ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Давно вы начали воскрешать?

– Начинал я с того, что занимался защитой объектов космических от лазерного уничтожения, и пришел к выводу, что бывает просто физика структуровая, которая защищает от уничтожения. И тогда я решил, почему бы эту модель логически не перенести на человека? И когда у меня

появился первый воскрешенный, причем при свидетелях, что он был расчленен, были даже публикации, и меня пригласили тогда в ФСК – это в 1995 году, – то есть ФСБ ленинградское, и исследовали. В принципе сейчас воскрешенный мальчик уже большой, жив, здоров и никаких проблем. И я посчитал, что даже если бы у меня был всего один этот факт, но я понял бы, что это логически возможно, я бы все равно этим занимался. Но когда я столкнулся еще и с тем, что у меня случаи излечивания от СПИДа – реально, все это заявлено нотариально и я все это наблюдаю, то мне, естественно, как личности, хочется быстрее все это передать людям. Бесплатно, конечно.

– А воскрешать – это тяжело или не очень?

Переход на воскрешение – он очень оказался прост. Как-то я… скажу точно, это была Торгово-промышленная палата, там рядом офис администрации президента, а я тогда много работал в администрации президента, – и вот, короче, я работаю и вдруг вижу, что воскрешение – это элементарно. Просто переходишь на уровень управления, и там это происходит про» то как снятие события. Наличие снятия – понимаете? Элементарно. Оптика вырисовывается, делается управление, и все, человек жив. Я увидел, что это легко вообще-то, то есть это не значит, что я весь день какую-то тачку с грузом таскал, это было элементарное действие. И потом меня пригласил отец Иоанн, начальник отдела образования Московской патриархии[5], и первый вопрос, который он мне задал: как это делается? Потому что он четко понял, что да, воскрешение есть и я его сделал. И когда я ему в 3 минуты все это объяснил» что делается смещение пространственно-временного управления, континуум как бы, время заходит за пространство, потом четко форма человека вырисовывается, и все, человек жив. То есть формально мы его как бы через структуру взаимодействий всех элементов мира просто приводим в нормированное состояние. Вечный Бог дает вечного человека. Ничего особого мы не делаем. Он очень просветленный человек, отец Иоанн, он и сейчас там работает, он моментально уловил этот переход. На высшем уровне меня вообще все понимают. Другое дело, что они живут по уставу. Если в уставе не написано, что воскрешайте, формально они не имеют права этого делать. Я их понимаю. Как-то я был на одном съезде ученых, и там были представители церкви. Я им показал результаты и говорю: «Если вы почитаете Библию, назвал, где именно, то там написано, что когда наступит конец света, то ворота в вечную жизнь откроются. Мы просто переходим в вечную жизнь, вот и все. Ворота открываются». Они так постояли, вспомнили – да, действительно так написано в Библии. То есть я их в своем выступлении несколькими фразами убедил так, что речь идет именно о свете вечной жизни. Сам воскрешенный – он первое время прямо светится этим светом, светится в самом прямом смысле этого слова.

– А как вообще это выглядит? Ну, кроме того, что он светится?

Когда у меня эти воскрешения происходят, они идут примерно по одному типовому уровню. Вот сколько раз этот процесс наблюдал – даже по времени все совпадает. Это как, знаете, когда встречаются два японца, у них определенный ритуал, кто как с кем здоровается. Так же и здесь. И вот почему я всегда, сколько занимался воскрешением, ни разу не брал ни копейки? В начале люди предлагали средства, даже крупные. Но я им говорил: значит, так, воскрешены должны быть все. А если у человека нет денег? Мы, конечно, терпим издержки, все кассеты раздаем бесплатно, литературу, лекции[6]. То есть все, что исходит от меня, я ни разу не брал денег[7], я всегда говорю: точно так же должны поступать и ученики. И вдруг узнаю, что кто-то берет деньги, тем более за процесс воскрешения, который вообще должен быть абсолютно некоммерческим. У меня даже в лицензионном договоре с каждым написано, что это надо делать бесплатно. Так что вы очень хорошо сделали, что об этом нас проинформировали. И еще очень хорошо, что заявление там мое поместили, что я второе пришествие Иисуса Христа.

– А вы действительно оно и есть?

Я это в принципе знал всегда. Я, как только сделал это заявление, мне сразу же из Ватикана прислали четыре с половиной тома доказательств того, что моя мать родила меня через непорочное зачатие. Я потом мать спросил – она, оказывается, была в курсе, просто не считала нужным раньше времени мне об этом говорить[8]. Потом были заявления людей. На самом-то деле меня церковь поддерживает, причем вся. Мне еще ни разу ни один служитель церкви, с которым я общался, не сказал, что не надо спасать людей. Они, наоборот, говорят: «Да ради Бога, спасайте». Вот, владыка Паисий, епископ Орловский, вообще сказал, пообщавшись со мной: «Занесу ваше имя в золотую книгу церкви». То есть эти люди все видят. Меня как-то раз вызвали в отдел канонизации, предложили читать курс лекций опять же в Патриархии[9] 2. Я просто посчитал, что это не очень целесообразно, к тому же сейчас я занимаюсь политикой, а если Алексий сейчас скажет: «Вот Иисус Христос», то у меня не будет конкурентов. А я хочу этим заниматься как обычный человек, я показываю, что это может делать обычный человек. И пришествие Иисуса в этом плане – это действие, направленное на то, чтобы человек осваивал технологии вечного развития. Если человек не осваивает, то у него уже нет шансов, потому что начинается технокибернизация, уже компьютеры на расстоянии стирают информацию, воздействует на структуру мышления, и если человек не будет сильней, то цивилизация не имеет шансов на развитие.

– Вы все говорите о вечной жизни на земле. А как же Страшный суд?

Принято считать, что суд – это какое-то возмездие, что-то страшное. Но я показал, что человек способен научиться жить вечно. На практике. Бог никогда не делал зла человеку. Это его создание. Бог не может наказывать, он только дает путь. Любви, истины там, вечной жизни. Вы же не будете рубить растение, которое сами взрастили – это нелогично. Понятие страшного суда на самом деле заключается в другом. Если почитать Библию, особенно Иоанна, то там абсолютно ясно, что кто не успевает за развитием цивилизации, не включает себя в общий интеграционный процесс – это и есть страшное судилище. Там как раз и определена система вечности и вечного тела. А потом максимальный суд – это все-таки суд совести человека. Когда его начинает глодать совесть – это и есть проекция страшного суда. Я как только сделал заявление, мне тут же пошли предложения из ООН, правительств, первый, кто мне написал, – это из храма Василия Блаженного. И еще

Карпов написал, Анатолий. Кстати говоря, вот вы говорите, секта, тем более тоталитарная. Но если взять Большую советскую энциклопедию, то там секта означает, что кого-то надо чего-то заставлять, а у меня главное слово – добровольно. Я никого ничего не заставляю делать, я даже не

агитирую. Я просто спасаю, и все. Работаю в МЧС и так далее. У меня есть результат, есть теория, практика, свой прибор, который сейчас сертификацию проходит. Путин мне помог его продвинуть в 2000 году. Я ведь еще 1 июля 1999 года сделал прогноз, что он станет президентом и опубликовал этот прогноз в газете «Вестник пассажира». А он тогда еще был директором ФСБ, и никто и не предполагал, что он станет. Я с 1994 года в администрации президента оформился, просто я диагностировал самолеты президента Каримова[10] 1, и меня пригласили сюда. Тогда директором ФСК был Степашин, и я им предложил, чтобы был контроль за всем миром с точки зрения отсутствия глобальной войны через агентурную сеть. Нет проблем – они пошли навстречу сразу. В Совбезе мне дали под контроль все ядерные системы России. Стационарные, передвижные – с тех пор все их я контролирую. Удавалось предотвращать серьезные катастрофы. Все это добровольно, бесплатно. Сейчас мне в этом уже и ученики помогают. Очень умные сейчас пошли ученики. Сразу все технологии схватывают, контролируют реактор, молодцы.

вернуться

5

Комментарий самого отца Иоанна – см. ниже

вернуться

6

Билет на лекции Грабового стоит две тысячи рублей, видеокассетыпродаются по 700 рублей, книги и аудиокассеты также продаются за деньги. В этом мне приходилось убедиться неоднократно.

вернуться

7

Что правда, то правда: Грабовой поступает юридически очень грамотно. Во всех финансовых вопросах он сам не марается, а подставляет своих учеников. С целью собственной безопасности он заключает с нимилицензионные договоры, в которых прописано, что все услуги по лечению, воскрешению и т. п. они должны делать бесплатно. На практике за все это берутся деньги, но в случае уголовного преследования у Грабового – железное алиби.

вернуться

8

О непростых отношениях ГПГ с матерью – см. ниже.

вернуться

9

На поверку все заявления ГПГ о его отношениях с РПЦ оказались на редкость беззастенчивой ложью.

вернуться

10

О приключениях ГПГ в Национальной узбекской авиакомпании – см.ниже.

10
{"b":"25407","o":1}