ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эх, красота, как будто на крыше мира! — Дима явно пытался храбриться. — Хорошо, что туман, не видно города и карьеров.

— Не умеешь ты ценить прекрасное, — ответил Марат, — красоту видеть нужно в любой ситуации. Ты знаешь, что любой японский художник посреди города в единственном зелёном ростке может увидеть всё буйство природы?

— Так то ж японский. У них всё не как у людей.

— Ну, ты прямо мракобес какой-то. Раскрой глаза-то, посмотри вокруг.

— Ты меня ещё будешь учить, — фыркнул Дима. — Если хочешь знать, у меня в коллекции есть несколько музыкальных альбомов японских групп. Все с самых верхних строчек чартов. Так что в японской культуре разбираемся, чай не пальцем деланы.

— Уж куда нам, — усмехнулся Марат.

— Хочется встать на краю склона и заорать «Зашибись!» во всё горло, — у Игоря, наоборот, настроение улучшалось с каждым метром подъёма вверх. Его уже заранее охватывало чувство эйфории.

— Ори, кто мешает.

— Народу же полно, — Игорь огляделся вокруг. — Неровен час, в психушку заберут. Она тут не очень далеко, кстати, в соседнем городе.

Людей вокруг было не так, чтобы полно, но довольно много. Впрочем, большинство из них прямо отсюда, с промежуточной площадки, и съезжали, не поднимаясь вверх на второй ветке бугеля. Дима собрался было последовать их примеру, но друзья решительно настояли на том, чтобы подниматься выше.

Продвигаясь вверх, Игорь обратил внимание на склон, по которому проносились лыжники. В отличие от других спусков, которые друзья уже опробовали за последние дни, здесь поверхность была очень неровная, бугристая. Даже с подъёмника можно было рассмотреть, как лыжникам приходится работать ногами, чтобы удержаться на траектории. Судя по всему, с первой попытки без падений до подножья не добраться. Нужно постоянно помнить о кочках и стараться слишком сильно не разгоняться. Тогда, может быть, и получится.

У самой вершины, где заканчивалась вторая ветка подъёмника, друзья отцепились от бугелей и подъехали к началу трассы.

— Ну что, — спросил Марат, — какой спуск выбираем? Правый или левый?

— Левый? Он короче? — Дима окончательно пожалел, что дал себя уговорить подняться на Кукисвумчорр.

— А я предлагаю правый, — заговорил Игорь. — Он изрядно длиннее, зато более пологий и гладкий. Стало быть, скорость на нём гораздо меньше. В случае чего можно притормозить, без риска кувыркнуться на кочке.

— Ладно, так и решим, — Марат опустил очки на глаза и оттолкнулся палками, мгновенно набрав приличную скорость.

Игорь проводил его взглядом, отмечая манеру езды приятеля. Марат, как всегда, нёсся вниз, не обращая внимания на препятствия. Каждый бугорок обозначался фонтаном снежных брызг. Не прошло и минуты, как Марат скрылся в туманной пелене.

— Во даёт, — покачал головой Дима. — Он так и костей не соберёт внизу.

— Лишь бы слишком вправо не забирал.

— А что там?

— Да там вся долина — лавиноопасная зона. Ты что, схему не смотрел?

— Смотрел, не обратил внимания…

— Зря. Там довольно приличный склон, многие туда рискуют заезжать. Я вчера проверил — лавины не было уже с неделю, так что сейчас вероятность схода практически стопроцентная. Старожилы говорят, нужно подождать, пока какой-нибудь безбашенный турист спровоцирует сход, вот потом можно и покататься день-другой.

— А те, которые сегодня утром ушли, они не сюда собирались?

— Нет. Эти вообще отморозки. Они поднимаются на самую вершину, и оттуда скатываются по северному склону. Там не только лавину можно поймать, там снег вперемежку со скальными породами, нужно очень чётко лавировать.

— Надо было видеокамеру с собой брать, вдруг засняли бы, как лавина сходит, — мечтательно протянул Дима.

Игорь ничего не ответил, тоже опустил очки на глаза, как следует оттолкнулся и начал спуск. Сначала набрал небольшую скорость, потом, помогая себе палками, начал выписывать пологие кривые, чтобы не слишком разгоняться. Трасса проявила свой характер с первых же метров. Если бы скорость была чуть выше, лететь бы Игорю кубарем, а так толчок отозвался болью в позвоночнике, немного сбил равновесие, но в итоге ничего страшного не произошло.

Дальше Игорь ехал ещё внимательнее, но азарт уже захватывал сознание, адреналин вкачивался в кровь. Хотелось не просто проскочить очередной поворот, а и взлететь в воздух на трамплине. Причём, всё происходило на рефлексах — думать было некогда, успел заметить бугорок, мгновение на балансировку — и полёт. Приземление, ноги срабатывают, как амортизаторы, ещё секунда — следующий трамплин.

Уже через несколько секунд сознание полностью отключилось, казалось, что Игорь попал в какую-то видеоигру. Он не замечал того, что въехал в туман, что видимость сократилась до минимума. Просто автоматически отрабатывал каждую неровность, мечтая только о том, чтобы хватило сил до финиша. Воздуха уже не доставало, ведь каждый вдох требовал внимания, а это отвлекало от трассы. Поэтому Игорь совершенно непроизвольно задерживал дыхание, даже не осознавая этого. Он уже поймал тот самый уникальный ритм трассы и сейчас наслаждался никому, кроме него, не слышной музыкой.

Вдруг всё кончилось — Игорь вылетел на финишную площадку, успел сориентироваться, описал длинный полукруг и подъехал к закончившим спуск горнолыжникам. Все азартно обсуждали трассу, рассказывая друг другу, как чуть было не упали, удержавшись на ногах за счёт невиданного мастерства в последний момент.

Марат ничего не рассказывал. Судя по тому, что его костюм целиком запорошил снег, без падения не обошлось.

— Как ты? Нормально всё? — спросил, подъезжая, Игорь. — Хоть цел?

— Цел… Блин, представляешь, в самом конце, уже на ровной площадке упал. Думал, кочка будет, знаешь, весь напрягся, на автомате отработал её… А кочки-то и не было! Так и полетел боком до самой сетки! — в голосе Марата сквозила обида.

— Ничего. Здесь уже не страшно. Димка бы нормально съехал, вот что меня беспокоит…

Как выяснилось, Игорь беспокоился напрасно. Дима проявил разумную осторожность, сильно не разгонялся, поэтому скатился без приключений и теперь жаждал продолжения банкета, потому что у него осталось чувство неудовлетворённости. Ведь можно было ехать гораздо быстрее!

Посовещавшись и решив повторить спуск, друзья снова зацепились за бугели и начали второй подъём.

Солнце постепенно разгоняло остатки тумана, погода стояла вообще не характерная для этих мест — небо казалось бездонным, а обычно здесь оно нависает мрачными тучами над самой головой. Сегодня же небо просто светилось ровным насыщенным цветом, притягивая к себе взгляды лыжников и просто туристов, которые собрались в Кировске, чтобы полюбоваться зимними красотами Крайнего Севера. Кроме туристов, хватало и деловых людей, отрабатывавших обязательную программу бизнес-тура в городе карьеров и минералов. Уж этих-то персонажей сюда привели самые разные причины — от заключения новых контрактов, до вынюхивания, как бы поживиться полудрагоценными породами, которых в Хибинах всегда было в изобилии.

Следующий спуск оказался удачным для Марата и Игоря, но Дима, на этот раз переоценив свои силы, метров тридцать летел в клубах снежной пыли, правда, поднялся на ноги довольный до нельзя, и улыбался во весь рот, собирая по склону разлетевшиеся лыжи и палки.

Перед третьим спуском решили немного передохнуть — колени подгибались, даже неподвижно стоять было уже трудно. Нагрузка на мышцы в горнолыжном спорте совершенно не традиционная, если регулярно не тренироваться, то привыкать к ней сложно. Ребята же, будучи любителями, тренировками себя не утруждали, поэтому ослабли после двух спусков капитально и теперь нуждались в отдыхе.

— А давайте поднимемся на самую вершину! — Дима уже не нервничал абсолютно. Его потянуло на подвиги.

— Зачем? — удивился Марат.

— Посмотрим, пару снимков сделаем. Может, экстремалов увидим.

— Как в зоопарке? — усмехнулся Игорь.

— Да ладно вам, просто посидим на вершине, всё равно же отдыхать собрались. Пока погода хорошая, надо пользоваться моментом, не так уж часто бывает. Меня сфотографируете, подружкам потом фотографии разошлю. Типа, я на Эвересте.

4
{"b":"25406","o":1}