ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девочки-мотыльки
Аргонавт
Города под парусами. Рифы Времени
Августовские танки
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Бунтарка
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…
Хищная птица
Содержание  
A
A

– Вот они какие, – сказал он. – Это что же, здешним миром правит такая мерзость?

– Сам ты ошибка Создателя, – огрызнулся кнехт. – Мы, перворожденные, любимцы Бога-Отца. На вас же пошел плохой материал, потому вы так и смердите.

– Оно и разговаривает? – удивился Кочетов. – Вот уж если бы их не было, то надо было бы придумать. Какой объединяющий фактор для всех!..

– Ты имеешь в виду их внешность? – спросил я.

– Я все имею в виду. Ты разве не чувствуешь к нему своеобразного отношения? Тут же неприязнь на генетическом уровне. Если кентавры и абры тоже… Как, кстати, они относятся к этому чуду?

– Так же, как и мы, – объяснил я.

– Это я и имел в виду. Мне в голову пришла мысль… Что, если эти животные появляются в отсутствии Создателя не случайно, а для автоматического наведения порядка в оставленном мире. Чтобы, так сказать, хаос не охватил.

– Ты сам животное, – сказал кнехт и засмеялся. Смеялся он тоже мерзко.

– Я не понял, – сказал я Кочетову, – ты хочешь сказать, что кнехты являются навести порядок?

– Опосредованно. Их появление и узурпация власти заставляет коренное население консолидироваться. А затем и вытеснять их.

– Осел! – презрительно бросил кнехт.

– А ты слышал еще когда-нибудь об этих кнехтах? – спросил Илья Кочетова.

– Нет, но не обязательно они имеют одинаковый облик для всех миров нашего Бога-Императора. Может, для каждой планеты существуют свои кнехты?

– Может быть, может быть. – Я потерял интерес к теме и меняя ее, предложил: – Давай-ка устроим ему небольшой допрос.

– Попробуй, животное, – за всех согласился кнехт, чем вызвал у Кочетова холодную ухмылку, а у кентавров – инстинктивное движение ладоней к рукоятям мечей.

– Твое имя? – приказал я.

– Тсарг, – охотно ответил тот. – Твое я уже знаю.

Он держался дерзко, на мой взгляд, как-то отчаянно. Хотя, возможно, у кнехтов были другие представления о достоинстве.

– Ты должен отвечать, иначе умрешь.

– Спрашивай, может, я и отвечу.

– Что ты можешь сказать о вашем Прокураторе?

– Что можно сказать о правителе? Или Пророке Бога-Отца, которым ты уже себя начинаешь воображать? А может, ты задал наводящий вопрос, чтобы этак незаметно подобраться к интересующей тебя теме? Может, тебя интересует одна близкая Пророку особа? Так или нет?

– Не забывай, Тсарг, что можешь умереть в любую минуту.

– Только по воле Бога-Отца, не забывай и ты. Так тебе интересно знать о некой особе, которую наш Монгрот, наш Прокуратор соизволил приблизить к себе?

– Пускай скажет, Сергей! – попросил Илья.

– Я вижу, не только тебе интересно, – продолжал паясничать кнехт.

– Говори, или на кол посажу, – потребовал я.

– А что говорить? – встрепенулся кнехт. – Разве вы тут не знаете, что несколько месяцев назад у нас в замке появилась новая хозяйка? Благо к вашим самкам у нас совсем нет претензий. У них, кстати, тоже.

– Как ее имя? – Я старался не отвлекаться на извивы кнехтовой речи.

– Елена Ланская, конечно, – удивился Тсарг. – А разве вы не знаете, как ее зовут?

– Как с ней обращаются? Ее пытали? – спросил я. Илья посмотрел на меня, потом вновь перевел взгляд на Тсарга.

– Зачем? Конечно нет. К ней никто пальцем не прикоснулся. В этом смысле, разумеется. В смысле пыток.

– А в других смыслах? – с угрозой спросит я. Тсарг расплылся в гнуснейшей ухмылке. У меня потемнело в глазах от ненависти. Кто-то сказал:

– Пророк!

Я оглянулся; луки моих телохранителей были натянуты до предела, наконечники застыли, устремленные на кнехта.

– Не стрелять! – потребовал я.

– Я могу устроить тебе свидание с Ланской, – неожиданно предложил Тсарг. – За это ты отпустишь меня, когда она пойдет обратно в замок.

Я не поверил своим ушам и посмотрел на Илью. Илья ответил мне недоуменным взглядом.

– Я правильно тебя понял, что, ты можешь вывести ее из замка? – спросил я.

– Конечно. И вывести и ввести обратно.

– Как обратно? – бестолково спросил я.

Кнехт забулькал и захрипел – это он так смеялся. Никто не обращал внимания, напряженно ожидая ответа. Тсарг наслаждался ситуацией. Он даже демонстративно и непристойно почесался.

– Я сказал, что выведу Ланскую из замка для переговоров с тобой, если ты дашь обещание не причинять вреда нашей повелительнице. Когда она захочет уйти, ты ее должен отпустить. Иначе гнев Бога-Отца падет на тебя. Согласен?

– А если я тебя на кол посажу? – зачем-то предложил я. Мысли мои путались, лихорадочно перебирая варианты. Я искал подвоха и не находил. По лицам друзей видел, что они заняты тем же.

Тсарг продолжал чесаться и хрипеть, он веселился

– Честная сделка, честней не бывает. Подумай, увидишь свою Елену Прекрасную. Скоро. Зачем тебе моя жизнь?

– Увести! – приказал я конвоирам.

Тсарг перестал смеяться и посмотрел на меня.

– И охраняйте тщательнее. Он мне нужен живым.

– Ты умный самец, лжепророк, – уходя, вновь хихикнул кнехт.

Кнехт уходил, все время оглядываясь. Шел вдоль телег, мимо колес, раза в два выше него. Черная фигура вписалась между двумя тележными платформами, груженными тюками с доспехами. Правду ли он сказал? И что он вообще сказал? Мне было понятно то, что я ничего не понимаю. А что понимаю, то не хотел бы понимать.

Солнце закатилось за далекие горы. Кочетов высунулся из юрты и крикнул куда-то назад:

– Мы хотим есть. И пить. Принеси вина и пожрать!

Через некоторое время по краю платформы прибежал щуплый молодой абр с распахнутым от усердия ртом. Он принес котелок с вареным мясом, пресными лепешками и бурдючок вина.

– Молодец! – похвалит Кочетов. – А теперь закрой пасть, чтобы муха не залетела, и дуй отсюда.

Абр с готовностью лязгнул челюстями, встрепенулся и помчался прочь.

– Ему нравится, – пояснил Кочетов. – Он мою речь воспринимает как собака: следит за интонацией, а не за смыслом.

Обоз стоял на берегу реки, и медленное негромкое журчание пробивалось сквозь привычные звуки стонов. Телега вздрогнула – подошел выпряженный таркан и попытался почесаться. Его с бранью отогнали.

Дневной бриз затих. Густой запах степных трав тек через нас.

Рядом паслись лорки и запасные лошади. Издали донесся волчий вой. Лошади, доверяя пастухам, лениво ступая, стали тесней.

– Что ты намерен предпринять? – спросил Илья, и Кочетов перестал скоблить что-то внутри котелка.

– Что? Пока ничего. А подойдем к замку, возможно, придется выполнить его условие.

– Он ведь не оставил нам выбора, – добавил я. – Или как?

– Пожалуй, ты ничего не теряешь, согласившись выполнить его предложение, – вмешался Кочетов. – Даже если кнехт обманет – а он, вероятно, обманет, – в худшем случае просто сбежит. А то может и прислать Лену, кто знает.

38

ПОСОЛЬСТВО КНЕХТОВ

Мы находили на своем пути пустые селения. Здесь, в пригороде столицы, слухи о нас были несколько преувеличенны. Или искажены. Так или иначе, обитатели исчезали, оставляя нам дома из камня за каменными же стенами. Однако поля, вползающие на отвалы предгорий, желтели созревающим хлебом. Сады были полны плодами. Бродил скот, которого с собой взять не было никакой возможности – тарканы, лорки, лошади, быки Мелкий скот с движимым имуществом взяли с собой в столицу.

И кто жил здесь, в этих домах-поместьях, теперь нельзя было отгадать. Скорее всего абры, зачем людям бежать.

Из столицы навстречу нашему войску выехало посольство. Возглавлял посольство человек по имени Себастьян. Он прибыл как лучший друг, с дарами сладкой пищи, вина, самоцветов. Все в лучших традициях. Члены посольства – они же слуги Себастьяна, – согласно какой-то внутренней иерархии, состояли из абров и людей. Кнехты благоразумно не показывались. Но Себастьян говорил от имени Прокуратора Монгрота.

Принимали посла в большой юрте. Ставр, я, Сангор и Арсун представляли верховную власть войска. Я попросил присутствовать Малинина как возможного советника. Шестым был кнехт Тсарг, окольцованный железным ошейником, недовольный и злобный по этому случаю.

50
{"b":"25403","o":1}