ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, я не волшебник, — Тильво как-то грустно улыбнулся, — просто я другой.

— Другой?

— Лайла!

— Что?

— Я хочу предложить тебе идти со мной.

— С тобой? — изумилась девушка.

— Да.

— А куда?

— Это очень долгая история. Я тебе её обязательно расскажу.

— Но куда мы идём?

— Не куда, а зачем. Мы пойдём для того, чтобы все могли видеть то, что ты видишь сейчас. Да и это не так важно. Важно, чтобы мир стал снова нормальным, чтобы люди после смерти не попадали в тюрьму под названием Небо, а уходили положенными Творцом путями.

— А как же мои отец и братья? Они будут волноваться. — Лайла, нахмурилась. — Может быть, мы сначала зайдём к ним?

— Расскажем, что ты можешь видеть сквозь Небо, когда я пою? Это все глупо. Они не поймут.

— Я не знаю, Тильво, — девушка потупила глаза.

— Что ты не знаешь? — Тильво повысил голос и сам этому удивился. — Я тоже не знаю. Не знаю, что нас с тобой дальше ждёт. Но у нас есть шанс. Шанс освободить людей. И его надо использовать. Думаешь, мне охота тащиться Небо знает куда? Тоже нет. Я не обещаю тебе лёгкой и безопасной дороги. Более того, я не обещаю тебе, что смогу уберечь тебя ото всех неприятностей, хотя я всеми силами постараюсь. И дорога это все же лучше, чем целыми днями торчать дома, ожидая отца с братьями. И потом, ты будешь видеть. Не постоянно. Но довольно часто.

— Я… — девушка волновалась, — я пойду с тобой, рыцарь Тильво.

— Я рад. Только не называй меня больше рыцарем. Хорошо?

Им пришлось сделать большой крюк, чтобы обогнуть хутор Гильена. Лайла с тоской посмотрела на свой дом, но Тильво ничего говорить не стала. Затем они выбрались на тракт и пошли вперёд. Тильво боялся, что их будут искать, и поэтому предложил идти всю ночь. Было очень тихо. Только трещали насекомые в траве, да перекликались между собой ночные птицы.

— Спой, Тильво! Я хочу снова видеть луну и звезды.

— Ладно. — Тильво запел.

Язык бессмертных разносился над травой и над пыльным трактом. Свет звёзд и луны лился с небес. И Тильво почему-то совсем не чувствовал усталости. Ему шагалось легко и свободно. Рядом шла Лайла, опираясь на бесполезный сейчас посох и то и дело задирая голову и любуясь ночным небом. Тильво вдруг подумал, что эта девушка единственная, кто был рождён под Небом, но ни разу его не видел и не увидит. Значит, она, по меркам этого мира, слепа. Или, может быть, единственная зрячая в целом мире. Поняв, что Лайла теперь снова видит, Тильво хотел было прекратить петь, но ему не хотелось идти под давлением чёрного ночного Неба, и он просто понизил голос и продолжал тихо напевать. Они шли всю ночь, пока не стало светать, и только тогда они решились передохнуть.

ГЛАВА XII

— Ты ещё поплатишься, тварь небесная! — рычал посвящённый, но сделать ничего не мог, поскольку помимо обычных оков его держали путы Силы, накинутые стоящими рядом ренегатами.

— Уведите! — равнодушно бросил Сын Неба и вздохнул.

Допросы были штукой неприятной, но, увы, неизбежной. Особенно неприятно было допрашивать последнего посвящённого. Сын Неба заглянул в свои бумаги. Иеронимус, посвящённый круга тени. Ну да, конечно, даже до Неба эти посвящённые служили тёмным богам, что ж с них взять. Хотя Сын Неба и надеялся, что тёмный пойдёт на уступки быстрее. Впрочем, в Зале Советов все слишком быстро произошло. Сын Неба прикрыл глаза, в который раз вспоминая то, что случилось накануне.

Оратор остановился на полуслове, когда дверь открылась и в Зал Советов, ничуть не стесняясь, вошёл ренегат. Фиолетовый балахон, бритая голова. И главное — Сила… Сила Неба. Не было никаких сомнений, что это именно ренегат, а не пожелавший разыграть своих коллег какой-нибудь излишне остроумный посвящённый.

На некоторое время в зале воцарилась гробовая тишина.

— Не помешаю? — довольно спокойно осведомился ренегат и улыбнулся.

— Святотатство! Как ты посмел войти в зал? — раздался голос кого-то из посвящённых, и тут же по залу разнёсся гул многих голосов. — Вон отсюда, прихвостень Неба!

Оратор, стоящий на подиуме, наконец-то сориентировался и, подняв руку вверх, призвал остальных к спокойствию.

— Здесь идёт совещание высших посвящённых, и мы попросили бы вас покинуть зал, — стараясь говорить как можно спокойнее, сказал стоящий на подиуме. С ренегатами не стоило ссориться. Пока не стоило.

— Братья посвящённые, я несу к вам слово мира.

Продолжая улыбаться, ренегат сделал несколько уверенных шагов в сторону подиума.

— Сын Неба тебе брат, — раздался тот же голос, что обвинял вошедшего в зал ренегата в святотатстве.

— Он нам всем брат и отец. — Лицо ренегата сделалось серьёзным. — Так я могу донести до вас слово мира?

— Я всё-таки попросил бы вас удалиться, — сказал посвящённый с подиума, чуть повысив голос. — Отрекшись от своего круга, вы теперь не имеете права говорить среди посвящённых.

— Право? — усмехнулся ренегат. — Право — понятие субъективное. А вы, братья, посмотрите в окна для начала.

Некоторые особо любопытные посвящённые тут же подошли к окнам. Улица перед зданием, где заседали посвящённые, была заполнена людьми в фиолетовых балахонах. Слуг Неба среди них не было. Но то, что ренегаты действуют при поддержке, а возможно, даже и по прямому указанию Сына Неба, было и так понятно.

— Итак, вы видите, — выдержав паузу, продолжил ренегат, — что силы Совета и силы ренегатов, собравшихся около здания, а смею заверить вас, что здесь собрались лучше из лучших, не равны.

— И что вы хотите от нас? — спросил кто-то из членов Совета в абсолютной Тишине.

Ренегат смерил взглядом посвящённых. Никто из присутствующих здесь не знал, что он является первым помощником главы всех посвящённых Небу. Тем лучше. Да и какая, собственно, разница? На его глазах эта кучка надменных людей превратилась в блеющее стадо баранов. Сила. Для посвящённых она является главным мерилом всего. И посвящённые круга тени и круга света прекрасно знали, что за ренегатами реальная Сила, а за ними лишь тень былого могущества. Всего лишь тень.

— Я же сказал, что принёс к вам слово мира от ваших братьев. Время настало. Братья, в отличие от глупой черни мы все знаем, что Небо было не всегда. Были и иные времена. Но те времена давно прошли. Таков неумолимый ход истории. Наш большой и прекрасный остров — это центр всего Мира. Здесь родился и проповедовал Ранде, первый Сын Неба, здесь зародилась новая вера. Вера во всемогущее Небо. Отсюда она распространилась на север и восток, на юг и на запад, на Северные острова и на Большую землю. Но остров — это и место, где наиболее сильно влияние посвящённых…

— Ближе к делу!

Ренегат тут же отметил, что это тот самый человек, который так нехорошо обозвал его в самом начале. Надо запомнить эту противную рожу в чёрном балахоне.

— Вы нетерпеливы, братья!

— Будешь тут нетерпелив, когда сидишь в окружении! — нисколько не стесняясь столь шаткого положения, продолжил посвящённый.

— Так вот. Остров — это центр. А вы, подобно острову, — центр, сосредоточие всей Силы, всего могущества, накопленного веками опыта посвящённых. Но — время света и тени прошло. И не мне говорить, что могущество этих двух начал угасает с каждым днём. На что вы способны? На что? Сможете ли вы, подобно легендарным отцам-основателям, лишь силой мысли сокрушить крепостные стены? Можете ли вы переносить своё тело через весь остров и за его пределы? У вас теперь едва хватает Силы, чтобы поддерживать своё долголетие. Да и то… Разве сравнится теперь ваша жизнь с жизнью отцов-основателей? На все эти вопросы существует только один ответ — НЕТ! Да, Силы света и тени безвозвратно ушли из нашего мира. Но есть Сила Неба. И эта Сила даёт гораздо большее могущество. Да, да, поверьте мне, братья. Несоизмеримо большее.

— Ты что, предлагаешь нам в ренегаты перейти?

Это был все тот же неугомонный посвящённый.

40
{"b":"25434","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Академия Арфен. Корона Эллгаров
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир
Бывшие «сёстры». Зачем разжигают ненависть к России в бывших республиках СССР?
Как приучить ребенка к здоровой еде: Кулинарное руководство для заботливых родителей
Четыре года спустя
Очаровательная девушка
Воспоминания торговцев картинами