ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пассажир своей судьбы
Роковое свидание
Путь художника
Строптивый романтик
Богатый папа, бедный папа
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Как любят некроманты
Путы материнской любви
Академия Грейс
A
A

— А вы знаете, что он нашёл во время раскопок? — спросил его разочарованный Артур.

— Конечно, я же присутствовал при этом, мы вместе примчались, когда рабочие раскопали монолит.

— Это тот самый предмет, который хорошо видно на южном обрыве?

— Да, это он.

— А кто это девушка? Она с вами?

— Нет. Это её лодка. Она вытащила из воды меня и того русского парня. Сама она, кажется, тоже русская.

— Как же вы оба оказались в воде? — спросил Артур, поглядывая, как врач хлопочет над девушкой.

— Долгая история, — Мугаби завернулся в одеяло, которое ему передал один из матросов.

— А если покороче?

— Если покороче, то после того, как взорвался «Посейдон» — яхта господина Сузуки.

Артур кивнул и подошёл к девушке. Её тоже завернули в одеяло, а кто-то сунул ей в руки флягу с ромом.

— Вы правда русская? — спросил он.

Девушка вскинул на него взгляд, удивлённо распахнув глаза. Потом отбросила со лба мокрые волосы и ответила:

— Да.

— А ваш друг?

— И он тоже.

— Как же вы здесь оказались?

— Прилетели на самолёте. А кто вы?

— Извините, не представился. Артур. Просто Артур. Я бы с удовольствием с вами поболтал, но ситуация уже не просто пахнет жареным, а откровенно пованивает. Тороплюсь.

Он поднялся и собрался было идти, но Оксана схватила его за рукав.

— Подождите! Вы — тот самый Артур?

— Хотел бы я знать, что вы понимаете по этой формулировкой, но вроде бы да, — улыбнулся Артур.

— Вы — друг Игоря?

— Стоп. С этого места — подробнее, — улыбка слетела с губ Артура.

— Игорь был с нами. Мы сюда приехали из-за вашего ключа.

— Какого ключа?

— Я не знаю, — покачала головой Оксана, — только слышала, что у вас есть какой-то предмет. Лито сказал, что это ключ.

— Лито? Он тоже здесь? — Артур удивился уже по-настоящему.

— Да, они все вместе пошли к маяку.

— К маяку? Я совсем запутался. Ничего не понимаю. Кажется, кто-то забыл мне сказать, насколько широко раскинулась вся эта история.

— Я не знаю, — снова пожала плечами девушка. — Но они вас очень ждут. И Лито, и Игорь, они привезли всех нас сюда только из-за вас. Не знаю, что вы должны им передать, но это нам всем очень нужно. А времени остаётся совсем мало.

— Это совпадает с моими устремлениями. Я спешу, как только могу. А кто этот мужчина? — Артур кивнул на спутника девушки.

— Его зовут Богомол. Он… Он был на яхте, когда она взорвалась. И Алекс, но Алекса я не нашла. Я искала, но его там не было, — и Оксана тихо заплакала. Слёзы текли по щекам, и она даже не пыталась их вытереть.

— Спокойно. Не надо так плакать. Сейчас мы все окажемся на берегу, — Артур повернулся к капитану «Зееланда», который уже давно стоял рядом на палубе. — Я прав, капитан? Эта девушка знает, почему я так тороплюсь. Чтобы попасть на остров одновременно со мной, люди отдали свои жизни.

— Я понял, — кивнул капитан.

Он что-то сказал своему помощнику, который тоже спустился вниз, тот взлетел по трапу и скрылся на верхней палубе.

Сразу же взревели пулемёты, снова отгоняя обнаглевшие катера на приличное расстояние. Через секунду в воздух взвилась новая порция ракет, выпущенных с «Зееланда». Ни одна не попала в цель, но все вместе они произвели должный шумовой эффект. С катеров ракет не запускали, очевидно, исчерпав боезапас.

Спасатель прибавил ходу и начал описывать циркуляцию влево.

— Все на корму, скорее! Скорее! — капитан криками подгонял людей, чтобы они успели укрыться.

Артур подхватил под руку Оксану, матросы подняли на куске брезента Богомола, Мугаби пошёл сам. Они бегом промчались вдоль борта и разместились на площадке в корме судна, поближе к стене надстройки.

Спасатель набрал скорость и шёл прямо на песчаный пляж. Берег быстро приближался и с мостика уже можно было рассмотреть метавшиеся между деревьев фигурки и вспышки от выстрелов.

— Там тоже стреляют, — проговорил капитан, обращаясь к помощнику.

— Конечно, стреляют, — кивнул помощник. — Катера высадили десант, а сами поддерживают атаку с моря. Очень разумно.

— Выходит, мы спутали им все карты?

— Для начала. А сейчас вообще сдадим себе все тузы.

— Вижу, вас всё это веселит? — неодобрительно поморщился капитан.

— Ну уж всяко лучше, чем стоять в доке без дела.

— Эх, мне бы ваши годы… — протянул капитан, качая головой то ли с осуждением, то ли с завистью.

— Внимание, — сказал помощник и потянул за скобу судового ревуна.

Громкие гудки разнеслись над островом, распугивая птиц. Этот звук услышали защитники острова, услышали и те, в кого они сейчас стреляли. На минуту стрельба прекратилась. Вид океанского спасателя, на полном ходу несущегося прямо на берег, способен напугать любого.

Услышали его и Лито, на лице которого сияла улыбка, и его друзья, смотревшие на него с надеждой и любовью.

Насте он показался гласом с неба, а человек, которой толкал её перед собой, нервно поёжился, понимая, что всё уже идёт не так, и что у него остался единственный шанс выполнить указания, полученные неизвестно от кого.

А кто-то уже не услышал ничего, потому что для них звучала уже совсем иная музыка — музыка хрустальных небесных сфер или мрачных подземелий, кому как.

«Зееланд», названный так в честь легендарного морского спасателя, врезался форштевнем песок, с несокрушимой силой толкая его перед собой. В небо взлетели белые фонтаны и обрушились с неслышным шелестом на палубу судна. Винты семитысячесильной машины продолжали взбивать воду, толкая его вперёд. И он полз на сушу, как первое животное, выбравшееся из морской стихии на враждебный и неприятный материк. Картина потрясала.

Профессор Мугаби вздымал руки, творя молитву. Он сегодня уже насмотрелся на такие катастрофы, после которых любой агностик задумается о своём будущем. Оксана испуганно прижималась к Артуру, а тот, обнимая девушку одной рукой, радостно смеялся, пытаясь удержаться и не покатиться по палубе, что удавалось с трудом, потому что и другая его рука была занята. В ней он держал бумажный свёрток с пластиной, нагревшийся настолько, что бумага начала немного дымиться.

Два катера, что так яростно обстреливали «Зееланд», бросились к нему, так китобои бросаются на раненого кита или волки прыгают на загнанного оленя.

В своей беспечности они позволили себе приблизиться почти вплотную, и это оказалось фатальной ошибкой. Матросы, дежурившие возле пусковых установок «Зееланда» не спрятались в каютах, нет, они точно так же радостно наблюдали редкостную картину, не покидая своих постов. И как только катера заполнили своими силуэтами прорези прицелов, на них обрушились реки свинца в сопровождении нескольких ракет.

Спасатель взгромоздился на пляж, слегка накреняясь и застыл неподвижно как раз в тот момент, когда оба катера окутались дымом и зарылись развороченными носами в воду.

А с борта бывшего спасательного судна уже прыгали вооружённые люди, стреляя в спины бандитов, неожиданно почувствовавших себя очень неуютно под перекрёстным огнём.

— Не спим, не спим, — Артур подбодрил Оксану, вскакивая на ноги. Некогда уже расслабляться. Что там с твоим другом?

Оксана склонилась над богомолом, попыталась нащупать пульс.

— Не знаю, что. Просто жив, вот и всё.

— Ты со мной или как?

— С тобой? — не поняла Оксана.

— Я иду в лагерь археологов, ты со мной?

Вместо ответа девушка молча пошла на нос судна. Артур снова засмеялся и задал тот же вопрос профессору Мугаби по-английски.

— Конечно, — всплеснул тот руками. — Я же учёный! Я должен быть рядом со священным монолитом в этот час!

— Священным? Осторожнее, вы так его ещё и одушевите!

— Конечно, священный. Вы только посмотрите, сколько людей здесь собралось. Посмотрите, какие они разные! Как они стремятся прикоснуться к тому, что творит историю! Посмотрите, как они убивают друг друга!

— Так, спокойно. Вот на религиозные революции сенат меня не уполномочил. Давайте без паники, господин Мугаби.

61
{"b":"25406","o":1}