ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сейчас прямой необходимости во встрече не было. Но давешний звонок неизвестного с неясными угрозами выбил Анвара из колеи. Особенно его злила фраза «не твоего калибра». Целый день раздумий и обычной следовательской суеты не принёс никаких результатов, и сейчас Анвар должен был принять решение — заниматься ли расследованием, выполнить ли наказ начальства не лезть в дебри, сделать ли что-то третье?

В такой ситуации общение с подругой детства выступало в роли гадания, что-то вроде подброшенной монетки. Орёл, решка и третий вариант — пока без названия.

Сотников доехал на своей машине до метро, спустился по длиннющему эскалатору вниз, щуря глаза от сильного потока воздуха, который нёс с собой запахи подземелий, потом минут двадцать трясся на жёстком сидении, благо пассажиров в этот час было немного. Метро Сотников не то чтобы не любил — он его ненавидел. Лучше час простоять в пробке, чем десять минуть проехать под землёй. Ему всегда казалось, что метро высасывает из него жизненную силу, оставляя только пустую оболочку. Но ездить на машине в северную часть города он не любил ещё больше. А надземный монорельс в Питере появится, скорее всего, когда его лично это уже абсолютно не будет волновать.

Офис Светланы выходил окнами прямо к станции метро, даже дорогу переходить было не нужно. Первый этаж современного дома, очень оживлённый перекрёсток, рядом огромный торгово-развлекательный центр — лучшего места для приёмной гадалки, предсказательницы и экстрасенса трудно было бы найти. Клиентов у неё хватало, Сотникову нравилось, что Света никогда не называла себя колдуньей, да и вообще, слово «магия» старалась не произносить. Современный офис, который ничем не отличался от сотен офисов разнообразных фирм и фирмочек, тоже производил хорошее впечатление. Люди приходили не погадать на червонную даму, а получить квалифицированную помощь человека, которому от природы досталось чуть больше способностей, чем всем остальным.

Сотников ещё только поднимался по ступенькам к офису Светланы, когда дверь распахнулась, и на пороге появилась его подруга, как всегда, цветущая и жизнерадостная.

— Привет, джигит! — воскликнула она радостно и заключила Сотникова в объятия, отпечатав не его щеке звонкий поцелуй. — Как я рада тебя видеть!

— А уж как я рад, ты себе даже не представляешь. Только объясни, почему ты всегда целуешь меня в щёчку? Хоть бы раз промахнулась!

— Что? И потерять такого ценного друга? — Светлана оторвалась от Сотникова и потащила его за собой в офис, мимо стола с изумлённой секретаршей.

— Ну почему же сразу потерять? Может, наши отношения перешли бы на другой уровень, наполнились неземной нежностью и светлым отношением друг к другу? — Сотников произнёс эти слова, пристально глядя на секретаршу и обращаясь будто бы к ней лично. Девушка густо покраснела и даже не подумала возмутиться.

— Потому что мужчина, который становится любовником, перестаёт быть другом. Это закон природы. Научно-медицинский факт. Прими это, как положено мужику, будь сильным.

— Легко сказать. Вы, женщины, всё постоянно усложняете.

— Зато у вас всё слишком просто.

Они прошли через небольшой уютный холл, с мягкими креслами, несколькими журнальными столиками и плазменной панелью во всю стену. Обычно здесь желающие получить предсказание или разъяснение тех или иных событий ожидали своей очереди. Но сейчас холл пустовал.

— А где же твои посетители? — спросил Сотников.

— У тебя хватает наглости задавать такие вопросы? После того, как я обзвонила всех клиентов и попросила перенести встречи? Знаешь, кто ты после этого, Сотников?

— Насколько я понимаю, твой лучший друг. Настолько ценный, что даже не может быть любовником. И ещё поставщик хорошей мяты. Ничего не упустил?

Сотников положил на красивый овальный стол, занимавший центр кабинета Светланы, пакетик с мелиссой и уселся в очень удобное, но не слишком мягкое кресло, пока хозяйка манипулировала с горячей водой, чашками и чаем.

— Ты что делаешь? — вдруг воскликнул Анвар, заметив, что Светлана собирается заливать кипятком чайные листья.

— Завариваю чай, если ты ещё не понял, — язвительно ответила гадалка. — Уж извини, на полную чайную церемонию времени у нас нет.

— Да я не о том. Ты сначала залей водой мяту, дай ей настояться пару минут, а потом уже добавляй чай. Так вкуснее будет.

— Сотников, я тебе уже много раз говорила, что мята чрезвычайно вредна для мужчин. Я врач по образованию, не забывай.

— В нашем с тобой случае, — иронически заметил Анвар, — этот вред только полезен. Исходя из твоих же слов, любой препарат, гасящий либидо, нашим отношениям только на пользу. Тем более, что этот эффект легко убрать, сделав паузу в потреблении мяты. Ведь она всего лишь успокаивает, уменьшает возбуждение, а функционально всё остаётся в полном порядке, верно?

Приор уже сама опустилась в кресло напротив, расставив на столе чашки и блюдца с пирожными и круассанами. Она небрежно отмахнулась от подколок Анвара.

— Давай, завтракай, мужчина. И рассказывай, что у тебя на это раз стряслось.

Сотников не заставил себя долго уговаривать, он так и не успел выпить чаю дома и вполне успел проголодаться, пока ехал в метро, поэтому набросился на угощение, быстро пересказав позавчерашние события между глотками чая. Рассказал о приглашении к руководству, о туманных намёках, о встрече с информатором, закончившейся не менее туманно. Упомянул и телефонный разговор с неким очень бархатным человеком.

— И что же думаешь? — Светлана отпила глоток чая. — Почему бы тебе не последовать совету нескольких совершенно разных людей и не отказаться от расследования этого дела? Если рассуждать здраво, то, с одной стороны, тебе обещают разнообразные блага, причём для их получения не придётся нарушать закон или поступаться совестью. Что же в противоположном случае? Удовлетворение от раскрытого дела?

— Если рассуждать здраво, то я должен был не обращать никакого внимания, что тот жлоб настойчиво предлагает выти тебе за него замуж, не стесняясь в средствах для нажима. И всё было бы хорошо — ты стала бы матерью троих-четверых детей, растолстела бы и ходила в засаленном халате. Но я сломал ему челюсть, и теперь ты выглядишь и живёшь несколько иначе…

— Ага. Значит и в этом случае у тебя высокие идеалы?

— Светка, прекрати. Не идеалы никакие… Просто я чувствую, что нужно вести себя правильно. А правильно — это найти этих гастролёров и сохранить жизни тем, кого они ещё не успели достать. Вот, смотри, — Сотников бросил на стол фотоснимки из дела, те самые, что ему показывали, когда вручали это расследование, которое на самом деле расследовать не нужно.

Светлана взяла верхний снимок в руки, долго и внимательно разглядывала, потом положила перед собой. Взяла следующий, так же пристально рассмотрела, положила рядом. Все восемнадцать снимков она разложила на две стопки, в одной лежали всего пять, в другой — остальные. Всё это она проделала в полном молчании. Молчал и Сотников, зная по опыту, что сейчас его подруга не просто разглядывает мёртвые лица на фотографиях, а делать что-то гораздо более глубокое, чему просто нет названия и что невозможно объяснить с точки житейской логики. Прерывать её во время подобного процесса не стоило — можно было запросто потерять весь результат.

— Этих я не знаю, — Светлана отодвинул к Анвару большую стопку, — а с этими знакома.

— Как знакома? — опешил следователь. — Откуда? Ты уверена?

Светлана посмотрела ему прямо в глаза, и Сотников вздрогнул, увидев глубокую черноту и скорбь в её взгляде.

— Я же не просто гадаю на картах. Всю жизнь я ищу людей, обладающих сходным со мной даром. Иногда даже подхожу к ним на улице, рассказываю о даре, пытаюсь убедить, что его надо развивать и сохранять. Многие смеются, кто-то пытается мошенничать, сознавая возможность получать материальную выгоду. Я создала несколько групп молодых людей, у которых смогла разглядеть ауру, пыталась научить их пользоваться своими способностями.

19
{"b":"25406","o":1}