ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не нравится мне всё это, — тихо сказал он. — Как бы нам забраться на борт незамеченными?

— По-моему, ты принимаешь всё слишком всерьёз. Профессия накладывает свой отпечаток, так что ли?

— Есть такое дело.

— Брось, старик, всё нормально. Хочешь, я пойду вперёд?

— Иди, — легко согласился Богомол, — только не сразу, а когда я подам знак. А пока изобрази, как будто у тебя что-то случилось с ботинками. Шнурки развязались, например.

— А у меня на ботинках нет шнурков… — начал было Алекс, но быстро сообразил, что имелось в виду.

Он встал, подошёл поближе к сходням и поставил ногу на бортик, якобы завозившись с обувью.

Богомол же свернул в сторону, обошёл яхту со стороны направленного к берегу носа. Здесь он заметил якорный канат, уходивший в воду под небольшим углом. Очевидно экипаж не полагался на прочность швартовов и использовал дополнительный способ для безопасной стоянки.

Богомол подошёл к самому краю дощатого пирса, примерился и прыгнул, уцепившись руками за канат. Качнулся пару раз, потом зацепился ногами и быстро пополз вверх, к самому борту. Когда упёрся головой в обшивку, то отпустил канат и сразу же ухватился за леер. Осторожно развернулся лицом к палубе и выглянул над бортом.

Убедившись, что и сейчас никто не появился в поле зрения, Богомол подтянулся и через мгновение уже стоял на досках палубы. Сначала он решил проверить мостик, а потом уже спускаться вниз, в жилые каюты. Поднялся по короткому трапу на левое крыло мостика, осмотрелся. Отсюда хорошо просматривалась белая вилла и Лито с ребятами, бредущие вверх по дороге.

Алекс сидел возле сходней и смотрел на Богомола. Увидев приглашающий взмах руки, он тоже вскочил и взбежал вверх, на палубу с правого борта. Там тоже было пусто.

Что бы здесь ни произошло, но экипаж и пассажиры куда-то исчезли.

Богомол распахнул дверь, которая вела на мостик и заглянул внутрь. Никого. Он перебросил за спину винтовку стволом вниз, чтобы не мешала и шагнул через высокий порог.

Какой-то отблеск в стекле одного из многочисленных приборов привлёк его внимание. Если бы не это случайное отражение, то в следующую секунду Богомол лишился бы головы.

Человек в чёрном костюме стоял сразу за дверью, прижавшись спиной к стене, и как только Богомол шагнул внутрь, попытался снести ему голову широким поварским тесаком.

Богомол нырнул вперёд, использовав единственную возможность уклониться от удара, но врезался в стойку какого-то прибора, на секунду потеряв ориентацию. И тут же почувствовал, как его шею зажали стальные тиски.

Человек, державший его сзади, обладал невероятной силой. Как Богомол ни старался, он не смог разорвать его сцепленные в замок руки. Они топтались вдвоём, не издавая ни звука, только один пытался задушить другого, а тот, в свою очередь, выражал полное несогласие с такой программой действий.

Богомол оттолкнулся от стойки, пытаясь ударить напавшего на него человека о стену, но тот явно знал подобные приёмы. Он немного повернулся и не позволил так просто избавиться от себя. Богомол продолжал двигаться, ни на секунду не позволяя человеку в гидрокостюме сделать последнее движение, ломающее позвоночник. Гидрокостюм! Он глянул вниз, увидел, что на ногах у незнакомца нет ничего и сразу же ударил каблуком ботинка в незащищённую ступню.

Человек взревел от боли, ослабил хватку и позволил Богомолу освободиться. Не поворачиваясь, чтобы не потерять времени, Богомол завёл руку за спину и рванул вниз приклад винтовки. По всем законам физики ствол при этом двинулся вверх и попал нападавшему точно между ног. Тот вскрикнул ещё раз. Без паузы Богомол развернулся и со всего размаха ударил его в челюсть. Ему показалось, что удар пришёлся в кусок гранита, но и человек в чёрном вряд ли испытал приятные эмоции от такого обращения. Отшатнувшись к стене он на пару секунд застыл, и этого времени хватило Богомолу, чтобы перехватить М16 и использовать, как дубину. После первого удара нападавший устоял на ногах, немало удивив такой стойкостью, но второй отправил его в нокаут.

Богомол опёрся на экран радара, тяжело дыша. Сила этого человека его просто напугала, ещё несколько мгновений, и схватка закончилась бы с совершенно противоположным результатом.

— Эй! Ты чего там? — это кричал Алекс, услышав шум.

Богомол попытался ответить, но раздавленное железной хваткой горло саднило, будто ободранное наждаком, и вместо звука послышался только хрип.

— Что случилось? Ты там цел? — не унимался Алекс. — Что…

Он не договорил.

Богомол услышал какую-то возню, потом тяжёлый стон и звук падения тела. Сообразив, что отдыхать некогда, что на яхте, судя по всему, полным полно недружелюбно настроенных людей в чёрных гидрокостюмах, он бросился к другой двери, чтобы помочь Алексу, но увидел, что снизу по трапу на мостик поднимается ещё один незнакомец, как две капли похожий на первого, на этот раз с пистолетом в одной руке и ножом в другой.

Этому повезло меньше. Опасаясь близкого контакта, Богомол поднял винтовку и выстрелил в него, целясь в голову. Пуля угодила в цель, чёрная фигура скатилась вниз по ступенькам, но звук выстрела дал понять всем, кто затаился на борту, что можно больше не скрываться, послышался шум, топот ног. К врагам прибывало подкрепление.

Богомол судорожно оглядел помещение ходовой рубки. Только сейчас он заметил три тела в форменной одежде, сложенных возле передней стены, подальше от глаз любого, кто войдёт в дверь. Насколько было видно по нашивкам, это капитан и его помощник. Третий, очевидно, был рулевым. Кроме мертвецов, там нашлось и ещё кое-что — два гранатомёта, аккуратно прислонённые в углу, за гирокомпасом.

Богомол быстро захлопнул дверь, которая вела вниз, на основную палубу, проскользнул к двум трубкам защитного цвета, поднял одну, проверил, гранатомет оказался снаряжённым.

Кто-то ударил в закрытую дверь, она начала медленно, как показалось Богомолу, распахиваться. Из-за неё показался кто-то в зелёной рубашке, позади него мелькали ещё лица и руки, но всё мгновенно смела струя огня, сокрушительная на таком малом расстоянии и в таком замкнутом объёме. Это Богомол вскинул на плечо трубу гранатомёта и нажал спуск, не целясь и не глядя, прямо в дверной проём, одновременно падая за приборы, прямо на тела убитых моряков.

Но огонь достал его там легко. Выхлоп отразился от остекления рубки, и ещё до того, как стёкла со звоном вылетели, вернулся обратно, спалив отросшую было щетину на голове и заодно поджарив кожу на затылке. Загорелась и футболка, которая была совсем новая когда Богомол ещё совсем недавно поехал осматривать бразильские храмы.

Он перевернулся на спину, сбивая огонь, ругнулся, когда в тело впились осколки стекла, потом взялся за поручень и приподнялся, глянув в сторону двери.

Там царила разруха. Взрыв разнёс и дверь, и тех, кто поднимался по трапу, разбросав тела палубой ниже.

Богомол встал на ноги, прихватил с собой второй гранатомёт и, перепрыгивая через ошмётки мяса, сбежал вниз. Трап выводил в короткий коридор, который, резко переламываясь, опоясывал надстройку на уровне основной палубы. В противоположных углах светились таблички, указывающие на выходы, а в сторону кормы начинались две галереи, по которым можно было выйти к жилым помещениям. Богомол свернул влево, намереваясь выскочить на палубу, чтобы посмотреть, что случилось с Алексом, но в галерее увидел бегущих людей и отпрыгнул назад, чудом увернувшись от выстрелов.

Развернувшись кругом, он побежал по второй галерее в корму яхты. Далеко продвинуться не получилось и в этом коридоре — в дальнем его конце откуда-то из глубин яхты как чёртики начали выскакивать боевики.

Богомол рванул на себя ближайшую дверь, скользнул в проём навстречу сильному шуму и захлопнул её за собой. Он стоял на небольшой площадке, откуда открывался вид на машинное отделение судна. Шумели двигатели. Туда, вниз, вели рифлёные металлические ступеньки. Сквозь них просматривались какие-то баллоны, сложенные штабелем.

57
{"b":"25406","o":1}