ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее перестали трясти. Остальные беглецы столпились вокруг, дрожа и ежась, с напуганными лицами. Снег несло на них волнами, так что брови у всех уже побелели от инея, а ресницы непрерывно моргали, стряхивая позванивающие кристаллики. Женщина, стоявшая чуть выше по склону, чем основная масса людей, закричала. Она показывала на что-то пальцем. Вглядываясь в густую завесу вихрящихся снежных хлопьев, Редферн увидел, как из ничего появляются хонши. Их плоские морды, увенчанные высокими шлемами с этими загадочными лоскутками волос и кожи, при виде этой неожиданной белизны принимали выражение, как у испуганных лягушек. Галт издал глубокое горловое рычание и вскинул винтовку. Его одеяло соскользнуло с плеч, исчезнув в белом мареве. Он принялся бешено стрелять. Хонши разбежались в разные стороны. На их месте возникла группа Валкинов, их нелепые рубахи с широкими штанами защищали от холода ничуть не больше, чем серые туники беглецов. Началась пальба. Снег окрасился кровью.

Редферн чувствовал себя голым и беззащитным. Страх его вошел в новую стадию: им овладела сильнейшая экзальтация, словно при высшей степени опьянения. Он увидел сквозь падающий снег, что хонши пытаются окружить их, а валкины стреляют сверху. Он увидел и услышал, как девушка рядом с ним вдруг упала, словно брошенный наземь мешок, издав горлом сразу же оборвавшееся бульканье. Он слышал треск винтовок и свист пролетающих мимо пуль. Он видел, как Тони стреляет вверх, по валкинам из своего игрушечного пистолетика. Он видел мужчин и женщин, падающих в снег.

Один из мужчин закричал и наклонился над упавшей девушкой. Пока он наклонялся, в него, должно быть, попали, так как он не остановился, а продолжал движение до тех пор, пока бессильно не распростерся в снегу, наполовину придавив собой девушку. Винтовка выскользнула из его обмякшей руки. Не успев даже подумать, Редферн подхватил винтовку. Кажется, это была затворная винтовка, заряжающаяся с казенной части, наподобие американской винтовки «Спрингфилд» времен первой мировой войны, 30-го калибра. Редферн поднес ее к плечу, лихорадочно стиснув деревянное ложе и чувствуя обжигающий, как огнем, морозный укус металла. Обо взмахнул своим копьем, собираясь метнуть его; затем вздрогнул, покачнулся назад и вперед, выронил копье и упал в снег ничком.

— Обо! — отчаянно вскричал Редферн и нажал на спусковой крючок.

Он ясно увидел, как один из хонши дернулся, будто его пнули в живот, и упал, подняв вихрь снежинок. Редферн снова нажал на спуск и услышал сухой щелчок бойка.

Рванув затвор, Скоби склонился над мертвецом. Обо не двигался. Он тоже был мертв. Обоймы с патронами находились в мешочке, привязанном к ремню покойника. Редферн сам поразился скорости, с которой он выхватил заряд и вогнал его в магазин. Он щелкнул затвором и принялся стрелять вверх по склону. Сквозь снег он различил фигуру стреляющего валкина и, быстро прицелившись, выстрелил по нему. Но не успел он выстрелить, как валкин исчез.

— Они возвращаются обратно через Врата! — взревел Галт.

Он победно размахивал винтовкой. — Мы побили их!

Редферн вновь удивил себя, проворчав:

— Они бросают нас здесь умирать!

— Они погонятся за нами, снарядившись полной защитой, — возразил Галт.

Вал бросилась вперед, лицо ее осветилось радостью.

— Есть узловая точка, Галт! Я ее чувствую — вон там, где лед!

Тони держался за левую руку, между пальцами просачивалась кровь. Его худое лицо, казалось, сделалось еще уже от пережитого потрясения.

— Мы не продержимся долго... — пробормотал он.

— Веди нас, Вал! Быстро! Отыщи эти Врата, пока мы все не замерзли до смерти!

Вал повела их по льду и все стали скользить и падать в тех местах, где ветер, сдув снег, обнажил поверхность черного льда, предательского и твердого. Всего одиннадцать человек добралось до конца пути. Остальные погибли в короткой, но беспощадной перестрелке.

— Я даже не научилась еще быть Проводником... Бежать от графини, чтобы умереть вот так! — горько произнесла Вал. Без малейших угрызений совести Редферн содрал одеяло с плеч человека, лежавшего поперек тела мертвой девушки. Он расстегнул его пояс с ружейным припасом и затянул им потуже собственную талию. С левой стороны на поясе висел штык, бившийся о бедро при ходьбе.

Редферн двинулся следом за остальными. Это был не Нью-Йорк. Теперь, после всех этих суматошных происшествий, Скоби точно знал, что накрепко связан с этими людьми.

Ируниум определенно не для него.

Измерение его спутников называлось Монтрадо. Судя по тому немногому, что он успел услышать, это место вполне могло ему подойти. По крайней мере, до тех пор, пока он не вернется на Землю — настоящую Землю...

Дыхание становилось мучительным. Ноги скользили по льду. Редферн поравнялся с другими и поддержал левой рукой Тони, который оперся на его руку, бросив на Скоби удивленный и признательный взгляд. Дальше они побрели вместе. Ветер нес по льду длинные зигзагообразные волны поземки, хлеставшие путников по ногам. Вал далеко впереди возглавляла шествие. Редферну не раз приходилось останавливаться, чтобы поддержать шатающуюся девушку или тяжело нагруженного мужчину. Сбившись в тесную группу, пригнув головы навстречу завывающему ветру, они пробивались сквозь снег и лед. Редферн натолкнулся на внезапно остановившегося Галта. Лица людей выглядели белыми и измученными, глаза лихорадочно бегали, губы покрылись корочкой льда. С отчаянной надеждой они смотрели, как Вал медленно поворачивается, напрягая чутье.

Наконец она остановилась. Тело ее изогнулось напряженной дугой. Она тихо забормотала что-то про себя. Потом заговорила вслух, с таким видом, словно только что вышла из транса:

— Это здесь! Но они маленькие, маленькие и трудные! А я устала...

— Ты должна сделать это, Вал! — взмолился Галт. — Должна...

Он подтолкнул женщину вперед. Ее стройное тело дрожало от страха и холода.

— Куда они ведут?

— Я сама точно не знаю — как же я могу сказать? — глаза Вал вдруг широко распахнулись. Губы раздвинулись. Снег беспощадно падал на ее запрокинутое лицо. — Может быть, это... нет! Нет, я не знаю...

— Ну так и ладно! — Галт обнял женщину своей толстой рукой за талию, стараясь утешить ее. — Я пойду первым! Перенеси меня и дай несколько секунд, а затем верни обратно. Теперь — быстро, иначе мы все погибли.

Галт исчез, словно задутое пламя.

Вал тяжело дышала, ее напряженное тело дрожало — а затем Галт появился вновь. Теперь он держал винтовку у плеча и целился из нее.

— Кажется, все нормально! — он передернул плечами, когда холод впился в него с новой силой. — Камни, песок и солнце. Никакого снега...

— Переноси нас! — взвыл Тони, поддерживаемый Редферном.

Галт исчез. Исчез Тони. Исчезла худая женщина. Один за другим, беглецы переносились сквозь измерения в иной мир. Все, что почувствовал Редферн во время перехода, была внезапная короткая судорога.

Затем он обнаружил, что стоит в каменной чаше, залитой солнечным сиянием — удивительным, согревающим, ободряющим, феерическим солнечным сиянием, под которым оттаивало его замерзшее тело.

Вал перенеслась последней. Снег на одеялах, шарфах и туниках начинал таять и стекать ручейками блестящей на солнце воды, оставляя на камнях мокрые пятна и быстро высыхая. Редферн облизал губы. Губы болели.

— Вода, — произнес он. — Может быть...

Галт резко кивнул.

— Некоторые из вас останутся здесь. Ты останешься, Вал.

Остальные пойдут на разведку.

Он говорил по-английски плохо и с акцентом, понимать его было затруднительно. Некоторые из остальных говорили по-итальянски, некоторые — по-французски. Не все, как успел выяснить Редферн, были родом из Монтрадо. Поэтому говорили на тех языках, которыми пользовались валкины. Доставить всех по домам, в разнообразные миры, будет большой проблемой. Может быть, подумал Редферн с неожиданной горечью, может быть, ему никогда уже не вернуться на Землю. Он пошел вместе с Галтом и еще четырьмя — двумя мужчинами и двумя девушками. Они лезли вверх по узкому пыльному проходу в окружающих чашу скалах до тех пор, пока не оказались на плоской вершине валуна, исторгнутого, надо полагать, недрами в мрачном вулканическом кошмаре первых дней творения.

7
{"b":"2541","o":1}