думаю, не понадобится.

Эйлис покачала головой. Она не хотела ехать и к тому же была уверена, что Марк будет против.

— Я бы рада помочь, но не могу.

— Вас смущает история с чеками, которые якобы взял Стивен, не так ли? — спросил Найджел. — Я говорил с ним. Он совершенно ничего не знает об этом. Чека так никто и не обналичил. Может, типография, печатавшая чековую книжку, пропустила в ней страницу? Такие случаи бывают.

— Может, и так, — согласилась Эйлис, хотя про себя подумала, что вряд ли.

— Если вы согласитесь, я буду считать это одолжением лично мне, — сказал Найджел таким тихим голосом, что Эйлис пришлось слегка наклониться в его сторону, чтобы расслышать. — Во всех недостатках Стивена виноват я. Я был никудышным отцом. Когда я встречусь с Луизой, нам будет хорошо от мысли, что «Хантер филмс» в надежных руках Джайлса, Стивена и ваших, Эйлис.

Вошла сиделка и, не сказав ни слова, покатила кресло Найджела к двери.

— На сегодня хватит, — бросила она.

— Ну, что скажете, Эйлис? — спросил Джайлс. — Поможете Стивену?

Чувствуя на себе взгляд старика, видя обращенные к ней голубые глаза, Эйлис не смогла сказать «нет».

— Да, — ответила она. — Я попытаюсь. За «Хантер филмс» можете не волноваться.

— Спасибо, — хриплым шепотом выговорил Найджел.

Чем больше Эйлис думала о новых перспективах, тем привлекательнее они ей казались. Она сможет и писать, и одновременно попробовать себя в режиссуре. Единственным серьезным препятствием будет Марк. Он ни за что не согласится отпустить ее помогать Стивену, подозревая, что на ее пути обязательно возникнет Джейсон Тэлбот. В записке, которую Эйлис послала Джейсону, она предупредила, что, если с ней что-нибудь случится, снимки обнародует ее близкий друг. Эйлис знала, что Рената не преминет это сделать.

Когда Джайлс высадил ее из машины, Эйлис уже знала, что скажет Марку.

Часть III

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ КАДРЫ: ХАРТУМ

Глава 33

Идя на снижение, самолет описывал круги над пустыней Баюда. Эйлис любовалась прекрасным видом. Белый Нил здесь сливался с Голубым. С двух сторон они омывали островок Тути. Из двух рек образовалась одна, великий Нил, текущий в Египет, и сверху было хорошо видно, почему еще до рождения Христа, прокладывая торговый путь через Судан, арабские купцы назвали местность Хартумом — хоботом слона.

61
{"b":"25395","o":1}