ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если все это — сплошная пустыня... — тут Галт оборвал фразу. Далеко на горизонте отчетливо виден был сквозь сухой воздух протяженный горный хребет, а у его подножия раскинулась обширная область лесов и поросших травой полян, зеленых и светлых, переливающихся на солнце и манящих. Все остальные издали победоносный крик. Вал перевязала руку Тони и казалось, дела его идут на поправку. Пуля из раны вышла и кость осталась цела. Он носил руку на перевязи, немного ею рисуясь.

Девушка с рыжими волосами и сдобным щекастым лицом огляделась вокруг и вздрогнула, затем вновь расслабилась.

— На мгновение, — сказала она сдавленным голосом, — на мгновение мне показалось, будто это мой мир, Нарлинга. Если бы так!

— Мы все вернемся домой, в свои измерения, Нили, — непреклонно заявил Галт.

— Да! О да! — вскричало в ответ сразу несколько голосов.

Редферн перехватил взгляд Вал. Та улыбалась дрожащими губами, однако оба отчетливо поняли, о чем они сейчас вместе думают. Оба сознавали, что путь домой будет нелегким и многие из этих людей никогда уже не увидят своих родных измерений.

Маленький отряд двинулся вперед, к горам и лесу. Галт, сильный и несгибаемый, гордо выпятив свою черную бороду, пошел во главе.

Судя по всему, полдень только что миновал, так как Редферн на ходу заметил, что солнце в небе снижается. Он не был достаточно подготовлен, чтобы решить, каких условий следует ожидать в ином измерении, однако казалось логичным, что гравитация, атмосфера и течение времени должны совпадать. По крайней мере, он на это надеялся. Они угодили ведь в измерение, где царил холод, так что, может быть, вполне могли оказаться и в мире, лишенном воздуха, или с множеством солнц, или с каким-нибудь иным роковым сочетанием астрономических условий. Немного погодя Редферн обнаружил, что идет рядом с Вал, по-прежнему поддерживая Тони.

Девушка улыбнулась ему.

Ее круглое, свежее лицо сохранило еще детскую припухлость, карие глаза излучали тепло, которое Редферн нашел очень ободряющим. Под серой туникой проглядывали очертания тела, в которых ощущалась гибкость и сила. Вал шагала вперед свободным, упругим шагом.

— Ты с той Земли, которую, как я слышала, называют еще Терра? Редферн кивнул.

— А ты из Монтрадо?

Лицо девушки осветилось, в ее словах зазвучали воспоминания.

— Это чудесный мир! Полный света, солнца и чистого воздуха. Там, где я живу, протянулся пляж в десять миль длиной из самого золотистого, чистого, блестящего песка, какой только можно себе представить. О, как мне недостает Монтрадо!

— Как же ты угодила сюда? То есть, я хочу сказать, в Ируниум? — поспешно прибавил Редферн. Вал скорчила рожу.

— Мы отправились отдохнуть компанией на песке... Подплыл маленький кораблик — такой дружелюбный, такой спокойный. С кораблика спрыгнули люди и подошли к нам. Мы боролись, но нас все-таки схватили, — Вал глубоко вздохнула при этом воспоминании, ее ореховые глаза потемнели. — Мы даже не поняли, что происходит. А потом, когда мы вышли в море — мы, корабль, море...

— Нас переправили сквозь Врата в другое измерение, — перебил Тони. Желчь в его голосе заглушила боль. — Мы увидели другое море и совсем другой берег. Мы все испугались.

— А потом, много времени спустя, нас провели уже сквозь другие Врата и доставили в странный город. Мы видели там... всякие вещи. А потом нас отправили в Ируниум. Редферн сразу же понял, в чем проблема.

— Значит, вы попали сюда не прямо из Монтрадо? Я имею в виду — в Ируниум, конечно. На то должна быть своя причина.

— Да, — просто подтвердила Вал. — Я знаю. Я обучалась философии языка — тому, что вы, наверное, назовете филологией, — произношение Вал было очень чистым, и все-таки английские слова в ее устах приобретали неуловимую инородность, словно диковинный привкус экзотического плода. — Я была очень расстроена, когда мне сказали, что я тоже обладаю этой ужасной силой — переносить людей через измерения. Эта сила дремала во мне, как бывает она сокрыта во многих людях, остающихся об этом в неведении на протяжении всей жизни. Поэтому графина и ее ученые стали меня тренировать. Я узнала, что не все измерения взаимосвязаны: приходится миновать одно-два, а иногда и больше, прежде чем доберешься до того, которое тебе нужно.

— Как в лабиринте.

Вал грустно кивнула. Легкий ветерок повеял над опаленной солнцем равниной. Горы не становились заметно ближе. День близился к концу. Ноги Редферна начали болеть.

— А я изучал философию Арлана, — невыразительно произнес Тони. — Галт — великий человек! — он был нашим профессором. С помощью дисциплин Арлана можно достичь идеальной удовлетворенности и ориентации, так что никакое посюстороннее влияние не сможет рассеять концентрацию твоего внутреннего "я", — Тони горько рассмеялся. — Сейчас Арлан кажется таким далеким.

— А те, другие? — спросил Редферн.

— Некоторые — студенты, учившиеся вместе с нами. С другими мы подружились в копях, в мастерских или невольничьих перевалочных центрах графини. Были люди и из твоего мира, Скоби, но сейчас уже никого из них с нами в живых не осталось.

Редферн не смог ничего на это ответить.

— Мы надеялись прорваться в другое измерение, — продолжал Тони, — основать там убежище, в которое переправить всех остальных и выступить потом в путь, обратно в Монтрадо. Вал узнавала все больше и больше о ремесле Проводника...

— Меня учили — уж это точно!

— Когда она узнала достаточно, чтобы чувствовать Врата, мы решили, что сможем прорваться. Мы собрались в старой, заброшенной штольне и ждали. Когда Вал удрала из тренировочной школы...

— Тренировочной школы! — воскликнул пораженный Редферн.

Вал задрожала.

— Графиня отлично управляет делами, все у нее очень хорошо организовано. Она отлавливает людей во многих измерениях, а когда среди них встречается потенциальный Проводник, вроде меня, она посылает его в свою школу. Там его обучают работать для нее.

Новая мысль пришла в голову Редферну — вернее сказать, она поразила его, словно луч лазера: каждый хочет вернуться в свое собственное измерение. Сейчас они направляются к горам в поисках воды и убежища, ведомые Галтом, энергично и повелительно шагающим впереди. И все-таки... все-таки самая важная здесь — Вал. Она и только она одна обладает силой, способной переправить их всех домой. Только она является для них ключом к измерениям. Для него Вал — ключ к Земле, а для нее самой, Тони и Галта она — ключ к Монтрадо. Вспомнив о пулях, свистевших вокруг ее головы, об угрозе снега и льда, о неведомых опасностях, поджидающих впереди, Редферн вспотел. Если с ней что-то случится, все они окажутся заброшены среди измерений!

В тот миг и в том месте Скоби Редферн принял решение приглядывать за Вал самым заботливым, самым дружеским, самым попечительским взглядом. Только так.

У подножия деревьев мигнула вдруг яркая вспышка, словно солнце, отразившееся в гранях кристалла — мигнула и исчезла. Отряд двигался дальше, обмениваясь восклицаниями, связанными с этой вспышкой света, дивясь и всматриваясь — не повторится ли странное явление. Свет мигнул еще дважды — словно солнце отражалось от движущейся полированной поверхности.

Двое мужчин и девушка внезапно остановились. Они образовали одинокое трио, стоящее чуть в стороне от общего пути, и с сомнением глядели вперед. Чуть ниже среднего роста, с коренастыми телами и короткими толстыми ногами, они были родом из какого-то неизвестного остальным измерения. Волосы свои, черные и гладкие, они заплетали в косы, увязывая их соломой. Никто из них не имел винтовки, но мужчины держали длинные копья с зазубренными наконечниками, а у девушки на поясе поблескивал длинный кинжал. Они поговорили между собой на горловом, булькающем языке, а потом их вожак, человек по имени Тасро, окликнул Галта, нетерпеливо призывающего их жестами идти вперед.

— Здесь есть враждебные силы, — сказал Тасро по-английски с сильным акцентом. — Дурные силы. Мы не хотим идти в том направлении.

8
{"b":"2541","o":1}