ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я всё равно не понимаю, почему мы не можем обратиться к властям, — снова всхлипнула Настя. — Политика — это их работа.

— Исключено. Официальный путь — долгий путь. И не забывай, что все ваши так называемые правительства так или иначе, но контролируются крайгами. В некоторых странах мы вообще не смогли найти ни одного кандидата на переход, именно из-за сильной власти. Понимаешь? Сильная власть под контролем крайгов — это власть самих крайгов.

— Что изменится, когда — или если — заработает маяк? Если верить твоим словам, крайги держат в кулаке земные правительства, получается, мы просто передадим его им в руки, — высказался Алекс.

— Вот это вряд ли. Ты забываешь, что маяк отзывается не каждому. Если вы — те самые, кто способен его активировать, что сможет вас остановить, кто сможет диктовать вам свою волю?

— Хорошо, Лито. Допустим, мы сейчас выработаем решение. Но что, если это решение окажется ни тем, ни другим? Что, если мы захотим просто лететь домой? — спросил Богомол.

— Тогда мы вернёмся к точке перехода, — жёстко ответил Лито. — Без всяких вариантов. Я всего лишь выполню своё задание.

— А тебе не кажется, что это подло — убивать людей только для того, чтобы выполнить какое-то там задание? — Настя посмотрела Лито прямо в глаза. — Кто ты такой, чтобы решать за всё человечество? Кто мы такие, чтобы бросать своих родных и бежать куда-то?

— Меня не интересуют вопросы морали, — ответил Лито, не смущаясь. — Да и вы сами, вы ведь не люди, что вам человечество? Повторяю, у вас есть невероятный шанс изменить будущее. Я делаю вам одолжение. И не спрашивайте, почему. Давайте уже, переходите к делу. Пора определяться. Думайте.

Люди переглядывались, не в силах поверить в услышанное. Слишком уж фантастичной казалась сама мысль о существовании каких-то внеземных сил, каких-то маяков. Не так просто переступить рамки обыденного и начать мыслить общемировыми категориями. Да ещё и поверить в существование инопланетян.

Несколько минут прошли в молчании. Кто-то смотрел в иллюминатор, кто-то насупившись демонстрировал полное неверие. Лито молча ждал.

— Я человек простой, — первым заговорил Богомол. — Мне многое не по душе. Особенно неприятно, что нас провели, как котят. Но если вам интересно моё мнение… Я — за маяк. Если допустить, что действительно готовится вторжение, то самое логичное — это остановить его любыми способами.

— А я не верю, — упрямо твердила Настя. — Никаких инопланетян нет, и не может быть. А с любыми агрессорами мы и сами справимся, без всяких доброжелателей.

— Ты непоследовательна, — усмехнулся Лито. — Если их нет, то с кем тогда справляться?

— А мне наплевать! Нельзя строить будущее на крови, понимаешь? Нельзя! Мы убили тех солдат в джунглях, просто убили. Это неправильно, так нельзя, — Настя раскраснелась от возмущения. — Если мы такие новые, как ты рассказываешь, то тем более должны быть лучше тех, кто есть.

— То есть, что ты предлагаешь?

— Я считаю, что мы должны приземлиться в первом же аэропорту и сообщить обо всём властям.

— Понятно, — сказал Лито. — Пока что один голос за переход, второй — за маяк. Дальше?

— Я — как Мерцал, — коротко вздохнула Маргарита.

— Кто? — не понял Лито. — Какой Мерцал?

— Это я — Мерцал. Так меня зовут, — смущённо сказал Зуда. — В честь прадеда назвали. Что улыбаешься? Нормальное цыганское имя. Короче… я — за маяк. Не силён я в объяснениях, просто такое моё мнение. Как хотите.

— Пока что счёт три к одному, — заметил Лито. — Едем дальше?

— Я тоже за то, чтобы лететь к маяку, — отозвался Игорь. — Лично я тебе, Лито, верю, да и просто интересно. К тому же я уже знаком с этой пластиной, то есть, ключом. Так что…

— Принято. Четыре против одного.

— Я согласна с Настеной, — сказала Оксана, сидевшая с потерянным видом. — Даже если отбросить эмоции, то… Неправильно как-то принимать решение о судьбе мира, когда мир об этом и не подозревает.

— Такое случается, Оксана, — качнул головой Лито. — Вопрос в том, хватит ли у нас мужества и сил, чтобы нести всю ответственность за наши поступки. Меня двигает вперёд сознание, что я прав, мне хотелось бы, чтобы и ты ощутила эту уверенность.

— У меня её нет, Лито. Вы ошиблись, когда пытались всё сделать без нашего ведома. Нужно было просто спросить.

— Я с тобой не согласен, но уважаю твоё мнение, — Лито не проявлял никакого нетерпения. — Твоё решение?

— Отпустите меня, и делайте, что хотите.

— Четыре против двух, — подытожил Лито. — Что скажут остальные мужчины?

— Я за маяк. Если ты говоришь правду, то мне ни за что не хотелось бы пропустить такое событие, как его активация. Можно только мечтать о том, чтобы вот так, в один день, оказаться на вершине мира, — первым ответил Алекс, до сих пор только морщившийся от боли в ноге. — И вообще, Лито, можешь на меня рассчитывать, я с тобой.

— Отлично, что скажет Владимир?

Володя помялся, видно было, что он скорее на стороне девушек, но из мужской солидарности не может об этом сказать вслух.

— Я — как все.

— Что означает? — хитро прищурился Лито.

— Летим к маяку.

— Итого шесть против двух. Оксана, Настя, поймите меня правильно, я не могу вас высадить посередине океана. Давайте сделаем так — прибудем на место, осмотримся, потом оставим вас где-нибудь в безопасном месте. Всё равно обратного хода у нас уже не будет, если ничего с маяком не получится, то вы получите именно то, за что так радеете, и с полным моральным и этическим спокойствием будете наблюдать за тем, как рушится всё, к чему вы привыкли.

— Ничего подобного не будет, — упрямо сжала губы Настя. — Наши деды не одну войну пережили, всегда выстаивали, значит и мы справимся.

— Я разве против? — мягко спросил Лито. — Это было бы замечательно, жаль только, что несбыточно.

— Это ты так считаешь. Разворачивай самолёт! — Оксана вскочила и направила пистолет на Лито. Ствол почти не дрожал.

— О, господи, — вздохнул Лито и мгновенным движением отобрал у девушки оружие. — Ладно, достаточно философских бесед на сегодня. Держим курс на Кейптаун. Если там действительно есть маяк, мы с Лайлой его почувствуем на подлёте.

Как будто дожидаясь, пока её упомянут, Лайла выглянула из дверей пилотской кабины.

— Лито, можно тебя на минутку?

— Иду.

Лито бросил пистолет обратно в руки расплакавшейся Оксане, перешагнул в очередной раз через тело застреленного ею солдата и наклонился над плечом напарницы, уже вернувшейся в кресло первого пилота.

— Лито, что-то не так. Автопилот не справляется с удержанием курса. Смотри!

Она нажала несколько кнопок на панели, задавая изменение направление полёта. Автопилот отработал программу, штурвалы зашевелились, потом замерли, потом принялись ритмично поворачиваться влево и вправо. У автоматики не получалось точно удерживать нос самолёта в заданном направлении, указания автопилота постоянно запаздывали с коррекциями курса, амплитуда рыскания всё время нарастала.

— Да, действительно что-то не так, — пробормотал Лито, устраиваясь во втором кресле. — Ну-ка, верни ручное управление.

Он взялся за штурвал и попробовал, как самолёт слушается рулей. Для него оказалось полной неожиданностью то, что рули стали «деревянными», самолёт просто не реагировал на небольшие отклонения плоскостей, а когда Лито попробовал потянуть штурвал на себя порезче, то сначала вообще ничего не происходило, а потом нос начал задираться вверх так быстро, что стоило огромных трудов вернуть тяжёлую машину в горизонтальный полёт.

— Ничего удивительного, что автопилот не справляется, где-то в системе напрочь пропала обратная связь, — сказал Лито, вытирая мгновенно выступившие на лбу капли пота. — Нужно проверить все аварийные датчики.

Он включил оповещение, панель осветилась несколькими красными огоньками, сигнализировавшими о мелких неполадках, но самое главное — загорелся большой транспарант, сообщавший о критично низком давлении гидравлической жидкости в системе.

46
{"b":"25406","o":1}