ЛитМир - Электронная Библиотека

— Галт говорит, что один из его людей не справился. Его убили вчера. Ты займешь его место.

Они выбежали в квадратную комнату, куда открывались выходы шести тоннелей. В нее набилось около двадцати людей, несущих узлы, вооруженных мечами и копьями и, как приметил Редферн, некоторые даже с винтовками. Он никого из них не знал и почувствовал себя здесь чужаком. Но он желал убраться из этой адской дыры — шахты в Ируниуме и решил положиться на шанс, который получал, примкнув к этим людям. Один или двое бросили на него резкие и пытливые взгляды, как будто подозревали, что он может оказаться шпионом валкинов.

Один человек произнес надтреснутым голосом:

— Где Тони? Скоро хонши придут сюда за нами.

— Я скорее умру, чем вернусь обратно! — вскричала старуха, присутствие которой удивляло Редферна, пока один из мужчин не положил руку ей на плечо, обнимая и утешая. Вот, значит, одна из причин, по которой ему предложили присоединиться: он молод, силен и ни к кому не привязан. У входя в один из тоннелей произошло какое-то движение. Вбежало четыре человека во главе с молодым мужчиной, размахивавшим пистолетом. Его худое лицо с острым носом и узким ртом выдавало владеющее им возбуждение. Россыпь веснушек на носу и щеках и светлые, песочного оттенка волосы придавали этому человеку несколько мальчишеский вид. С ним была девушка, явно находившаяся в таком же возбужденном ожидании. Ее каштановые волосы блестели при свете ламп, а славное, веселое круглое лицо с задорно вздернутым носом было освещено внутренним светом абсолютной решимости. Девушка живо огляделась вокруг. За ухом у нее был пристроен ярко-алый цветок.

— Это Тони и его Проводница, Вал, — сказал Обо. Он посмотрел на двух других новоприбывших. Один из них был жирным валкином. Другой человек носил серые штаны и рубаху. — Но вот эти двое...

Тони подтолкнул Валкини и второго человека дулом своего пистолета.

— Вал говорит, что он здесь, все точно! — прокричал он.

Толпящиеся в комнате люди умолкли. Все знали, что сейчас решается их судьба. — Нужно еще разобраться с этими двумя Валкини...

— Постойте! — торопливо перебил его человек в сером. — Я не Валкини. Я просто инженер...

Тут люди, перемещавшиеся по квадратной комнате, размахивая руками, загородили Редферну поле зрения и инженер внезапно замолчал. Девушка по имени Вал, которую назвали Проводницей, издала вдруг победоносный вопль. Она показывала на узкую вертикальную шахту, с виду заброшенную и обвалившуюся. В нее свисала исчезавшая в темноте веревка.

— Туда, — приказал Редферну Обо. — Там наш путь в иной мир! Наше спасение от всего этого кошмара! Один за другим мужчины и женщины вскидывали на спины свои тюки и соскальзывали по веревке. Некоторые несли фонарики, которые мигали и искрили, заставляя тени метаться по стенам и потолку. Девушка сидела на краю шахты и смотрела вниз. Ее лицо сосредоточенно напряглось. Собирающаяся в ней энергия отражалась в чертах и вся незрелость, все задорное веселье, вся дразнящая женственность покинули их — словно и не было никогда на этом лице другого выражения, нежели теперешняя гипнотическая сосредоточенность. Огоньки, скользившие вниз по шахте, вздрагивали, а потом странным образом, один за другим, исчезали. Будто кто-то кидал зажженные спички в лужу.

— Мы покидаем это проклятое место, — прошептал Тони. — Валкини, хонши, всю эту мразь! Уходим через Врата в новый мир, свежий и чистый — в мир, где мы сможем обрести свой народ, вернуться домой, начать новую жизнь! Обо подтолкнул Редферна к шахте. Тони яростно говорил что-то двоим валкинам, возбужденно размахивая пистолетом. Редферн расслышал что-то о Вратах сквозь измерения, о том, что будет найден новый мир, лучше, чем этот. Он ухватился за веревку, грубую и колючую даже для его мозолистых ладоней. Он не был одним из этих людей, однако он был готов спуститься в заброшенную шахту и довериться им. Последним, что он услышал, был крик Тони: «Мы не хотим, чтобы такая мразь, как вы, марала наш новый мир!» Редферн спрыгнул в шахту.

Огни наверху враз исчезли из виду. Он больно ушибся плечом о стену. Веревка скользила мимо. Редферн ударился о дно.

Какое-то мгновение он не мог понять, где находится. Потом вдруг снова упал — в белую круговерть. На него жестоко обрушился холод. Редферн покатился кувырком вниз по снежному склону, взметывая беспомощным телом облака и полотнища снежной пыли.

Холод разрывал его на части.

Кто-то схватил его за руку и силком поднял. Мужчины и женщины с криками и воплями метались вокруг. Над головами низко нависло угрожающее свинцовое небо. Снег вихрился. Холод был таким сильным, что Редферн буквально чувствовал, как его тело съеживается и дрожит. Снег заметал все.

— Где мы, черт подери? — заорал один из мужчин.

— Этот мир — это не тот мир, какого мы ждали! — визжал кто-то у него над ухом. — Мы должны остановить остальных. Скажите Вал, пусть остановит перемещение! Выше по склону внезапно образовалось из ничего тело очередного беглеца.

Тони упал в этот новый мир, широко раскинув руки, и столкнулся с теми, кто пытался взобраться по склону ему навстречу. Все вместе они скатились вниз в облаке взвихренного снега.

— Мы замерзнем здесь насмерть! Спрятаться некуда!

Редферн лихорадочно оглядывался вокруг. Ну конечно, конечно же, во имя всевышнего, он должен был вернуться в Нью-Йорк! Наверняка. Холод терзал его куда более жестоко, чем, насколько он помнил, той последней ночью в Манхеттене; и все-таки он должен был вернуться домой. Должен, и все тут! Однако вокруг раскинулась во все стороны унылая пустошь. Ни огней, ни машин, ни зданий и небоскребов — ничего от Нью-Йорка. Лишь огромная белая пустота, вой режущего ветра да рев нестихающей вьюги , обрушивающейся на них, словно летающие ножи в руках демонов с какого-то застывшего уровня преисподней.

Люди пытались взобраться обратно по склону, оскальзывались и падали.

Появилась Вал, скатилась вниз, села. Ее лицо и волосы были сплошь в снегу. Она в ужасе огляделась вокруг.

— Что случилось?

Вал в отчаянии сморщила лицо.

— Мы не можем вернуться! — закричала она, оглядываясь на склон. — Сотни стражников хонши... Валкини... они ворвались, когда я спрыгивала! Нам придется остаться здесь!

— Но мы не можем! Мы замерзнем насмерть!

— Замерзать здесь — или вернуться, чтобы быть там застреленным или замученным до смерти! Что выбрать?

Глава 4

Скоби Редферн стучал зубами. Кожа потеряла чувствительность и как будто отстала от костей, дыхание вырывалось изо рта струей пара, словно из трубы старинного паровоза, несущегося на бешеной скорости. Мужчины и женщины вокруг развязывали узлы и вытаскивали шарфы, пальто, одеяла — что угодно, лишь бы в это можно было завернуться, защитив себя от морозного воздуха и снежного вихря.

Что-то в их предприятии — вернее сказать, вообще все — пошло катастрофически неладно.

— Мы должны вернуться обратно!

Тони смотрел назад, на снежный склон, на лице его застыла жалкая гримаса отчаяния. Вал прижалась к нему, тяжело дыша. Ее напряженное лицо побелело и выражало панику.

— Мы не можем! Там были хонши и Валкини... нас перебьют!

Крупный мужчина с короткой, но очень густой и черной бородой протолкался вперед. Он набросил на плечи одеяло, уже побелевшее от покрывшего его снега. В глазах у него сверкала ненависть, хитрость и гнев.

— Нет ли здесь еще одних Врат, Вал? Арлана ради, побыстрей, девочка! — он говорил по-английски с сильным акцентом.

Вал, дрожа, покачала головой. Она обхватила себя руками и дрожала.

— Может быть и есть, Галт! Они часто находятся друг возле друга... Но этот холод! Я не могу их почувствовать... Не могу думать...

Тони схватил девушку за руку, бородач — за другую. Они трясли ее, умоляли. И дыхание все время вылетало белыми облачками у них из ноздрей и ртов, а жестокий холод терзал их, словно ножами.

— Я попытаюсь! — закричала она. — Дайте мне сосредоточиться!

6
{"b":"2541","o":1}