ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо, хоть кого-то успеем спасти. Если аналитики не ошибаются, и они могут активировать маяки, то… Я даже боюсь подумать, что тогда.

— А и не думай об этом. Наше дело — довести группу до точки перехода. И всё. Дальше решать не нам.

— Да я понимаю. Ладно. Значит, утверждаем? Длинная экскурсия с ночёвками? Ты уже придумал, что будем потом делать с нанятыми проводниками?

— Нет.

— Понятно, — протянула Лайла. — Ну ладно, я пошла, поплескаюсь. Удачи тебе.

Лито тоже поднялся из шезлонга, поставил в песок недопитый стакан и пошёл в сторону города. Нанять лодку для экскурсий можно было в одном месте — в устье реки, впадавшей в море. Река разрезала городок на две части, южную и северную Между собой их соединяли несколько десятков мостов и мостиков. Большая часть из них с трудом выдерживала вес пешехода, но некоторые возводили добротно, с учётом использования для движения автомобилей. Впрочем, местное население предпочитало велосипеды, а машины встречались, в основном, в виде чудовищно ржавых агрегатов, возрастом не менее тридцати лет. Лито с трудом представлял себе, как можно доверять такой машине, выезжая за пределы города. Но никто и не предъявлял к автомобилям повышенных требований. Дороги заканчивались непосредственно за городской чертой, а если кому-то требовалось посетить соседние посёлки, то к их услугам была не менее древняя узкоколейная железная дорога и целых три аэродрома. Да, такой вот крохотный городок мог похвастаться целой системой воздушного сообщения.

Аэропорты, как и всё остальное в Бразилии, только так назывались. Травяное поле, деревянное сооружение, имитирующее аэровокзал — и всё. Хотя нет, присутствовал ещё один обязательный штрих — вырезанные из листового метала буквы на крыше зала ожидания. Из них составляли название аэровокзала. Это всегда было что-то значимое, подчёркивающее чуть ли не международный статус аэропорта.

Но Лито сейчас не интересовали самолёты. Всё, что сейчас требовалось — незаметно и без лишней помпы покинуть городок, и находиться в непрерывном движении. Плоскодонная лодка, практически полностью закрытая тростниковым навесом, отлично подходила для этой цели.

Спустившись по набережной в крохотный порт, Лито остановился перед целым рядом почти одинаковых лодок, выстроившихся носами к дощатой пристани. Владельцы, они же проводники, безучастно сидели на палубах, делая вид, что им совсем не интересно узнать, зачем пришёл иностранец, и тем более не интересно, чтобы он выбрал именно их лодку.

Задержавшись на секунду и окинув флотилию взглядом, Лито подошёл к ближайшей же крупной посудине и окликнул хозяина.

— Да, сеньор, что вам угодно? — ответил тот.

— Мне нужна лодка. Хочу прогуляться с друзьями вверх по реке.

— А, понимаю, вы хотите посмотреть храм?

— Знаете, где он находится? Очень хорошо. Я дам вам двадцать американских долларов за день аренды.

— Вы хотите нанять лодку на несколько дней. Сеньор, что же всё это время будет делать моя семья? Я ведь единственный кормилец, если меня не будет рядом, то что станет с ними?

— Всего несколько дней, — пожал плечами Лито, — и я предлагаю американские доллары. Подумайте о том, как вашей семье будет приятно их увидеть.

— Сеньор, только из уважения к вам, я согласен оставить семью за двести долларов в день.

— Я восхищён вашей преданностью семье, но мои возможности не безграничны. Возможно, владелец вот этой лодки холостяк? Возможно, ему не придётся так сильно переживать расставание с близкими? Хорошо, я готов пойти вам навстречу и предложить пятьдесят долларов.

Владелец соседней лодки навострил уши и приятно заулыбался Лито, давая понять, что названная сумма его очень даже интересует.

— Сеньор, это свободная страна, вы можете выбрать любую лодку, которая вам понравится, но из уважения к вам, должен предостеречь. Эта лодка, на которую вы смотрите, не пройдёт и километра. Она дырявая, как решето. А моя лодка совсем новая, очень надёжная и удобная. И я прошу всего сто долларов в день. Сеньор, вы не найдёте такой прекрасной лодки дешевле!

— Не слушайте его, сеньор! — закричал хозяин соседней лодки. — Все знают, что он купил свою дырявую посудину у Паоло, а Паоло использовал её ещё до моего рождения. Сеньор, не связывайтесь с таким лжецом, забирайтесь ко мне, мы договоримся.

Но Лито прекрасно знал, что в итоге цена будет названа та же самая, а лодка, что он выбрал первой, на самом деле была гораздо вместительнее.

— Хорошо, сто долларов, но вы закупаете еду, в достаточном количестве, чтобы десять человек в течение недели ни в чём не нуждались. Согласны?

— Да, сеньор, вы сделали правильный выбор. Когда мы отправляемся?

— Завтра, на рассвете. Имей в виду, если ты закупишь дерьмовую еду, я откажусь от сделки. Но если гости останутся довольны, добавлю ещё по двадцать долларов в день!

— Не сомневайтесь, сеньор, всё будет сделано в лучшем виде. Вам не найти более обходительного человека в этом городе, чем капитан Бернольди, — и хозяин лодки обвёл соседей победным взглядом.

— Как называется твоя лодка, капитан? — прищурился Лито.

— О, у неё самое лучше название в мире! Она зовётся «Струна».

Лито вздрогнул. Вот так совпадение. Кто знает, удачное или нет? Для собственного спокойствия лучше считать, что удачное. Лито ещё раз окинул взглядом посудину и усмехнулся. Какая разница в технологиях!

— Ну что ж, «Струна», так «Струна». До завтра, капитан!

— Простите, сеньор, — остановил его капитан, — как насчёт небольшого задатка? Так, чтобы я не потерял деньги, если вдруг сделка сорвётся.

— Ты сомневаешься в моей честности? — поднял брови Лито.

— Нет, сеньор, как можно! Но это свободная страна, у вас могут случиться неприятности. Как это по-английски… да, форс-мажор!

— За знание таких слов, вот тебе пятьдесят вперёд. И запомни — покупай хорошую еду. А то знаю я эти свободные страны… — Лито протянул «капитану» купюры, ещё раз отсалютовал рукой и направился обратно в отель, объявить приятную новость своей группе.

232 часа до перехода

Борт звездолёта Федеральных сил «Струна»

Вот так всегда. Когда дело доходит до действительно важного вопроса, сильные мира сего отходят в сторону, взваливая всю ответственность на исполнителей. И пока исполнитель коряжится, пытаясь хоть как-то вывернуться из положения, стоят в сторонке и наблюдают. Потонет — так ему и надо, выплывет — ну а что мы говорили, далеко пойдёт… Потом. А сейчас все лавры — нам.

Хотя кто знает… Если маяки будут активированы, всё изменится в один миг. А если не будут — всё останется, как было, только крайги станут богаче на одну планету. Мелочь, конечно. Но до этой планеты была другая, после этой будет ещё одна… Если посмотреть в перспективе, то крайги развиваются, а мы стоим на месте. Хотя официально считается, что у нас паритет. Только и слышно, что всё в порядке, что Федерация контролирует большую часть маяков, что у крайгов очень мало выходов к порталам. А что толку? Что толку контролировать неработающие порталы? Для своего душевного спокойствия? Да и бред всё это, простая пропаганда. Кто может сказать, сколько ещё не открытых маяков? И что вообще будет, если удастся активировать хоть один из них?

Координатор Будо посмотрел в широкое панорамное окно-экран. Половину обзора закрывала громадная конструкция, сейчас ярко освещённая солнцем. Огромный прямоугольник, в середину которого кто-то гигантский как будто вдавил квадрат, развёрнутый на сорок пять градусов. Отсюда Будо не видел рисунка на квадрате, но и без этого мог воспроизвести его с закрытыми глазами. Самоан. Круглый цветок на ножке…

Вот он — маяк. И, глядя на него, Будо мог только ещё раз повторить — что толку? Последний раз двое сотрудников, отправившихся изучать поверхность монолита, вместо наблюдения с расстояния случайно этой самой поверхности коснулись. Координатор потом сотни раз просматривал записи. Они нырнули в сплошной металл, как в воду, даже круговые волны побежали. Побежали и затихли, а двое не самых слабых оперативников просто исчезли в никуда. Зонд, который отправили незамедлительно в туже самую точку, отскочил от металла, как мячик. Что это было? Почему?

17
{"b":"25406","o":1}