ЛитМир - Электронная Библиотека

Редферн узнал, что на самом деле никто внутри кристаллов не сидит. Каждый из них обладал своего рода разновидностью не слишком высокого псевдоразума. Разум этот включался приемником, настроенным на особую длину волны, и Волшебники на этой волне вели передачу. Такое устройство ограничивало радиус автономного действия кристаллов, зато позволяло хозяевам города полностью их контролировать. Кристаллы знали свое дело и выполняли его с беспощадной беспристрастностью, отлично сочетавшейся с их жесткой кристаллической природой. Море травы переливалось под солнцем.

С другой стороны желто-зеленой стеной стоял лес, полные невидимой жизни.

Редферн слишком хорошо сознавал, что над ним нависло очень много нерешенных вопросов. Он сознавал также, что с ответами на эти вопросы придется подождать, пока не завершится работа над более крупными проблемами, с которыми столкнулись он и его товарищи. Кипевшая вокруг деятельность еще яснее подчеркивала, что вскоре разразится конфликт. Еще несколько гротескных гара'хеков промаршировало на башни. Стая прожорливых суслинков, этих огромных мохнатых тараканов, выскочила из ворот внизу и понеслась через море травы. Блестящие кристаллы, мерцая и вспыхивая на солнце, выплясывали сложные узоры вокруг суслинков и над ними. Желтые звездчатые цветы на выстроившихся рядами кустах, казалось, вибрируют, излучая яркое желтое сияние.

— Да, — утвердительно кивнул Вивасьян. — Сообщение принято.

Он задумчиво пошарил рукой у пояса своей алой мантии, будто искал там что-то, чего против всех ожиданий не оказалось на месте.

— Из мира, который нам известен, как Инфальгон, на нас надвигается новое нашествие, — Вивасьян вздохнул. — У них боевые машины и множество вооруженных людей. Снова нам, обитателям Сенчурии, придется опускаться до такой нелепости, как война, чтобы защитить то, во что мы верим.

— Я помогу вам! — гордо и яростно вскричал Тони.

— Да, — Галт угрюмо и серьезно кивнул. — Мы обещаем вам свою помощь.

— Обождите-ка минутку... — запротестовал Редферн.

Вал набросилась на него:

— О, Скоби! Конечно же, ты не можешь отказаться!

— Помогать Волшебникам, после того, что они с нами сделали? Это мне против шерсти, Вал.

Вал запрокинула к нему свое смуглое, залитое сейчас краской лицо, встревоженное и упрямое. Глаза ее метали грозные искры (Редферн невольно подумал, что в этом виновно сочетание влаги и солнечного света).

— Но ведь Галт же все объяснил! Таков их образ жизни, их натура требует абсолютно честной платы за полученные ценности...

— Полученные ценности! До сих пор чувствую эту чертову штуковину на моей голове! А их мерзкие желтые цветы меня в лапшу изрезали! Я бы сказал, что обмен ценностями был уж очень односторонним, Вал. А ты как думаешь? Вдали над горизонтом появился рой черных точек.

— Если бы ты знал философию Арлана, то ты понял бы!

Брать и отдавать — вот принципы, в которые каждый может поверить. И ведь Волшебники сейчас наша единственная надежда. Смотри!

Все, кто стоял на укреплениях, уже смотрели и многие показывали пальцами.

Черные точки увеличивались в размерах. По мере того, как ближайшие из них на глазах приобретали форму и цвет, из-за горизонта появлялись все новые, образуя нескончаемую ленту предметов, летящих к городу.

Редферн раскрыл рот.

Каждая точка превращалась в летающее существо с газовыми крыльями, округлые контуры которого дробили солнечный свет на радужные осколки. Биение хрупких прозрачных крыльев создавало вихрь красок. Перед головой у летающих созданий протянулись вперед длинные антенны.

На каждом летуне сидело верхом по коренастой фигурке, пригнувшейся вперед, собранной и чрезвычайно грозной. Солнечный свет отражался на выпуклых линзах очков и блестящей коже шлемов, искрился на остриях низко склоненных длинных копий. Наступавшее войско обрушивало перед собой град метательных снарядов. Гара'хеки издавали кашляющий звук и умирали вторично. Суслинки пищали и съеживались.

— Они пролетят прямо над желтыми цветами!

— Приготовиться! — энергично закричал Вивасьян. — Нашим врагам известно, кто здесь хозяева! Держитесь стойко, они идут на нас!

Свет солнца потемнел, заслоненный крыльями гигантского воинства.

Глава 10

— Скорее, женщин в укрытие! — прокричал Редферн. Если бы сейчас на голове у него был прикреплен сенчурийский выдаиватель эмоций, он бы переполнился.

Кристаллы вспыхивали на солнце. Крылатое войско мчалось дальше.

— Почему не работают ваши рассеиватели ненависти? — закричала Вал.

На лице Вивасьяна отразилось горькое разочарование, выдающее всю степень отчаяния Волшебника.

— Это существа, подобные гара'хекам! Они не чувствуют человеческих эмоций!

Два ближайших гара'хека развернули двадцатимиллиметровую автоматическую пушку, заряжая ее осколочными снарядами. Безмятежное сияние дня разорвали грохот, огонь и дым. С тех пор, как Редферн узнал сущность Волшебников Сенчурии и то, что их город лежит на пересечении множества измерений, он все время боялся этого момента.

Его нынешнее положение было в особенности мерзким — он мог потерять все. Как и сказала Вал, все, что он мог сейчас сделать, это попытаться помочь Волшебникам одолеть крылатое воинство из Инфальгона. Земля в этот момент, полный кричащего ужаса, казалась страшно далекой.

Редферн бросился к двадцатимиллиметровой пушке, оттолкнув от нее тело дважды умершего гара'хека. Полунасекомые, получеловеческие морды выглядели, как лица трупов, пролежавших в земле сотни лет. Гара'хеки падали, звеня броней. Метательные снаряды, которыми стреляли эти летуны — так Редферн вынужден был их называть за неимением более подходящего уничижительного эпитета — летели вниз по дуге и расплескивались лужицами дымящейся кислоты. Куда бы они ни попали, кислота проедала насквозь кожу, плоть и кость. Казалось, воздух полон этих снарядов.

Редферн пригнулся и нажал на спуск. Пушечка забилась под его руками и Редферн повел стволом, словно пожарный шлангом. Это, по всей вероятности, спасло ему жизнь. На мгновение небо над ним очистилось.

Подбежавший Тони упал рядом с ним и выстрелил из автоматической винтовки. Его худое веснушчатое лицо выражало напряженную сосредоточенность без единого признака страха. Редферн было задумался, как же сейчас выглядит его собственное лицо. Потом магазин пушечки опустел и она защелкала вхолостую.

— Как, черт возьми, перезаряжать эту штуку? — рявкнул Редферн.

— Понятия не имею, — Тони вставил в свой карабин новую обойму. — Уходи к внутренней стене. Я тебя прикрою. Редферн огляделся по сторонам. Другого оружия поблизости не было видно.

Инфальгоны соскакивали со своих крылатых летунов, прыгая на укрепления и с огромной точностью орудуя своими копьями. Гара'хеки отвечали им замедленно и неточно. Редферн с первого взгляда понял, что они не обладают и толикой проворства, необходимого, чтобы драться с этими коренастыми дьяволами.

Лица под выпуклыми очками приближались. Узловатые конечности и мускулистые тела врагов прикрывали грубые чешуйчатые туники, они отталкивали друг друга, чтобы поскорее добраться до гара'хеков. Редферн силился побороть застилающий глаза ужас. Сейчас у него не было «Спрингфилда». После начала битвы прошли считанные секунды. Галт подталкивал Вал и тащил Мину к невысоким дверям, ведущим в башню, возвышавшуюся над этой секцией укреплений. Дым повис в воздухе. Из тех мест, куда угодили снаряды инфальгонов, разило кислотой. Гара'хеки и немногочисленные Волшебники сражались с захватчиками, тела павших чернели на солнце. Галт бранился, а Вал боролась.

— Уходи, Вал! Отправляйся в укрытие!

— Не пойду! Я тоже могу драться!

Галт перестал проталкивать Вал в узкое отверстие входа. Он выволок ее наружу и втолкнул внутрь Мину. Затем он метнулся внутрь сам и Редферн, поражаясь и не веря, увидел, как тяжелая металлическая дверь, инкрустированнная драгоценностями, захлопнулась.

20
{"b":"2541","o":1}