ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Торговался?

Видимо вспомнив, Марков засмеялся:

– Вот не думал, что окажусь таким жадным…

– Поверят, так дадут и больше!..

– … Он откинулся на спинку, обалдело взглянул. "Это несерьезно, " – говорит. Я ответил, что это еще при условии, если перебросят через границу. Вряд ли, говорю, в ваших интересах, если буду пытаться сделать это сам. Ведь в случае провала скандала не оберешься. Похуже, чем с Пауэрсом… А женщину оставляю вам… Он долго думал… и, как мы предполагали, сказал, что должен кое с кем посоветоваться.

– Впечатление какое у тебя осталось?

– По-моему, идет прощупывание.

– Верит?

Марков пожал плечами:

– Эта встреча меня в этом не убедила. Но, видимо, все складывается нормально.

– Разговор, конечно, он записал на пленку. Из-за этого и потащил в машину, – высказал предположение Агапов.

– А ты? – метнул взгляд генерал.

Марков утвердительно кивнул.

– Как дальше?

– Довез меня до «Сокола». Договорились, что позвонит. На другой день встретились в одном из арбатских переулков. Вот тут-то и случилось. Откуда она взялась, ума не приложу. Как увидел ее, шмыгнул в машину, он догадался, за мной. Говорю, скорей! Он дал газ, и мы скрылись. Кажется, это ему понравилось – видимо, поверил в желание отделаться. Даже по плечу похлопал, похвалил за решимость. – Марков пригладил волосы и дрогнувшим голосом сказал: – Она черт знает что может подумать… Ведь она звонит, ищет меня… – И, немного помолчав, попросил: – Разрешите встретиться, объяснить?

Орлов застучал пальцем по столу, скосил глаза на Агапова.

– Я, Сережа, видел ее. Разговаривал, – сказал Михаил Степанович. В голосе было что-то успокаивающее, и это настораживало.

– Как она? – уже с тревогой спросил Марков, не отрываясь от лица Агапова.

– Теперь ничего, обошлось, – вздохнул Агапов, – тяжело ей, видимо, было. Дошло до того, что заподозрила тебя в предательстве…

– Предательство? – побледнел Марков.

– Что ж, это только говорит в ее пользу, – вмешался Орлов. – Раньше она так бы не подумала. Значит, раскаяние искреннее… Обидно, конечно, что причинили ей боль, но кто мог предполагать… Но в этом есть и плюс. Психологически он сыграл на нас… Продолжай!

– Как только мы выехали на Можайское шоссе, он свернул в первую же развилку, остановил машину, осмотрелся по сторонам и, глядя этаким изучающим взглядом, многозначительно сказал: «С вами, Марков, хочет встретиться один человек.»

Генерал и Агапов засмеялись.

– Смотри, пожалуйста, – пробормотал Орлов, – а ведь неглупый человек. Я знаю за ним немало удачных дел. Видимо, успех в Иране вскружил голову, а провал в Сирии ничему не научил. У него был неплохой учитель, этот Говард Стоун, а вот поди ж ты, у нас ведет себя, как зарвавшийся мальчишка. Что значит вера в силу денег…

– … Кто, спрашиваю, – продолжал Марков. – Он покрутил головой, но так и не сказал…

– Итак, мы выходим на Кларка, – подытожил Орлов. – При знакомстве в планетарии тоже не назвал его?

– Нет.

– Дешевая конспирация! Тоже мне «рыцари плаща и кинжала»… Ну, Кларк-то умнее.

Марков махнул рукой:

– То же самое!..

Орлов насупился, строго посмотрел на него:

– Недооценка врага всегда обходится дорого. Верь в себя, в свои силы, в правоту дела, которому служишь! Но бойся самоуверенности! Если противник дурак, не велика честь воевать с ним!.. А этот опасный. – И после короткого раздумья предложил: – Постарайся вспомнить весь разговор. Точно, в деталях. Это очень важно.

Рассказ был долгим. Шаг за шагом шли за ним Орлов и Агапов, часто перебивали, уточняли детали, отдельные фразы, интонации, понимая, что встреча и разговор были решающими. От впечатления, которое оставил Марков, зависел успех дела.

– Чувствуется, что условия работы в институте и люди им знакомы, – заметил Орлов.

– Да! – подтвердил Марков.

– Полонский, – напомнил Агапов.

– Возможно, не он один. Да и в искренности его я еще не убежден до конца.

– … Когда я сказал, что сейф опечатывают трое, Кларк спросил, кто они. Я ответил. Он подумал и высказал предположение, что сможет помочь…

Генерал переглянулся с Агаповым.

– … Я отказался. Сказал, что помощники облегчают работу, но увеличивают опасность.

– Тоже верно, – похвалил Орлов. – Твоя первая попытка успеха иметь не будет, и ты попросишь помощи. Вот тогда-то они и назовут своих сообщников. Тебе верят?

– Теперь, видимо, верят!

– Уж больно нагло действуют, – заметил Агапов.

Генерал вскинул голову:

– Конечно! Вся комбинация построена на авантюре. Хозяева требуют, торопят. Вот у них и нет иного выхода…

– А если провал? Скандал, ведь, великая держава…

– Не узнаю я тебя, Михаил Степанович. Точно первый год работаешь. Да ведь у них вся политика построена на этом. Другой бы от стыда умер, а они… ничего… Домой приедут – мемуары напишут. С выводами, что большевики преследуют частное предпринимательство. Вот, мол, еще доказательство, что у русских нет свободы, – засмеялся Орлов. – Но перейдем к делу. На чем договорились?

– Кемминг дает «Контакс»…

– Опять «Контакс», – улыбнулся Орлов, – видимо, ЦРУ закупает их партиями… Кстати, поручи выяснить, Михаил Степанович, кому был продан фирмой фотоаппарат за этим номером…

– Дает «Контакс», – продолжал Марков, и при первой же возможности я сниму все расчеты и чертежи…

– Других вопросов не было?

Теперь улыбнулся Марков:

– О, много! И места запуска, и кто конкретно руководит, и готовятся ли опытные взрывы…

Орлов укоризненно покачал головой.

– Молчавший до этого Кемминг спросил, не могу ли я раздобыть дислокацию ракетных частей? «Не много ли вы хотите от меня? – ответил я. – Я продаю то, что могу». – «Горючее, горючее!» – заторопил Кларк и зло посмотрел на Кемминга…

– А что, если им дать расчеты? – вслух подумал Орлов.

– Их собственные, «вернеровские», – улыбаясь, подсказал Агапов.

Орлов взглянул на него, помолчал. Потом протянул руку к лежащему на столе миниатюрному фотоаппарату, покрутил перед глазами:

– О, с ночной съемкой и минимальной выдержкой. Неплохая модель.

Марков и Агапов смотрели на него, ожидая ответа, но он продолжал рассматривать заморский подарок.

– Неплохо, неплохо! Да ведь и наши не хуже, а?.. – Оглядел сидящих офицеров, но, так и не ответив на заданный вопрос, перевел взгляд на Агапова: – Так кто этот Сеньковский?

Привыкший к таким переходам, Михаил Степанович встал, подтянулся:

– Мы уже две недели наблюдаем за ним. Кемминг не только использует его квартиру, но и втянул в валютные дела как передатчика. На днях мы даже отвезли его домой от театра Ермоловой, где он встретился с известным вам Бобом, он же Ищенко, старым знакомым уголовного розыска. Сейчас Боб – доверенное лицо Кемминга. В парадном Сеньковский передал Бобу пакет… Надо принимать решение. Завтра доложу все дело.

Орлов усмехнулся, не торопясь всыпал в стакан порошок с содой, помешал ложечкой побелевшую воду, выпил.

– Изжога, – извиняющимся тоном сказал он.

– Товарищ генерал! Наступают на пятки. Как бы не вспугнуть… – доложил Марков.

Орлов взглянул на Агапова, посуровел.

– Потерять боимся, Олег Владимирович. Да и гоняет уж больно быстро. Не успевает оправдываться перед орудовцами.

– Это у себя-то дома боимся? А потеряешь, так что?

– Связи…

– С кем встречается, встретится еще, – ответил Орлов. – Нет, нет. Рисковать нельзя. – И приказал: – Оттяни людей! Можете быть свободными.

Офицеры поднялись и направились к выходу. Уже в дверях Орлов их остановил:

– А о наших планах доложу сегодня же.

30
{"b":"25399","o":1}