ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Среди овец и козлищ
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
Арк
Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Любовь на троих. Очень личный дневник
Крампус, Повелитель Йоля
A
A

— Она была жива, когда ты уходил?

— Да.

— Так что это за штука такая? — поинтересовался Саркар, показав на устройство, которое привез с собой Питер.

— Наверно, какое-то оружие.

— Я никогда ничего подобного не видел, — заметил Саркар.

— Этот парень назвал его «излучатель».

Саркар помертвел.

— Сабханалла! — воскликнул он. — Излучатель…

— Ты знаешь, что это такое?

Саркар кивнул:

— Я читал про такие штуки. Пучковое оружие. Они впрыскивают в тело пучок заряженных частиц — концентрированную радиацию. — Он шумно выдохнул. — Гадкая штука. Они запрещены в Северной Америке. Абсолютно бесшумны, и ими можно пользоваться прямо из кармана. Одежда и даже тонкие деревянные двери проницаемы для такого луча.

— О Боже, — вырвалось у Питера.

— Но ты сказал, что женщина была жива?

— Она дышала.

— Если в нее попали этим лучом, то из нее придется вырезать куски, чтобы спасти что останется. Однако более вероятно, что через день или два она умрет. Если бы он выстрелил ей в мозг, она бы умерла мгновенно.

— Ее револьвер был недалеко. Возможно, когда я вошел, она бросилась за ним.

— Тогда, наверно, он не успел прицелиться. Может, он выстрелил ей в спину — повредил спинной мозг, и ноги просто перестали ее слушаться.

— А я разбил стекло, прежде чем он успел закончить свою работу. Черт бы все это побрал, — воскликнул Питер. — Мы должны все это прекратить как можно скорее.

Саркар кивнул:

— Теперь можно. Я тщательно подготовил это испытание. — Он показал на рабочую станцию в центре зала. — Это устройство полностью изолировано. Я удалил все соединения с сетью, с телефонными линиями, все модемы и блоки сотовой связи и загрузил на жесткий диск этой рабочей станции новые копии всех трех двойников.

— А вирус? — спросил Питер.

— Вот он. — Саркар показал черную магнитокарточку, чуть меньшего размера и почти такую же тонкую, как визитная карточка. Он вложил ее в щель считывающего устройства рабочей станции.

Питер подвинул к компьютеру одно из кресел.

— Чтобы провести испытания должным образом, нам нужно будет действительно запустить всех этих новых двойников.

Питера охватили сомнения. Его расстраивала сама идея пробудить к жизни новые свои версии лишь для того, чтобы сразу же их убить. Но если без этого не обойтись…

— Давай, — решился наконец Питер.

Саркар нажал на несколько клавиш.

— Смотри, они живы.

— Откуда ты знаешь?

Он ткнул костлявым пальцем в группу данных на экране. Для Питера это была абракадабра.

— Погоди, — сказал Саркар, поняв это. — Я лучше представлю данные в другом виде. — Он нажал еще несколько клавиш. Три волнистые кривые начали пульсировать на экране. — Это, в сущности, смоделированные электроэнцефалограммы для каждого из двойников, они представляют преобразование их нейронной активности во что-то вроде биотоков мозга.

Питер показал на каждую кривую по очереди. На них начали появляться бешеные всплески активности.

— Посмотри на это.

Саркар кивнул:

— Паника. Они не понимают, что происходит. Они проснулись слепыми, глухими и предельно одинокими.

— Несчастные создания, — вздохнул Питер.

— Дай-ка я выпущу вирус, — перебил Саркар, коснувшись клавиш. — Исполняю.

Питер вздрогнул.

Несколько минут панические энцефалограммы продолжали плясать на экране.

— Мне кажется, вирус не работает, — заметил Питер.

— Нужно какое-то время, чтобы он смог распознать характерные признаки, — пояснил Саркар. — В конце концов, эти двойники огромны. Немного подожди… а, вот.

Средняя кривая вдруг судорожно запрыгала вверх и вниз, а затем…

Ничего. Прямая линия. А затем и эта линия исчезла, так как исходный файл был стерт.

— Боже, — тихо пробормотал Питер.

Несколько минут спустя верхняя кривая запрыгала таким же образом, стала плоской горизонтальной линией и исчезла.

— Один остался, — отметил Саркар.

На этот последний двойник вирусу потребовалось больше времени, чем на двух других, вместе взятых, — наверно, это был Контроль, самая полная модель, та, что была точной копией Питера, в которой не была перерезана ни одна нейронная связь. Питер смотрел, как энцефалограмма бешено запрыгала, затем перестала биться и превратилась в прямую, а потом просто исчезла, будто выключили свет.

— И никакой душеграммы отсюда не вышло, — грустно сказал Питер.

Саркар покачал головой.

Питер сам не ожидал, что так расстроится.

Копии его самого.

Рожденные.

Убитые.

И все это на протяжении нескольких минут.

Он отъехал в кресле в другой конец лаборатории и, закрыв глаза, откинулся на спинку.

Саркар установил программу переформатирования жесткого диска рабочей станции, чтобы не осталось никаких следов двойников. Покончив с этим, он нажал кнопку рядом со щелью считывающего устройства, и магнитокарта с вирусом выскочила ему на ладонь. Он понес ее к консоли главного компьютера.

— Я разошлю его одновременно по пяти разным подсетям, — объяснил Саркар. — Он должен распространиться по всему свету меньше чем за сутки.

— Подожди. — Питер слегка подался вперед. — Наверняка твой вирус можно модифицировать, чтобы он мог отличать двойники друг от друга?

— Конечно, — подтвердил Саркар. — У меня уже написаны программы для этого. Существует несколько ключевых нейронных связей, которые мне пришлось разрезать, чтобы изготовить модифицированных двойников; по ним довольно легко их различить.

— Ну тогда нет причин убивать всех троих. Мы можем просто выпустить в сеть тот вариант вируса, который сотрет только двойника-убийцу.

Саркар немного подумал.

— Мне кажется, мы должны сначала пригрозить им всем универсальной версией вируса в надежде, что виновный признается. После этого мы можем выпустить в сеть специфический вариант вируса, нацеленный только на него. Конечно, ты бы сознался, чтобы спасти своих братьев.

— Я..: я не знаю, — неуверенно отозвался Питер. — Я единственный ребенок в семье, по крайней мере был им до недавних пор. Я честно не знаю, как бы я поступил.

— Я бы это сделал, — заявил Саркар. — Ни секунды не задумавшись, я бы пожертвовал собой для спасения жизни своих родственников.

— Я уже давно подозревал, — Питер говорил совершенно серьезно, — что ты, должно быть, лучше меня. Однако стоит попробовать это сделать.

— Мне понадобится примерно час для подготовки трех специфических версий вируса. — Саркар несколько успокоился.

— Ладно, — согласился Питер. — Как только ты будешь готов, я созову двойников на сетевое совещание.

ОБЗОР СЕТЕВЫХ НОВОСТЕЙ

Жорж Лаваль, 97 лет, сегодня признался в совершении ряда нераскрытых убийств, совершенных на юге Франции за период с 1947 по 1949 год. «Я скоро умру, — заявил он, — и, прежде чем предстать перед Богом, должен принять на себя ответственность за эти преступления».

Новости религиозной жизни: на этой неделе в Гарвардском университете состоится семинар с участием ведущих исследователей Нового Завета со всего мира для обсуждения вопроса: возвратилась ли душа Иисуса в тело после его воскрешения. Отец Дэйл Девит будет защищать свое недавнее предположение, что душа Христа уже покинула тело к девятому часу распятия, когда он воскликнул: «Отче, отче, почто ты оставил меня?»

Еще одна возможная причина отсрочки неоднократно откладываемого начала регулярного пассажирского сообщения «Американских авиалиний» с космической станцией «Фридом». Исследования в Политехническом институте имени Ренсселаэра в Трое, штат Нью-Йорк, указывают, что отбывающие душеграммы могут руководствоваться гравитационным и магнитным полями Земли для определения направления, в котором они должны двигаться. «Если кто-нибудь умрет в условиях невесомости в космосе, — заявила профессор физического отделения этого института Карен Хант, — то такая душа может в буквальном смысле оказаться потерянной навеки».

64
{"b":"25396","o":1}