ЛитМир - Электронная Библиотека

— Складно врёшь, — усмехнулся Гильен.

— А куда же ты теперь? — совершенно серьёзным тоном спросила Лайла.

— Известно куда, в Терик. Самое хлебное место наша столица.

— И тебе не страшно путешествовать в одиночку? — не унималась Лайла.

— Со мной мой верный меч, — Тильво погладил рукоять лежащего рядом на лавке меча.

— А ты хоть обращаться с ним умеешь? — спросил средний сын.

— Ясное дело, — гордо ответил Тильво. — Я же рыцарь.

— Тебя небось по пьяни какой-нибудь господин посвятил в рыцари, ты теперь и хвалишься всем, — усмехнулся старший сын.

— Дело было не совсем так, — начал запинаться Тильво. — Меня посвятили в рыцари за песню.

— Эх, Тильво, Тильво, — покачал головой Гильен. — Иной раз без меча безопасней путешествовать, да тебе виднее. Лучше спой.

Тильво взял в руки дайлу, и полилась музыка, то спокойная, как маленький ручеёк, то резвая, как горный поток. Тильво знал наизусть десятки песен, которые с успехом мог распевать как в таверне, так и в замке благородного господина. Хозяин слушал, чуть посмеиваясь, сыновья больше с вниманием, а Лайла улыбалась.

Наконец Гильен жестом остановил музыканта и сказал, что пора спать. Завтра снова придётся ни свет ни заря вставать.

— Хозяйки в доме нет, — сокрушался Гильен. — Умерла моя жёнушка, когда по округе мор ходил. А девчушка моя, вишь, слепая уродилась. Я на Небо не ропщу, как оно рассудило, так и есть. А посему давай спать. Ты уж не обижайся, дом у меня небольшой, в сарае положу. Но там сено, не замёрзнешь, поди. Пошли, что ли.

И Гильен повёл Тильво в сарай.

— А всё-таки ты молодец, что дочку отвлёк, она хоть заулыбалась чуть-чуть. А то сидит одна-одинёшенька целый день со своей пряжей. Так что спасибо тебе, певец.

Разбудили Тильво, когда Небо едва начало светлеть.

С трудом продрав глаза, он обнаружил, что спит в сухом и относительно теплом месте, и это сразу прибавило сил.

— Вот что. Мы на работу идём, а ты ступай своей дорогой. Вот тебе краюха хлеба, вот тебе яблок.

— И ещё заглянешь к нам? — спросила Лайла.

— Непременно, — соврал певец.

Тильво стоял на пороге дома вместе с хозяином. Небо сегодня было явно не в духе. Оно светилось то темно-фиолетовым, то темно-зелёным, и по нему, словно в омуте пруда от лёгкого ветерка, пробегала рябь. В некоторых местах оно вздыбливалось, а потом расходилось и вновь становилось гладким.

Тильво быстро зашагал по дороге, и хутор, плавно отдаляясь, вскоре превратился в маленькую точку. Тильво спешил не потому, что ему хотелось поскорее покинуть это место, просто впереди лежала долгая дорога в никуда. Ближайшая цель у него, конечно, была. Он хотел добраться до Терика и, если повезёт, немного подзаработать. Город большой, и богатых людей с их многочисленными пирами там немало.

Тильво шагал вперёд. Дорога вилась вдоль холмов, заросших негустым подлеском. Погода с утра была тёплой, певец скоро снял плащ и, аккуратно сложив, убрал в заплечный мешок. Было очень тихо, только где-то в подлеске робко щебетали птицы. Дорога впереди и позади выглядела абсолютно пустой. Но Тильво постоянно чувствовал чьё-то незримое присутствие. И он уже давно догадывался, кто за ним наблюдал. Небо страшное и безмолвное чудовище — всегда было с ним, куда бы он ни шёл, и что бы ни делал. Оно внимательно приглядывало за ним, думало, строило какие-то непостижимые для человеческого ума планы. Яркие, кричащие цвета над головой, иногда странным образом складывающиеся в зловещие образы, затмевали собой красоту природы. Но помимо Неба за Тильво следил кое-кто ещё. На пороге своего дома стояла девушка и смотрела своими незрячими глазами вслед певцу.

Тильво остановился и погрозил Небу кулаком, но оно пока осталось равнодушным к этому жесту.

Следующую ночь Тильво встретил у маленького костерка, кутаясь в плащ. Огонь не столько согревал, сколько давал свет и какое-то подобие уюта. С рассветом пришёл туман, И плащ Тильво отяжелел от сырости. Всё вокруг было серым: серый туман, серо-чёрные очертания деревьев и серое с красными проблесками Небо.

К тому времени как Небо в очередной раз стало темнеть, Тильво добрался до какой-то небольшой деревушки. Постучавшись в два-три дома, здесь можно было найти себе приют на ночь. Но недалеко от деревушки возвышались стены замка. А это, если повезёт, означало не только еду и ночлег, но ещё и какую-нибудь плату.

Мост был опущен, но дверь караулки заперта. Тильво постучал в смотровое окно. Ему тут же открыл стражник.

— Тебе чего, оборванец?

— Я певец, — несколько обиженным тоном сказал Тильво.

— Певец — другое дело, — ухмыльнулся стражник. — Наш хозяин страсть как любит всяких бродячих циркачей и певцов. Но чем ты докажешь, что певец?

Тильво устало сбросил с плеча упрятанную в чехол дайлу. А дайла у Тильво была просто замечательная. Её сделали из чёрного дерева, а таких деревьев, говорят, уже больше не осталось в мире. Может быть, даже эта дайла была сделана из последнего чёрного дерева. Когда Тильво увидел её в руках старого мастера, то он полюбил её с первого взгляда. Инструмент выглядел явно ему не по карману. Тогда он взял дайлу и решил хоть один раз в жизни сыграть на ней. Но старика так восхитила игра Тильво, что он просто подарил её певцу. А свою первую дайлу, которая была у него до этого, Тильво подарил бедному мальчишке в том же городе. «Пусть на этой земле будет на одного певца больше», решил тогда он.

Тильво заиграл незамысловатую мелодию, и тут же лязгнул железный засов на калитке.

— Проходи, певец, — сказал седоусый стражник Тильво. — А ты, — обратился к молодому напарнику, сбегай доложи. Присядь пока, отдохни, — старый стражник изобразил подобие доброй улыбки. — Сыграл бы ещё что-нибудь. Я тоже страсть как люблю песни.

— Что сыграть то?

— «Служанку рыцарь полюбил».

— Ох, — вздохнул Тильво, коснувшись пальцами струн.

Не успел он допеть последний куплет песни, как вернулся второй стражник и жестом пригласил певца следовать за ним.

Тильво в сопровождении стражника прошёл по внутреннему двору, поднялся по ступенькам и прошёл длинным коридором-галереей, стены которого покрывали выцветшие от времени знамёна и гобелены. Чем ближе они приближались к пиршественному залу, тем громче становились смех и голоса. Стражник остановился у входа в зал и сказал:

— Ну, входи, чего стоишь.

Зал был освещён множеством факелов. Отблески пламени переливались на развешанных по стенам доспехах и оружии. Когда певец вошёл в круг света, пирующие немного поутихли.

Тильво сразу распознал хозяина замка. Он сидел в конце длинного стола, заставленного огромным количеством блюд и кувшинов. Увидев такое обилие еды, певец сглотнул голодную слюну и обратился взором к хозяину. Не разрешит ли он при соединиться к трапезе? Но хозяин, который своим круглым лицом больше походил на булочника, лишь небрежно махнул рукой:

— Можешь начинать, певец.

И Тильво заиграл. Он сразу почувствовал, что хотят услышать собравшиеся в зале. Сначала он спел несколько известных везде кабацких песен. Затем затянул длинную и очень нудную, как ему самому казалось, балладу «Рыцарь Освольд и волшебный кубок». Пирующие хорошо знали её и слушали вполуха, переговариваясь друг с другом. Наконец хозяин жестом остановил певца и, подозвав слугу, велел подать певцу чашу вина.

Тильво ничего не ел с самого утра, когда дожевал остатки краюхи хлеба и последнее яблоко, поэтому вино мгновенно ударило ему в голову. Осушив внушительных размеров серебряную чашу, он поклонился и по обычаю произнёс: «Спасибо хозяину за вино, за кров над головой и что не выгнал меня долой». Хозяин улыбнулся, что тоже было частью ритуала. А затем Тильво совершенно не к месту сказал: «И за чашу спасибо». Улыбка мгновенно пропала с лица хозяина, потому как после таких слов чашу он больше не увидит. Зал окутала тишина; пока чей-то пьяный голос не произнёс: «За щедрость хозяина пьём!»

2
{"b":"25434","o":1}