ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 38

Когда Питер вошел в спальню, Кэти лежала в кровати на спине, уставясь в потолок. Хобсоновский монитор показывал, что она не спит, даже не дремлет, так что не было смысла стараться не шуметь.

— Питер? — раздалось в темноте.

— Да?

— Что произошло сегодня вечером?

— Мне нужно было встретиться с Саркаром.

Кэти изо всех сил пыталась говорить спокойно:

— Ты знаешь, кто убил моего отца? Кто убил Ханса?

Питер хотел было что-то сказать, но осекся.

— Доверие, — она слегка повернулась на бок в его сторону, — должно быть взаимным. — Затем отчетливо произнесла: — Ты знаешь, кто их убил?

— Нет, — промямлил Питер, снимая носки. И затем, чуть позже, — наверняка не знаю.

— Но у тебя есть определенные подозрения?

Питер боялся, что голос его выдаст, и поэтому только молча кивнул.

— Кто?

— Это только догадки. — Казалось, он с трудом подбирает слова. — Кроме того, мы не уверены, что твой отец действительно был убит.

Твердо:

— Кто?

Он глубоко вздохнул:

— Потребуется кое-что объяснить. — Теперь он снимал рубашку. — Мы с Саркаром занимались… некоторыми исследованиями по искусственному интеллекту.

Ее лицо, голубовато-серое в полумраке спальни, оставалось безучастным.

— Саркар создал три копии моего сознания внутри компьютера.

— Ты хочешь сказать, экспертные системы? — с удивлением спросила Кэти.

— Больше этого. Гораздо больше. Он скопировал каждый нейрон, каждую нейронную сеть. Они представляют собой во всех отношениях точные копии моей личности.

— Я не знала, что такое возможно.

— Это пока только эксперимент, но такая возможность действительно существует. Методику разработал Саркар.

— Боже. И ты думаешь, что одна из этих… этих копий ответственна за убийства?

Питер говорил едва слышно:

— Может быть.

Глаза Кэти расширились от ужаса.

— Но… но зачем копии твоего сознания станут делать то, что сам бы ты никогда не сделал?

Питер наконец надел пижаму.

— Потому что двое из них не являются точными копиями. Некоторые части того, чем я являюсь, были из них удалены. Не исключено, что мы случайно убрали что-то, что отвечает за человеческую мораль. — Он сел на край кровати. — Говорю тебе, я никогда бы не стал никого убивать. И даже Ханса. Но какая-то часть меня очень хотела, чтобы он умер.

В голосе Кэти прозвучала горечь:

— А мой отец? Какая-то часть тебя хотела и его уничтожить?

Питер пожал плечами.

— Ну?

— Я, хм, в сущности, никогда не любил твоего отца. Правда, до самого последнего времени у меня не было причин ненавидеть его. Но… но ты рассказала о своей беседе с консультантом. Когда ты была маленькой, он причинил много вреда. Он разрушил твою уверенность в себе.

— И за это один из твоих двойников убил его?

В темноте не было видно, как она пожала плечами.

— Так отключите эти чертовы штуки, — подумав, сказала Кэти.

— Мы не можем, — ответил Питер. — Мы пытались. Они ускользнули из лабораторного компьютера в сеть.

— Боже, — воскликнула Кэти, вложив весь свой гнев и страх в одно это слово.

Некоторое время они молчали. Она слегка отодвинулась. Питер взглянул на жену, стараясь прочесть отразившуюся у нее на лице смесь противоречивых чувств. Наконец слегка дрожащим голосом она сказала:

— Есть еще кто-нибудь, от кого бы ты хотел избавиться?

— Саркар спросил меня о том же, — с досадой ответил он. — Но я не могу вспомнить, по-моему, никого.

— А как насчет… как насчет меня? — выдавила из себя Кэти.

— Тебя? Конечно, нет.

— Но я причинила тебе боль.

— Да. Но я не хочу, чтобы ты умерла.

Слова Питера, похоже, нисколько не успокоили ее.

— Боже мой, Питер, ну как ты мог сделать такую глупость?

— Я… я не знаю. Мы этого не хотели.

— А как насчет сыщицы?

— Не понял?

— Что случится, если она подберется слишком близко к истине? — спросила Кэти. — Ей тоже придется умереть?

На следующее утро в четверть одиннадцатого к Хобсонам пришел Саркар. Они все трое сидели на кухне и жевали зачерствевшие пончики.

— Так что нам теперь делать? — спросила Кэти, скрестив руки на груди.

— Обратиться в полицию, — немедленно откликнулся Саркар.

Питер был поражен:

— Что?!

— В полицию, — повторил Саркар. — Это полностью вышло из-под нашего контроля. Нам нужна их помощь.

— Но…

— Позвоним в полицию. Расскажем им правду. Это новое явление. Мы не ожидали такого результата. Так им и скажем.

— Если ты это сделаешь, — медленно проговорила Кэти, — последуют санкции.

— В самом деле, — согласился с ней Питер. — Будут предъявлены обвинения.

— Какие обвинения? — удивился Саркар. — Мы ничего предосудительного не делали.

— Ты что, шутишь? — возмутился Питер. — Они, к примеру, могут обвинить меня в убийстве. Или в соучастии в убийстве, а тебя в преступной халатности.

У Саркара округлились глаза:

— Престу…

— Не говоря уж о законах против хакеров, — вставила Кэти. — Если я все правильно поняла, ты создал программу, которая бродит по сети, взламывая чужие компьютерные системы и похищая чужие ресурсы. Это уголовно наказуемо.

— Но мы не собирались сделать ничего плохого, — сказал Саркар.

— Прокурор может легко загнать нас в угол одними инсинуациями, — продолжал Питер. — Некто вместе со своим лучшим другом создает программу, убивающую людей, которых этот человек ненавидит. Достаточно просто поставить под сомнение любое заявление, что я с самого начала не задумал все это именно таким образом. А ты помнишь процесс против «Консолидейтед Эдисон»? Правила Франкенштейна. Те, кто желает извлечь выгоду из новой технологии, отвечают своим имуществом за непредвиденные последствия.

— Это же американские законы, — перебил Саркар.

— Я подозреваю, что любой канадский суд будет руководствоваться аналогичными принципами, — заметила Кэти.

— Несмотря на все это, — твердо заявил Саркар, — модели-двойники необходимо остановить.

— Да, — согласилась Кэти. Саркар посмотрел на Питера:

— Возьми телефон. Набери девять-один-один.

— Но что тут может сделать полиция? — пожал плечами Питер. — Я бы и сам был за то, чтобы обратиться к ним, если бы они могли хоть чем-то помочь.

— Они могут отдать приказ отключить сеть, — сказал Саркар.

— Ты что, шутишь? Это вправе сделать лишь канадская секретная служба или канадская конная полиция, и я готов держать пари, что только сославшись на Закон о военном положении, они могут ограничить доступ к информации в таких масштабах. А если двойники переберутся в Штаты? Или через Атлантику? — Питер криво усмехнулся. — Вряд ли удастся когда-либо очистить от них всю сеть.

Саркар задумчиво покачал головой:

— Наверно, ты прав.

Некоторое время все молчали. Наконец Кэти сказала:

— Разве вы сами не можете попытаться как-нибудь вычистить их из сети?

Друзья выжидающе уставились на нее.

— Знаете что, — продолжила она, — напишите какой-нибудь вирус, который выследил бы их и уничтожил. Помню, когда я еще училась в университете, вдруг в сети «Интернет» появился вирус-червь, так его прозвали, — и он буквально за несколько дней расползся по всему миру.

Саркар слегка оживился.

— Может быть, — протянул он. — Вполне может быть.

Питер взглянул на друга и постарался придать своему голосу спокойствие и уверенность:

— В конце-то концов, двойники огромны. Не так уж трудно будет их отыскать.

Саркар согласно кивнул:

— Вирус, который проверял бы все файлы размером свыше, скажем, десяти гигабайт… Он мог бы искать две или три характерные особенности твоих нейронных сетей. Если он их обнаружит, то сотрет этот файл. Да, да, мне кажется, я смог бы написать что-нибудь вроде этого. — Он повернулся к Кэти. — Блестяще, Катрин!

— Сколько тебе для этого потребуется времени? — спросил Питер.

55
{"b":"25396","o":1}