ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Материнская любовь
Необходимые монстры
Дочь убийцы
Сварга. Частицы бога
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Стеклянное сердце
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
Содержание  
A
A

Внутренне посмеиваясь и, возможно, просто из детского желания поиграть в войну, я подготовил еще несколько сюрпризов противнику. Так, я замаскировал в волосах полутораметровой длины нить, молекулярные связи которой были усилены настолько, что ею можно было без труда перерезать руку, ногу или шею человека.

Было и еще кое-что, но остановился я лишь после того, как вживил в себя ген, позволяющий телу почти мгновенно (правда, с огромными затратами энергии, мимикрировать в "ситуациях, угрожающих целостности всего организма", как было начертано в сверхсекретной инструкции, неведомо как приобретенной Леной.

В общем, я спал, ел, ждал и пытался ненавидеть.

Потом в один прекрасный час послышался гул, перешедший в визг, звезды вдруг посыпались огненным дождем и неподвижно залили обзорные экраны. Одна, яркая, повисла впереди.

Теперь яхта двигалась в обычном режиме, и два часа – или две жизни – спустя я уже рассматривал опаловую планету со сверкающими морями, множеством заливов, островов, фиордов, с буйной растительностью на двух тропических континентах, с прохладными лесами и многочисленными озерами на трех континентах умеренной зоны. Без особо высоких гор, но с большим количеством холмов, с семью небольшими пустынями – для сохранения разнообразия, как видно, и длинной извилистой рекой в половину континента; это смутно напоминало, хотя и в карикатурном исполнении, древнюю Землю.

Я наблюдал, как формируется штормовой фронт в зоне экватора, как он движется на север, рассеивая свои влажный груз над океаном. Потом появилась, плавно раскачиваясь, неизменная луна, моду на которую не смогло уничтожить тысячелетнее пилигримство человечества.

Я вывел «Мечту» на эллиптическую орбиту за пределами, как я надеялся, действия обнаруживающих лучей и занялся подготовкой десантирования.

Разумеется, я не собирался сажать «Мечту» на поверхность мирабовского Сада наслаждений.

Приняв ультразвуковой душ, я надел комбинезон из водоотталкивающей самозатягивающейся синтетики, тяжелые армейские ботинки и наглухо застегнул ремешок мягкого кожаного пояса с системой эмиттеров Калашникова, создающих защитное поле, в просторечии – аккумуляторами. Справа на бедро подвесил ручной лазер, а по поясу за спиной прикрепил гирлянду ручных гранат. На шее у меня покачивалось ожерелье из бусин-бомбочек и плоский диск-излучатель, а на запястье я прикрепил ножны веерных ножей, не раз выручавших меня еще на Уране.

Войдя в трехметровую нишу с черным плоским диском посередине, я стал в центр диска. Мозг корабля включил эмиттеры. Воздух заметно уплотнился, тело мое словно обдували раскаленным ветром: контуры вокруг зябко дрожали. Чмокнув, появилась отсекающая мембрана, и тут же из стены выползла металл о пластовая бордовая плита. Я досчитал до трех и вместе с воздухом (словно пробка из бутылки шампанского вина) вылетел из шлюза.

Я летел. Сопротивление разряженной еще атмосферы не ощущалось. Материк – огромный, плоский – лежал внизу, слегка покачиваясь, словно гигантский плот. Я был еще на границе стратосферы. В океане не различались отдельные волны; на таком расстоянии, казалось, внизу расстелили огромное, слегка размытое зеркало. Фиолетово-зеленый грушевидный материк, отороченный по западному краю и тонкому черепку перешейка желтым контуром песчаных пляжей, выцветился и слегка рыжел под тонким слоем низовых облаков.

Я опустил на глаза щиток бинокля; отдельные деревья буквально прыгнули мне навстречу. Я быстро проглядел весь материк; горная гряда, тянущаяся с севера на юг, снежно-голубой блеск вершин, озера, мелкие реки, множество небольших поселков. Но ни военных, ни транспортных кораблей, ни крупных городов-портов. Я стал еще внимательнее вглядываться в район, помеченный па карте как резиденция владельца планеты – Мираба Мамедова. В микрофоне, закрепленном возле левого уха, стало потрескивать. Прорвался залп атмосферного разряда автоматически активизировал фильтр. Сразу тихо, но очень явственно зашумел фон планеты. Вдруг потемнело; рыжевато-рыхлая масса надвинулась – лавиной унеслись вверх тучи. Сквозь шум и треск прямо в голове раздался мерный голос корабельного Мозга.

– Командиру Сергею Волкову! На поверхности материка «Сладострастие» не замечено ни одного города. Имеются девять тысяч семьсот шестьдесят пять поселений. Температура воздуха на поверхности планеты плюс двадцать шесть градусов по Цельсию. Вы находитесь на высоте пять тысяч двести метров над уровнем моря.

– Очень хорошо. Опусти меня до тысячи метров и останови. Хочу осмотреться. Здесь что-то должно быть не так. И сообщи параметры излучения полей. У меня все.

Очередной раз потемнело. Я прошел нижний разряженный слой облаков. Внизу, километров двадцать южнее искрился океан. Широкая река почти по курсу моего полета-падения. Лодка или какое-то огромное животное, плывущее вниз по течению. Туда, где океан и золотая полоса пляжа, куда вольно и лениво стекала река. Меня слегка, но ощутимо дернуло. Я все время ждал нападения или иной опасности.

– Командиру Сергею Волкову! Анализ параметров полей почти закончен. Можете включить интерферон.

Я щелкнул переключателем бинокля, начав поиск интерферирующих силовых полей.

И увидел: словно песчаная рябь у атолловых островов под водой, вся поверхность подо мной оказалась покрыта сетью концентрических окружностей. Центр пестро переливающейся сети был где-то подо мной, а по периметру огромного, пятидесятикилометрового круга – десятка два других, меньших, словно форпосты чьих-то рубежей. Едко-зеленые, изумрудные по вершинам, в промежутках волны светились теплыми тонами спектра, но так же едко, с переливами: алые, оранжевые, желтые…

– Мозг! Что означает зеленый цвет?

– Есть аналог. Я вынужден поднять вас повыше на тысячу метров.

Словно моргнул и не сразу открыл глаза – корабль подбросил меня вверх.

– Командиру Сергею Волкову! Зарегистрирован недолет на семьдесят пять метров. Вас что-то держит. Есть аналог, но необходимо проверить информацию. Защита подобного типа запрещена для частного использования. Для проверки высылаю зонд.

В микрофоне кто-то вздохнул. Или это был атмосферный разряд? Я напряженно, ежесекундно ожидая нападения, смотрел вниз в бинокль, не убирая и интерферон. Ноздри забивал уже процеженный фильтрами влажный морской воздух. Мне казалось, пахнет морем, хотя высота была большая.

– Командиру Сергею Волкову! Зонд исчез на высоте восьмисот метров. Зеленый выброс из эпицентра полей.

В это же мгновение я увидел внизу, как зеленые волны, запульсировав, слились в огромный пузырь, зыбко дрожащий, переливающийся изумрудными оттенками. Такие же, хотя и меньшего размера пузыри выросли по периметру. Они все увеличивались, местами перекрывая друг друга, и там, где это происходило, зеленое свечение резко усиливалось. Из этих мест, где пульсирующая зелень местами отдавала багрянцем, вытягивались тонкие синие нити. Медленно переплетаясь, они рывком устремились вверх, образовывая горловину, охватывающую рыжие облака. Ветер стих. Нечто подобное я видел при подлете к планетоиду искусственного Мозга. Я посмотрел на шкалу дальномера – расстояние до медленно тянущейся ко мне горловины было около пятисот метров. Судя по всему, энергетические затраты на создание этой невесомой конструкции были колоссальными.

– Командиру Сергею Волкову! Закончил идентификацию. Все возможности использовать временные поля запрещены для частных лиц. Судя по всему, на вас совершается нападение. Я прикрою вас половиной мощностей корабельных эмиттеров.

Я на мгновение отключил интерферон и посмотрел вниз. Ничего. И все же… какое-то неясное ощущение скованности. Клочки облаков застыли внизу, рука, протянутая к переключателю щитка, приостановилась, замерла… нет, плыла, плыла…

– Командиру Сергею Волкову! Вас накрыло временным полем.

Я стряхнул оцепенение, рука доползла к щитку бинокля. Все озарилось изумрудным огнем. Я был уже в центре горловины, которая, расширяясь книзу, накрывала дрожащие пузыри по периметру и в центре.

72
{"b":"25403","o":1}