ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этот невольный упрек больно задел Марка. И вместе с тем глупо было бы отрицать, что в словах ее содержится истина. Их связывает нечто, к чему он, Марк, не имеет теперь отношения.

— Я понимаю, — сказал он, хотя вовсе не понимал и сомневался, что когда-нибудь это поймет. Он сунул руку в карман за обручальным кольцом. Как давно, немыслимо давно был этот сочельник, словно целая жизнь прошла. Он передал ей коробочку с кольцом со словами: — Возьми и храни это. В память о прошлом.

— Марк, я не могу принять это кольцо. — Эйлис попыталась отдать кольцо обратно, но Марк отстранил ее руку.

— Я настаиваю. Мне хочется, чтобы кольцо это было у тебя, как бы ты ко мне ни относилась!

— Но я невеста Брэда, — сказала она, разглядывая кольцо.

— Я люблю тебя. Ты это знаешь. И я прошу тебя не торопиться, чтобы не ошибиться в своих чувствах.

Эйлис лишь покачала головой.

Марк проглотил комок в горле.

— Скажи мне, что ты его любишь, и я не буду впредь тебе надоедать.

Эйлис не колебалась, и взгляд ее был ясным, спокойным:

— Я люблю Брэда. И всегда буду любить его.

Глава 43

— Кис-кис! Кис-кис! Кисонька, где ты? Иди ко мне! — взывала Эйлис. Ну куда запропастилась эта дрянь? Наверное, опять надоедает пожилому господину, въехавшему в дом напротив. Ладно, проголодается — сама придет. Надо поторопиться, а не то они опоздают к Чонси. Постояв еще минуту и подождав, не покажется ли Ти-Эс, Эйлис подумала о Марке. Как ненавидела она себя вчера за то, что сделала! Услышав, как отъезжает от дома его «Ягуар», она чуть не расплакалась. Марк покинул ее навсегда. Но какого мужества потребовала от нее эта ужасная ложь, побольше, чем в Судане. Вот и Брэд топочет, спускаясь по лестнице. Если он увидит кольцо, он поймет, что она все еще любит Марка. Он ни за что не поверит, что мужчина может подарить такое кольцо, ничего не ожидая взамен. Вчера она успела спрятать кольцо в корзину с кошачьей подстилкой, которую принес Марк.

Сегодня она собиралась положить его в надежный сейф, но Брэд не дал ей возможности отлучиться в банк. Он ни на минуту не оставлял ее одну, Эйлис даже заподозрила, что это неспроста: может, Брэд что-то почувствовал? От размышлений ее оторвал его зычный окрик:

— Давай, Эйлис, торопись, опоздаем! Да плюнь ты на эту драную кошку!

Эйлис устало поднялась по лестнице, думая о том, как отвратительно опять идти в гости. А еще хуже приставания Брэда потом, когда они вернутся. Скорее бы завтрашний день — последний, и на вечере в доме Стивена она наконец достанет из тайника две записные книжки.

— Опоздаем же! — разъярился Брэд, видя, что она еще не одета.

— Ну и хорошо — тем эффектнее будет наше появление.

— Надень зеленое, — сказал Брэд, когда, стоя возле шкафа, она выбирала наряд.

— Зеленое — завтра, — сказала она. Нет, на сегодня зеленое исключено — это все бы испортило. Эйлис не может быть два вечера подряд в зеленом, не вызвав подозрения у Брэда, а вшить потайной карман в другое платье она не успеет.

— А что в этом зеленом такого особенного?

— Это модель, которую Линда сделала специально для меня. Я берегу его для самых торжественных случаев.

Надев красное платье, она подрумянивала щеки, чтобы не казаться такой бледной, как вдруг послышалось царапанье во входную дверь и короткое двойное «мяу». Эйлис поспешно спустилась к двери, но, открыв, увидела только, как проказница шмыгнула в палисадник дома напротив.

— Кис-кис! — тихонько позвала Эйлис.

Нового соседа она еще не видела, но слышала его голос — с немецким акцентом он говорил что-то разносчику газет. Пожилой человек, возможно, рано ложится, нехорошо тревожить его.

— Эйлис, ты что, совсем уж ополоумела? — грозно проревел Брэд.

«Оставь кошку, — сказала себе Эйлис. — Захочет — сама придет». Она направилась к дому. Брэд уже был в гараже, разогревал мотор. Эйлис опустилась на мягкое сиденье лимузина.

— Помешалась на этой кошке! — бурчал Брэд, давая задний ход и разворачивая машину так резко, что скрипнули шины. Несколько секунд — и они уже мчались со скоростью пятьдесят миль в час, но Эйлис все же успела заметить выглядывавшую из окошка соседа Ти-Эс.

На скучнейшем томительнейшем вечере у Чонси Брэд напился. Сесть ей за руль он не разрешил, но, слава богу, от роскошного особняка Чонси до их дома проехать надо было всего ничего. Пьяный Брэд вел машину очень медленно, с преувеличенной аккуратностью делая каждый поворот. Эйлис глядела в окно, думая о том, как обожает Брэд быть в центре внимания и до чего он тщеславен. Чонси Беддингтон, герцог Рестонский, пригласил его отдельно, и для Брэда это было крайне важно. Он по-детски благоговел перед титулами.

Эйлис весь вечер с замиранием сердца ждала появления Марка под руку с какой-нибудь красоткой. Подойдя к ней под самый конец, Шармейн сказала:

— Как жаль, что Марк не смог быть! — она огорченно покачала головой. Волосы ее были уложены в новую модную прическу, создававшую тщательно выверенное впечатление беспорядка, как бы встрепанности. — Он пробудет в Австралии целый месяц. Даже не сможет присутствовать на вашей премьере.

— Рената будет очень огорчена, — сказала Эйлис, разглядывая наряд Шармейн. Попугаистое малиново-желтое платье с оборками уж никак нельзя было назвать скромным и незаметным. Эйлис все-таки надеялась, что Марк выберется на премьеру. Она молила бога, чтобы к тому времени задуманная ею операция благополучно завершилась и она смогла бы все объяснить Марку.

Когда они подъехали, кошка сидела на крыльце у входа. Значит, она все-таки довела старого джентльмена до того, что он ее выгнал. Отбросив кошку ногой, Брэд ввалился в дом. Завопив, словно ее режут, кошка бросилась через дорогу. Эйлис поймала ее уже тогда, когда животное орало под дверью соседа, издавая душераздирающие звуки, похожие на вой сирены.

— Мне очень жаль, что тебя отпихнули, — сказала, морщась от боли, Эйлис, — но это еще не повод впиваться в меня когтями.

Нарочно медля в надежде, что Брэд уснет и не станет к ней лезть, Эйлис дала Ти-Эс огромную миску сметаны. Та принялась жадно лакать. Все в порядке — кольцо на месте.

Брэд уснул прямо в одежде. Он оглушительно храпел. Эйлис разделась и легла, завернувшись в простыни. Необходимо хорошенько выспаться — завтра трудный день. Но ей не спалось. Она лежала, думая о том, что не высыпалась с тех пор, как рядом нет Марка. Какое счастье это ощущение уюта, надежности, когда рядом любимый!

Эйлис не хотелось бы производить впечатление наблюдающей, вынюхивающей, тем не менее занималась она именно этим. Народу было полно — и в гостиной, и в кабинете, и в библиотеке. Все шло так, как планировали они с Остином. Никому не придет в голову, что в элегантнейшем зеленом платье Эйлис под пеной кружев в складке шлейфа скрывается карман. Если повезет, через несколько минут она раздобудет записные книжки. Избавившись от них, она позвонит Остину, потом съездит за кольцом и Ти-Эс и скроется до тех пор, пока власти не задержат преступников.

— Милая, хочешь шампанского? — спросил Брэд. — Я слышал, Кимброу в Австралии. Ты в курсе?

— Да. И на премьере его не будет, — сказала Эйлис с полнейшим равнодушием. Брэд и так чересчур живо интересуется ее отношениями с Марком. Ни к чему лишний раз подогревать этот интерес.

— Что ты все время поглядываешь на дверь? Ждешь кого-то?

— Да, — сказала она, притворяясь, что пьет. Своим предыдущим бокалом она ухитрилась полить искусственные цветы. — Я жду Джину Джерард, двоюродную сестру Ренаты. Помнишь, был разговор, что она не прочь сняться в нашей картине? Я подумала, что тебе будет удобно поговорить с ней с глазу на глаз в неофициальной обстановке. Конечно, если ты сочтешь, что она не подходит, мы ей откажем. В конце концов последнее слово за нами, ведь так?

По-видимому, поверив ей, Брэд кивнул.

— Шикарная вечеринка, правда?

— Да, — сказала Эйлис, наблюдая постоянное перемещение гостей по лестнице вверх и вниз. Ах да, ведь сладкий стол накрыт на втором этаже или, как называют это англичане, на первом, вот сластены и ходят туда-сюда.

78
{"b":"25395","o":1}