ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А утром 18 ноября на аудиенции председатель Совета матерей Алла Борисовна Непомнящая сполна получила «пакет» оскорблений в свой адрес: «… По какому праву Вы посмели присутствовать на занятиях без оплаты. Группы переполнены. Мест для инвалидов нет! ПРИХОДИТЕ НА СЛЕДУЮЩИЙ ГОД, ЕСЛИ ОПЛАТИТЕ!»

Солдаты-герои, награжденные орденами Мужества и другими правительственными наградами, честно выполнившие свой долг и потерявшие здоровье, оказались ни социально, ни законодательно не защищенными и никому не нужными, кроме своих матерей.

Апрель 2006 года. Россия – Туркмения

Русскую женщину, супругу российского гражданина, депортировали из России в Туркмению, разлучив с мужем и сыном («Российская газета»)

Эту шокирующую историю председатель «Форума переселенческих организаций» Лидия Графова узнала в аппарате уполномоченного по правам человека в РФ и сначала не могла поверить. Провела собственную проверку. Оказалось, все правда.

Молодую русскую женщину, переселенку из Туркменистана, признали «нелегалкой» и депортировали из России, разлучив с мужем – гражданином РФ и маленьким сыном. Депортация происходила по решению суда, то есть по закону. Но вопреки здравому смыслу и закону жизни.

Итак, Людмила и Виталий Журавлевы поженились летом 2002 года в туркменском городе Мары, где их семьи жили по соседству. Сразу после свадьбы семья жениха, взяв с собой, разумеется, и невестку, отбыла на ПМЖ в Россию. У Журавлевых было российское гражданство, полученное уже давно в Туркменистане, а вот у Людмилы гражданства РФ не было. Она приехала по визе. Но муж-то у нее гражданин России!

Никто не предполагал, что у молодых могут быть какие-то проблемы с легализацией. Однако проблемы начались сразу же, как только в подмосковном Сергиевом Посаде Людмила со свекровью пошли продлевать визу. Им сказали: «Оснований для продления визы нет!» Как нет?! А законное супружество?! Оказалось, что брак, зарегистрированный в Туркменистане, в России недействителен – невесте еще не исполнилось 18 лет.

Дальше версия семьи и версия миграционных чиновников радикально расходятся. Чиновники официально сообщили в аппарат уполномоченного по правам человека в РФ, что якобы гражданка Туркменистана Л. А. Журавлева для продления въездной визы в ПВО УВД Сергиево-Посадского района не обращалась. И, получается, жила в России как «нелегалка». «Впервые по решению вопроса дальнейшего пребывания в РФ гражданка Журавлева обратилась в ЦПВР ГУВД Московской области 23 октября 2005 года (о чем имеется запись в журнале учета приема иностранных граждан)».

Что ж, вполне может быть, что в деле депортированной гражданки действительно есть только одна запись, сделанная, кстати сказать, за две недели до высылки «нелегалки»: нужно было для отчетности. А вообще-то известно, как «привечают» мигрантов в паспортно-визовых службах, какие там очереди, какие кипят страсти и какая там неразбериха. И некогда – будем справедливы – задерганным, перегруженным паспортистам каждый приход-отказ в журнале фиксировать. А переселенцы – если честно – и не требуют. Они просто не знают своих прав. Но и откуда им, «понаехавшим», знать уму непостижимое миграционное законодательство России?

Что касается версии семьи Журавлевых, то она похожа на сотни других издевательских историй, жертвам которых пытается помогать Лидия Графова. Так что нет сомнений: Журавлевы действительно оббили множество порогов, пытаясь зарегистрировать невестку. А им отвечали что-то невразумительное. То пусть, мол, доживет ао 18, мы, мол, детей отдельно от родителей не регистрируем. То давали «добрый» совет: постарайтесь добыть транзитную визу, и пусть «нелегалка» слетает в Туркменистан, чтобы получить новую миграционную карту и начать легализацию с нуля. Не удивляйтесь, читатель, нынешняя правоприменительная практика щедро тиражирует такую абсурдную процедуру: если просрочил срок миграционной карты, а еще хуже – визы и не хочешь, чтобы тебя депортировали, найди способ вернуться туда, откуда приехал, получи новую миграционную карту, потом здесь, в России, обнови все справки, что требует, конечно же, приличной суммы и колоссального времени, потраченного в очередях. И лишь после всего этого иди проси разрешение на временное проживание.

Но у Людмилы были другие заботы – она ждала ребенка. В роддом ее, иностранку, положили за большие деньги. Тут-то блюстители порядка о ней наконец и вспомнили. Впервые. Только вернулась из роддома счастливая мать с сыном, на пороге вырос участковый инспектор: когда будете оформлять регистрацию?

Поскольку в Сергиевом Посаде никакого выхода кроме как «надо бы сначала ее как-то нелегально вывезти, а потом ввезти» Журавлевым не предлагали, они стали ездить в Москву. В ФМС их заверили, что депортировать Людмилу, разлучить с ребенком и мужем никто не вправе. Тем не менее 1 ноября прошлого года судья сергиевопосадского суда Московской области Е П Сысоева вынесла постановление, в соответствии с которым гражданка Туркменистана Л. А. Журавлева была признана виновной в совершении правонарушения, предусмотренного статьей 18.8 КоАП РФ, и подвергнута наказанию в виде штрафа в сумме 1000 рублей с административным выдворением за пределы РФ.

И 8 ноября прошлого года Людмилу выслали. В Туркменистан. На самолете – ведь Туркменбаши закрыл железнодорожное сообщение с Россией. Авиабилет стоит $270. «Государство оплатило депортацию?» – спрашиваю у свекрови Валентины Андреевны. «Нет, что вы! Это мы у родственников и соседей в долг насобирали[6]. Нам же пообещали, что, если она успеет быстро оформить там отказ от туркменского гражданства, ей разрешат вернуться». – «Но уже почти полгода прошло. Почему ж не возвращается?» Тут Валентина Андреевна начинает всхлипывать, а внук Данилка, сидящий у бабушки на руках, громко ей вторит.

Оказывается, их страшно обманули. Обещали оформить дело так, чтобы власти Туркменистана не узнали, что Людмила выдворена из России. Ведь люди рассказывают,

что «перебежчиков» в Туркменистане чуть ли не в тюрьму сажают. Как изменников родины. Может быть, это и неправда. Но факт тот, что вопреки всем обещаниям депортация юной русской женщины с ее исторической родины свершилась по полной программе, предусмотренной нашим иезуитским законодательством.

Штраф 1000 рублей и $270, занятых на билет, – нешуточный удар по бюджету необустроенных переселенцев, где работает пока один сын – муж Людмилы (удалось устроиться грузчиком). Но они даже не заикаются о том, что государство фактически повергло семью в нищету. Горе Журавлевых в том, что их нагло обманули. «Обещали не сообщать никуда о депортации, а сами запустили дело в компьютер, – говорит Валентина Андреевна. – И теперь нашу девочку 5 лет в Россию не пустят».

12. СОПРОТИВЛЕНИЕ. НЕЗАМЕЧЕННЫЕ БУНТЫ

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА:

Август 2000 года. Волгоградская область

Станица Клетская ответила на убийство казака античеченским бунтом («Известия»)

Кавказский погром вспыхнул в станице Клетская Волгоградской области после того, как двое чеченцев убили на дискотеке русского парня. Милиция вовремя перекрыла дороги и не пустила в станицу чеченскую подмогу из других районов. Иначе не обошлось бы без серьезных столкновений.

«Прыщавый и с глазами волка..»

На дверях захолустной районной гостиницы уже несколько дней висит табличка «Мест нет». Я стоял перед гостиничной дверью секунд десять, пока поверил. Ясность внесла горничная: «Милиция живет. Приехала из Волгограда нас от чеченцев защищать. Так что идите-ка вы в рабочее общежитие». Но и в общежитии живет милиция. Омоновцы. Одного из них я увидел выходящим из душевой с автоматом.

вернуться

6

Вспомним бравые отчеты в выпусках новостей о том, как государство за свой счет депортирует нелегалов на родину Даже в этом праве – быть выброшенной с исторической родины не за свой счет – Людмиле Журавлевой было отказано.

60
{"b":"25408","o":1}