ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну наконец-то! — облегченно вздохнул Стивен и, встав еще до того, как погасла надпись «пристегните ремни», потянулся наверх в отделение для ручной клади за их вещами.

— Идемте скорее, Брэд ждет нас.

— Вы уверены? — спросила Эйлис. Их рейс Лондон — Хартум на пять часов был задержан в Каире.

— Конечно, детка, он будет ждать, — с улыбкой заверил ее Стивен.

В ответ на милую его улыбку Эйлис ничего не оставалось, как тоже улыбнуться. С тех пор как она вызвалась помочь Стивену, он неизменно был с ней очень ласков и внимателен. Необъяснимые перепады настроения, которые бывали у него раньше, похоже, исчезли. Несмотря на аллергию, заставлявшую его беспрестанно шмыгать носом и чихать, Стивен был в чудесном расположении духа. Единственное, что, по-видимому, омрачало его радость, — это Джейсон Тэлбот. Когда Эйлис заговорила о нем, Стивен сразу скис. Оказалось, с Джейсоном он не общался с первых чисел декабря. О том, что Джейсона обвинили в непристойном поведении, Стивен, разумеется, слышал, но не придал этому значения.

Стивен сознался ей, что впервые не приглашен на Рождество в Марбеллу. Джейсон даже не поздравил Стивена с Рождеством. Эйлис хотелось крикнуть: «Ну а отец-то твой как?» Но она сдержалась. Видимо, Стивену и в голову не приходит, что отец его при смерти. А если Найджел имеет веские основания это от него скрывать, значит, и Эйлис должна, уважая его желание, хранить тайну.

Внутри здания аэровокзала Эйлис прошла вслед за Стивеном через толпу ожидавших таможенного досмотра суданцев и встала в небольшую очередь иностранных граждан. Она достала из сумочки паспорт с визой, в спешке добытой ею в суданском посольстве в Лондоне. Эйлис улыбнулась, вспомнив изумление посольских работников. Судан, видимо, не входил в число стран, излюбленных туристами, а одинокие путешественницы — те и вообще обращались за визами к ним крайне редко.

— Вот он, Брэд! — воскликнул Стивен и помахал мужчине, стоявшему на площадке для встречающих недалеко от пропускной будки таможни.

Небольшого роста, коренастый и крепко сбитый Брэд Уиллингхем оказался ветераном вьетнамской войны, переквалифицировавшимся в маклера и администратора. У него было крепкое мускулистое тело футболиста. Каштановые волосы, отпущенные длиннее, чем это предписывала мода, нос со следами частых переломов и ярко-голубые глаза. На нем были потертые джинсы, а расстегнутая чуть ли не до пупка рубашка цвета хаки открывала густую поросль на груди и пятидесятифунтовую золотую цепь на шее. Даже на расстоянии в человеке этом угадывались жесткость и мужественность, что понравилось Эйлис. Впрочем, выражение его лица показалось ей высокомерным. Он был похож на не ведающего жалости питбуля.

Брэд помахал им в ответ и встал возле самой пропускной будки. Прислонившись плечом к стене, Брэд закурил и, затянувшись сигаретой, окинул Эйлис внимательным, оценивающим взглядом. Посмотрел раз. Другой. Эйлис отвернулась. Когда она вновь посмотрела в его сторону, то увидела, что взгляд Брэда полон животного вожделения. Решив тут же поставить его на место, она презрительно посмотрела ему прямо в глаза. В ответ он лишь плотоядно осклабился и нарочито игриво подмигнул ей.

Повернувшись к Стивену, она сказала:

— Вы не предупредили меня, что ваш друг Брэд нагл до последней степени!

— Он не сделает ничего дурного, детка. И не забудьте, что он нам крайне нужен.

Во время полета Стивен прожужжал ей все уши рассказами о том, какой ценный человек Брэд. Но первая же встреча с ним заставила Эйлис усомниться в этой характеристике.

Когда в ее паспорте и визе были наконец проставлены необходимые штампы, Эйлис присоединилась к Стивену и Брэду, негромко переговаривающимся.

— Привет, — сказал Брэд, и Стивен, прекратив разговор, познакомил их. — С нетерпением ждал встречи. Стивен мне рассказал все-все о вас.

При этих словах Брэда Стивен слегка смутился, и Эйлис задумалась, что же именно мог рассказать ему Стивен. Однако прежде чем она смогла спросить об этом, Брэд повел их к выходу.

— Поезжай мимо Народного дворца, — сказал Стивен, когда они влезли в поржавевший «Ровер».

— Это еще зачем? — удивился Брэд.

— Эйлис будет интересно посмотреть, где погиб Гордон, — улыбаясь, отвечал Стивен.

— Да-да, конечно! — Эйлис в очередной раз удивилась, насколько Стивен мог быть предупредителен и поистине очарователен, когда брал на себя этот труд. Вот и сейчас он вспомнил ее любовь к истории.

— Кто это? — спросил Брэд.

— Части полковника британской армии Гордона, — пояснил Стивен, — были осаждены в Хартуме войсками Маади, подкрепления не было. Маадисты окружили дворец и, когда Гордон вышел к ним, отрубили ему голову, а тело изрубили на куски.

— Он проявил необыкновенное мужество, — добавила Эйлис. — Очутившись в осаде, он понял, что запасов не хватает, но не захотел обречь на голод мирных жителей Хартума. Если бы пайки распределялись главным образом среди солдат, то гарнизон смог бы продержаться еще три дня и дождаться подмоги.

— Господи! — Брэд свернул на набережную Белого Нила. — Это же глупо! Пусть бы лучше мирное население поголодало.

— Согласен, — сказал Стивен. — Потом Маади, взяв город, сровнял его с землей, и большинство жителей были убиты.

Но Эйлис была другого мнения. Вот и Марк, вдруг подумала она, попади он в такой переплет, вел бы себя так же достойно. Но отстаивать свое мнение и спорить она не стала — не было настроения.

— Потом Маади построил собственную столицу Омдурман на том берегу, — продолжал Стивен. — Когда в конце концов Хартум освободили, Уинстон Черчилль еще служил под началом Китченера.

— Когда все это происходило? — задал вопрос Брэд.

— Хартум пал в тысяча восемьсот восемьдесят пятом, — ответила Эйлис, — а Омдурманское сражение, в котором участвовал Черчилль, было гораздо позже — в тысяча восемьсот девяносто восьмом.

— Древняя история! — Брэд фыркнул. — Но похожа на вьетнамскую войну. Там тоже желтожопые нас частенько брали в оборот. — Он затормозил.

Эйлис поднялась по ступеням дворца и постояла там одна, глядя на раскинувшийся внизу город. Она вдыхала сухой воздух пустыни. После захода солнца стало гораздо прохладнее, но все равно было, конечно, жарче, чем в Лондоне, и без этой вечной лондонской влажности.

«Интересно, что чувствовал Гордон, — думала Эйлис. — Ведь он был один, совсем один».

Когда она вернулась в машину, Стивен сказал:

— Я остановился в «Суданском клубе», но, для того чтобы получить там номер, надо быть гражданином Содружества, детка. Брэд забронировал вам номер в отеле «Оазис», где живет он сам и где разместилась вся группа. Утром он доставит вас на съемки.

Отвезя Стивена в «Суданский клуб», они в молчании поехали дальше — к себе в отель. Даже не сообщил ей об этой маленькой детали! В этом весь Стивен. Видно, он чувствовал себя вправе жить отдельно от всех в

гораздо лучших условиях. Брэд настоял на том, чтобы отнести ее вещи — небольшой чемодан и дорожную сумку — в тускло освещенный вестибюль.

Портье не сразу нашел заказ на номер, но потом все-таки обнаружил его. Носильщиков в отеле не было. Брэд потащил ее вещи мимо сломанного лифта на второй этаж. Пока она отпирала номер, он стоял у нее за спиной так близко, что его дыхание шевелило ей волосы.

— Спасибо, что поднесли вещи. Теперь уж я сама.

Не обратив внимания на эти ее слова, Брэд толкнул дверь и втащил вещи в номер. Войдя, он тут же плюхнулся на продавленную двуспальную кровать.

— Неплохо, неплохо. Не «Суданский клуб», конечно, но сойдет. Надо эту кровать опробовать.

— Давайте условимся с самого начала. Я приехала сюда на две недели, чтобы помочь Стивену, то есть с деловой целью, как, надеюсь, и вы. Нам придется работать вместе. Пусть наши отношения будут чисто деловыми и никакими другими. Хорошо? — Эйлис распахнула дверь, показывая, что просит Брэда выйти.

— Конечно, крошка. Вам решать, — сказал Брэд, спрыгивая с постели. — А если передумаете, то дайте знать. — И, шутливо шлепнув ее по заднице, Брэд вышел, сказав напоследок: — Завтра к восьми будьте готовы.

62
{"b":"25395","o":1}