ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На восемнадцатой странице «Тайм» на следующее утро была помещена маленькая заметка с сообщением об антиамериканской демонстрации возле здания американского посольства в Судане. Президент США отдал распоряжение, согласно которому все сотрудники посольства, имеющие американские паспорта, не занятые непосредственно дипломатической работой, должны выехать из страны. Война на юге разрасталась, и в этом обвиняли американцев.

Поздно вечером Марк позвонил Эйлис в отель, и портье сказал, что она ушла с мистером Уиллингхемом. Наутро Марк позвонил в Хайфу своему старому товарищу по Лондонскому экономическому училищу:

— Авраам, можешь сделать мне одолжение? — спросил Марк. — У тебя есть связи в израильской разведке?

— Конечно. А почему ты интересуешься?

— В Хартуме какая-то заварушка. Я знаю, что израильтяне контролируют ситуацию.

— Я все узнаю и перезвоню.

Авраам позвонил вечером. Едва окончив разговор, Марк опять набрал его номер:

— Я знаю, что это не совсем законно, но мне это нужно позарез. Я заплачу какую угодно сумму.

Глава 36

— Вы можете попрактиковаться в съемке, крошка, — отснять заключительные кадры.

— Мы не понадобимся вам, Стивен? — крикнула Эйлис.

— Нет, можете идти с Брэдом.

— Мы на часик, не больше, — бросила она через плечо, выходя из съемочного павильона и думая о том, куда же делись папки с нужными ей бумагами? Поискав их, едва представилась возможность, Эйлис ничего не нашла.

В джипе Эйлис размышляла о том, что все складывается, в общем, удачно. После того как два дня назад они закончили работу, Стивен был в самом радужном настроении. Мелани уже готовила благодарственное слово, которое собиралась произнести при вручении ей премии Академии киноискусства. Когда они позвонили Найджелу сообщить о своих успехах, тот заплакал от счастья. Так почему же, думала Эйлис, она чувствует себя такой несчастной? Из-за Марка. Ей жутко неприятна вся эта история с ним. Ну ничего, завтра все переменится. Как только она приземлится в Лондоне, то первым делом позвонит ему.

Брэд помахал рукой перед ее лицом, и она поняла, что, задумавшись, не слышала ни слова из того, что он ей говорил.

— Вы так расстроились из-за того, что не смогли вылететь из страны в ту же секунду, как только поступило распоряжение президента?

— Я не ожидала, что пройдет неделя, пока мы сможем наконец выбраться из Хартума, — ответила Эйлис. Она все еще была под впечатлением того, что ни одна из американских авиакомпаний, обслуживающих Хартум, помочь им не могла.

Брэд остановил джип на холме, откуда открывался вид на плоскую равнину, так называемую Долину Камней. Окрестности вокруг были очень живописными.

— Наведите камеру вот на этот холм, — говорил Брэд. — Получатся прекрасные кадры, а в Лондоне мы их посмотрим и решим, что с ними делать.

На своей щеке она чувствовала его жаркое дыхание. Как всегда, он стоял к ней слишком близко.

— Я не могу сосредоточиться, когда вы так близко стоите.

Брэд не пошевелился. Вместо этого он обхватил ее сзади и стал целовать в шею. Эйлис уперлась локтем ему в живот.

— Хватит, крошка, покобенилась — и будет!

Эйлис резко повернулась к нему лицом:

— Да вы что, в конце концов?! У меня есть жених, и как только я вернусь в Лондон, я выхожу за него замуж.

— Серьезно? Часом не за какого-нибудь английского педика, фамилию которого и не выговоришь?

— Он ничуть не похож на гомосексуалиста, а фамилия у него самая нормальная.

— А где же кольцо?

Эйлис опять уставилась в камеру.

— Глупо было бы брать с собой в нищую страну кольцо с изумрудом в девять каратов!

Волшебное слово «кольцо», как только она произнесла его, охладило пыл Брэда, и они смогли отснять кадры, мирно обсуждая профессиональные тонкости.

— Наведите вон туда, крошка. Это будет супер! Навели? Что вы видите?

— Дым, — сказал Эйлис. — Густой черный дым.

— Дайте-ка я взгляну! — Брэд выхватил из ее рук камеру. Камера приближала дальние холмы не хуже окуляров бинокля.

— Господи боже! — воскликнул Брэд, едва взглянув в камеру. — Надо торопиться, пока еще можно выбраться.

Едва поспевая за Брэдом, тащившим камеру к джипу, Эйлис спросила:

— Что там такое?

— Бахар-Дар, — ответил Брэд. — Это нефтехранилище. Оно горит.

— Откуда вы знаете? Может быть, это горят хлопковые поля к югу отсюда!

Брэд рывком нажал на стартер.

— Дудки. После Вьетнама меня не проведешь. Так горит только нефть и ничто больше. Думаю, что повстанцы подожгли нефтехранилище в Бахар-Даре.

— Значит, правду говорили, что они наступают на Хартум, — сказала Эйлис, вспомнив предупреждение Остина. Она кляла себя за то, что поверила заверениям правительства в том, что столице ничего не угрожает.

Не прошло и нескольких минут, как джип затормозил возле совершенно пустого съемочного павильона.

— Вот сукин сын! — Брэд стукнул кулаком по письменному столу. — Ну, попадись мне этот подонок! Не только сбежал, бросив меня, но еще и блокнот мой прихватил! — Брэд порылся в среднем ящике стола, обычно всегда запертом.

— Какой блокнот? — спросила Эйлис, тоже заглядывая в ящик. Там лежала недостающая страничка из ее чековой книжки.

Самолет замедлил ход и прекратил движение. Марк подсчитал, что имеет в своем распоряжении примерно двое суток. За это время он должен вызволить отсюда Эйлис. Если сведения, полученные от израильской разведки, точны — а обычно это так, — к концу недели суданцы предпримут акции против американцев и запретят им вылет из Судана.

Поставив штамп в паспорте и визе, Марк ждал такси, как вдруг его окликнули. Обернувшись, он увидел направляющегося к нему невысокого блондина.

— Герберт Рассел, — представился подошедший. — Я служащий посольства.

— Да? — Марк не смог скрыть некоторой настороженности. О его прилете в Хартум знали очень немногие. Он позвонил Акселю Марли в Интерпол, чтобы тот сообщил ему имя связанного с ними человека, к которому Марк мог бы обратиться. Марк решил, что нелишне будет заручиться поддержкой кого-нибудь помимо Роберта Тэлбота. Как он и предполагал, имя это было законспирировано, и Марк не успел его выяснить.

— Аксель Марли передал, что вы хотели бы встретиться со мной, — сказал Герберт, понизив голос.

— Да, конечно. — Марка поразило, что Марли счел возможным нарушить конспирацию. — Спасибо, что приехали. Что здесь происходит?

По пути в город Герберт объяснил ему, что правительство обвинило американцев в поставке бунтовщикам современного вооружения. В отместку правительство чинит препятствия американцам в вылете. Марк застонал: события развивались быстрее, чем он ожидал. Похлопав по нагрудному карману, он проверил, там ли оба паспорта. Пока британцам вылет разрешен, Эйлис он вытащить сможет.

— Вы понимаете, что я сообщаю вам это строго конфиденциально? — спросил Герберт, и Марк кивнул. — Тэлбот скрылся. Вчера отправился в Омдурман один и не вернулся. У меня есть доказательства его причастности к афере с билетами. Вместе со своим братом Джейсоном он много чем занимался, в частности, промышлял контрабандой оружия, но это пока бездоказательно.

— А привлечь Тэлботов к суду за их билетную аферу вы сможете?

Герберт кивнул, и лицо Марка расплылось в улыбке. Двенадцать лет! Пусть через целых двенадцать лет, но Джейсон все-таки у него в кармане!

— Правительство Ее Величества было бы весьма признательно, — сказал Герберт, въезжая в боковые ворота посольства, — если бы вы смогли направить в Хартум три самолета вашей компании. Мы хотели бы вывезти отсюда как можно скорее всех наших подданных.

— Мне надо срочно отыскать мою невесту.

— Мне приказано не отпускать вас от себя. За невестой мы отправим кого-нибудь из наших.

Дожидаясь, пока атташе посольства разыщет Эйлис, Марк делал все возможное, чтобы помочь Герберту, заменившему исчезнувшего Тэлбота. Немногочисленный штат не очень опытных сотрудников посольства, привыкших к нетрудной службе в тихой стране, где ничего не происходило вот уже сотню лет, пытался как-то справиться с наседавшими на них сотнями перепуганных людей.

67
{"b":"25395","o":1}