ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я понял, что способен на все. Ради девушки. Не знаю ни как это произошло, ни почему. Любовь ли это или сумасшествие. Мне было все равно. Все, кроме этого чувства, для меня перестало существовать.

Это случилось неожиданно в один момент, когда я осознал, что ее захватили из-за меня. Я был причиной. Как просто!..

Я подумал, что теперь память о погибшем друге и любовь к ней страшным образом спеклись: долг и любовь, смерть и любовь…

Я ходил по комнатам. Автоматика едва успевала убирать все то «движимое» имущество, что сотворил Илья. Я ощущал все мышцы. Меня будто звери раздирали на части и одновременно дрались между собой. Я сел, – кресло подхватило меня. Лена в опасности, и я должен спасти ее. Что, если она похищена с согласия Императора? Ну тогда!.. Если понадобится, я снесу замок Бога-Императора!..

Я чувствовал, чувствовал, что все смогу.

Я не сразу сообразил, что робот-администратор обращается ко мне.

– Да? Что? Повторите.

– Вам пора идти. Машина ждет.

– Да? Хорошо. Я готов.

Глубоко вздохнув, я попытался успокоиться. Мне надо на прием, который тоже не случаен. Вернее, меня не случайно пригласили. Я думал, мною хотят позабавить гостей – этакая экзотическая приправа к постной столичной жизни. Что-то должно решиться. Илья! Глава Пресс-Центра… он тоже может что-то узнать.

Внизу робот перламутрово улыбнулся:

– Машина ждет.

Я вышел за дверь, несколько бластеров нацелились мне в грудь.

Все так переплелось: утреннее посещение Магического квартала, схватки, исчезновение Лены и вспыхнувшее как порох мое чувство к ней – я молча переводил взгляд с одного полицейского на другого. Десятилетняя привычка заставила меня машинально подчиниться.

– Руки за голову! К стене!

У нас на Уране полицейские были, по сути, такими же узниками, поэтому позволить себе выходку идиотскую, глупое издевательство, шутку ради шутки мог позволить себе потенциальный покойник.

Я увидел майора Михайлова и лейтенанта Стражникова, сегодня уже встреченного мной, и еще троих неизвестных мне легавых.

Когда я понял, что грубое ощупывание и обстукивание моих ног служило лишь развлечением, я испытал удивление столь сильное, что оно отразилось на моей физиономии. Они дружно смеялись, потешаясь надо мной, майор едва выговорил сквозь смех, сотрясавший его могучее тело:

– Нас просили проводить тебя, Волков Сергей Владимирович, на прием к Премьер-Министру. Иди! Что застыл, словно девица?

Я пошел к машине.

– И из-за этого козла еще полицию тревожить, – добавил лейтенант Стражников, когда я проходил мимо.

Я вспомнил, как он недавно сбрасывал меня с башни, и мгновенно схватил его за горло. Лейтенант дернулся; помедлив секунду, все бросились разжимать мои пальцы. Я повернул голову к майору:

– Ты, шутник, если будешь стрелять, Премьер тебя с потрохами сожрет.

Он замешкался; трое его подручных дружно и безуспешно пытались отодрать мои пальцы, я с диким наслаждением наблюдал, как синеет только что, видимо, заживленное после моих побоев лицо.

В точно отмеренное мгновение я бросил его тело; лейтенант Стражников сполз по гладкому боку патрульной машины, его подхватили.

– Ты мне еще за башню должен, – сказал я. – Сейчас я с тобой только пошутил.

Ах Как же мне хотелось сломать ему шею! И это почувствовали все. Зверь в человеке сразу ощущается. Майор Михайлов выругался злобно и длинно. Мне было на него наплевать. Я молча сел в машину, крикнул:

– Поторапливайтесь! Я могу опоздать из-за вашей нерасторопности…

Держась за шею обеими руками, лейтенант не отрывал от меня горящего черной ненавистью взгляда. Майор тоже пыхтел. Я перестал обращать на них внимание. Да и долетели мы вмиг.

10

ПРИЕМ У ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА

Еще издали показался вздымавшийся в золотистых лучах одиноким колоссом среди островков жилых кварталов массив стеклянных сверкающих скал – исполинский дворец наместника Бога-Императора на земле.

Экипажи приземлялись непрерывно. И непрерывно – туда-сюда – метались юркие роботы. Меня тоже увидели, подлетели, сверили, проводили к горящей колонне, одной из многих, словно прожектор цветного света устремленный ввысь. Я прошел внутрь…

Я вышел прямо в зал. И сразу попал в гущу толпы, медленно перемещавшейся куда-то. Зажатый телами, я двинулся вперед. Некоторое время спустя я понял, сколь огромен этот зал. Стало свободнее; единый поток разлился на множество ручейков: люди разбредались по сторонам.

Неожиданно кто-то подхватил меня под руку. Я оглянулся – это был Илья.

– Пойдем, тебе надо быть ближе к алтарю.

Илья ловко вел меня между группками беседующих людей. На ходу здоровался, кивал, издали приветственно махал кому-то рукой. Его знали; я ловил на себе любопытные взгляды. Какой-то низкорослый толстяк, раздутый от оранжевых мехов, подлетел к нам, пытаясь что-то сказать, но Илья отмахнулся, внезапно заторопившись. Наконец остановились.

– Стой здесь, – сказал Илья. – Если срочно понадобишься, чтобы я знал, где тебя найти.

Люди вокруг зашевелились, взгляды обратились ко мне.

– Я ненадолго, – пообещал Илья.

– Возвращение из мертвых? – услышал я за спиной женский голос. – Я думала, что уже не дождусь моего леопарда.

– Да?.. – Я не знал, что сказать.

– Почему ты сразу не навестил свою кошечку?

Женщина, стоявшая передо мной – высокая брюнетка, – улыбалась спокойной улыбкой красивой женщины. Она прямо смотрела на меня, но чувствовалось, что улыбается всем, как бы любезно предоставляя каждому право любоваться совершенством своего тела, гладких плеч, открытой груди и спины. Она была так хороша, что не только не было в ней заметно и тени кокетства, но напротив, ей как будто совестно было за свою несомненную и слишком победительно демонстрируемую красоту.

Ее спокойный вид странно не соответствовал игривым словам.

– Я, право же… – начал я.

– Или ты всерьез хочешь огорчить меня. Я слышала, что Ланскую взял Император? – внезапно переменила она тему. – Это ей за жадность: нельзя же все под себя грести. Я сжал зубы.

– Зачем меня сюда пригласили? – спросил я, решив просто плыть по течению.

– Ну, если вспомнить, кем ты был каких-то десять лет назад…

– Тем более. Я не тот.

– Сейчас ты еще более интересен. Ну и как она в постели, лучше меня? Я пожал плечами;

– Я не помню вас. Год назад я потерял память.

– Ах ты, бедняжка, – сказала она, и лицо ее приняло жалостливое выражение. – Так ты не помнишь свою Катеньку?

Ее лицо вновь изменило выражение, отобразив

удивление и досаду.

– Ах вот почему Ланская так засуетилась! А я – то, дура, упустить такое! Что ж, так даже интереснее: меня зовут Екатерина Малинина, для тебя – Катенька. Мужа моего не помнишь?

– Нет.

– Виктор Малинин, философ и писатель. Он недавно еще одну несъедобную книгу родил.

– Несъедобную?

– А кто ее читать будет, кроме заплесневелых академиков? "Бог-Император как мистический факт", хорошо хоть я название запомнила. Ах! Я начинаю понимать! – вдруг воскликнула она. – Так это же меняет дело!

– Что меняет?

– Теперь понятно!

– Что?

– Ты хоть о паломничестве помнишь?

– Об этом мне только и говорят.

– Тогда скорее всего ты тоже пойдешь.

– Почему?

– Почему, почему… Не знаю. А иначе зачем тебя сюда пригласили? Так вот, мой муж тоже идет. А я тут сейчас вот подумала и придумала, что мужа бросать нехорошо. Я тоже с вами пойду.

– Да? А как же жребий?

– Добровольцы, как ты знаешь, обходятся без жребия.

– Я не знаю.

– Да, забавно. Ну так знай: мы отправляемся вместе.

– Прекрасно! Я теперь знаю немного больше, чем прежде. Благодарю.

– Мне тебя ждать вечером?

– Нет, я очень устал.

– Тогда, когда все кончится, спокойной тебе ночи. А я сегодня буду мечтать. Ты знаешь о чем.

– Не знаю.

– Узнаешь еще, мой милый. И она отошла.

20
{"b":"25403","o":1}