ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все было готово, вещи собраны. Они пробирались по городу, готовящемуся к штурму. Везде сновали люди с вещами, туда и сюда бежали солдаты и офицеры. Владислав, ни на что не обращая внимания, шел, держа в одной руке чемодан, а другой тянул Олю.

Прошли мимо церкви. Оля стала уговаривать его зайти:

— Может, нас быстро обвенчают?

— Нет, я чувствую, что красные уже на подходе. Пароход не станет ждать. В Стамбуле найдем православную церковь и обвенчаемся спокойно.

— Нет, здесь, — уперлась Ольга. — На русской земле!

Владиславу был знаком этот взгляд из-под тонких черных бровей. Он знал, что она никуда не поедет, если они не обвенчаются. Она так хочет, и все тут.

Священник был очень старым и к тому же глухим. Ему долго пришлось все объяснять. А потом они стояли у алтаря. Он в форме, и она в сереньком длинном платьице. Все было слишком долго. И чемодан, прислоненный к стенке, напоминал: пора.

Послышался шум. В церковь ввалились какие-то люди в гражданском, но с оружием. Красные бантики на груди. Знак отличия. Владислав потянулся к кобуре, но понял, что опаздывает. Они просто стали стрелять. На поражение. Первым упал сухонький священник, затем Оля. Владислав успел сделать пару выстрелов, прежде чем упал. Кажется, попал. Закрывающимися глазами видел, как вошедшие ходили по церкви, снимали иконы. Кто-то уже рылся в их чемодане. Последний пароход. И все из-за глупости. Но кто мог знать, что они придут раньше.

Олег. Вестник Битвы

После случайной (случайной ли?) встречи с вечно упрямой сестрой Олег немного устал. После ужина его снова ждала работа. Он покурил на балконе, снял с себя всю одежду, которая в ином мире была бы лишним грузом, и расслабился. Он снова и снова представлял себе Дорогу, прямую линию, уходящую за горизонт, а вокруг изумрудная трава под ослепительно синим небом без светила. Настанет день, и он снова ступит на нее физически, но это будет не скоро, сейчас главное — это Битва.

Он взглянул вдоль Дороги, и ему показалось, что чей-то взгляд с противоположной стороны также жаждет его увидеть. По Дороге туда и сюда шагали Первые. Олег узнавал некоторых из них, но не было возможности пообщаться.

Взгляд блуждал вдоль Дороги и в глубь изумрудных полей, пока не наткнулся на странное, совершенно неестественное для этих мест сооружение. Это была шестиугольная башня высотой около пяти метров. Никаких бойниц. Глухая стена и окованная железом дверь, даже без ручки. Железный лист был вмонтирован в камень и, казалось, открывался только изнутри.

Олег несколько раз обошел башню. Никаких других входов и выходов не было.

— Эй, Посланник! — Голос доносился откуда-то сверху.

Олег отошел от башни чуть подальше. На плоской крыше стояла темная фигура, очертаниями похожая на человеческую. Вокруг нее, словно плащ, колебалась тьма.

— Ты слышишь меня? Я вестник Посланника Абстрактного Зла и говорю от его имени! — Слова разносились как эхо. — Здесь он будет ждать тебя для решающей Битвы! В назначенный день, как было заведено с начала времен.

— Передай ему, что я тоже буду здесь, в назначенный день, — крикнул Олег, и его голос был не менее громким.

Фигура исчезла. Олег еще раз прошелся вокруг шестигранной стены, посмотрел на дверь и вернулся в реальность. На часах было около десяти. Спать пока не хотелось. Он проверил электронную почту и решил -лечь пораньше. Если не сразу заснуть, то по крайней мере почитать в уютной кровати любимую книжку. Для Битвы требовались силы, не столько физические, сколько душевные. А их, в свете последних событий с Ветерком, было не так много. Что и говорить, эта акция Бездны все же забрала часть его сил.

Проснулся Олег в тревожном настроении и раньше обычного. От нечего делать снова проверил электронную почту. Пришло сообщение от друга. Того самого, что живет в монастыре. Так уж получается в современном мире, что даже в удаленном монастыре есть Интернет. Послушание отца Андрея заключалось в поддержании сайта и ответах на электронные письма.

«Эту вещь доверили отдать именно мне. Вечером я буду в Москве. Жди меня с 19.00 до 19.15 на „Комсомольской“ — кольцевой в центре зала», — говорилось в сообщении.

Значит скоро, совсем скоро. Олег догадывался, что за вещь ему должен передать отец Андрей, в миру Павел Евдокимов.

В семь часов вечера Олег уже был на «Комсомольской». Появился и отец Андрей. Он был в рясе. Длинные волосы зачесаны назад, в бороде прорезалась седина.

— Не надоело тебе, Прозрачный Ручей, жить в монастыре? — спросил Олег.

— Нет, Олежек, все отлично. Я чувствую себя очень уютно. Сейчас осваиваю новые технологии. Как хорошо, что теперь не убивают ученых.

— Это просто отлично. Ну, а если семью завести? Просто пожить в свое удовольствие?

— Раньше я был воином. Только воином. Теперь только монахом.

— Пытаешься искупить грехи?

— Нет, хочу примириться с собой. Вот возьми. — Отец Андрей сделал движение, будто снимал с себя цепочку, а затем надевал на Олега.

В поле истинного зрения Олег увидел, как на его шею опускается легендарный Камень Паладинов. Он был похож на огромный кусок чистейшего горного хрусталя, переливающегося всеми цветами радуги.

— Это большая честь... — начал Олег.

— Это твой долг, — ответил отец Андрей. — После Битвы Камень вернется туда, где ему и надлежит быть. С ним ни один удар другого бессмертного для тебя не страшен. Более того, остановится пуля, сломается клинок...

— И все такое...

— Именно так. Битва должна быть честной, без всякого подвоха. Теперь ты уязвим только для Посланника Абстрактного Зла.

— Но в самой Битве Камень Паладинов как-то поможет мне?

— Кто знает! Я буду молиться за тебя и твою победу.

— Дай-мэ-раку?

— Господу Богу, как его ни называй. Прощай, скоро моя электричка. Они обнялись.

— После Битвы приезжай ко мне в монастырь. Тебе нужно будет отдохнуть.

— Если выиграю Битву.

— Если? Даже не сомневайся. Ты выиграешь, на то воля Творца. Помолись перед Битвой. Прочитай молитву на любом языке.

— Я сделаю так.

— Да хранит тебя Творец. — Отец Андрей перекрестил Олега.

Олег проводил его до электрички. Друг еще раз перекрестил его и как лицо духовное благословил на Битву. Едва тронулась электричка, у Олега зазвонил телефон.

— Да.

— Это Маша. Ты удивлен?

— Признаться, да. Как ты теперь себя чувствуешь?

— Лучше, спасибо. Нам надо встретиться.

— Когда?

— Сегодня. Я еду с работы. Скажем, метро «Курская» — радиальная через полчаса. Устроит?

— Вполне.

Олег повесил телефон на пояс и задумался. С чего бы это вдруг ей приспичило встречаться? Впрочем, не стоит гадать, лучше съездить и все узнать самому.

От «Комсомольской» до «Курской» всего лишь одна остановка по Кольцу да переход. Поэтому Олегу пришлось долго ждать. Когда наконец появилась Маша, Олег посмотрел на нее и, к счастью, не ощутил никаких чувств. Насильная любовь — штука отвратительная. Олег улыбнулся, Маша ответила тем же.

— Я должен много тебе рассказать, объяснить.

— Не стоит, — она как-то печально улыбнулась, — я все понимаю. Передай спасибо своему другу.

— Хорошо. Зачем же ты решила встретиться со мной?

— Камень Паладинов, Меч Бездны. Ты выглядишь внушительно.

— Для того, кто выходит на поединок, где смерть может стать конечной?

— Может быть, не знаю.

— Так все-таки зачем?

— Я хотела убедиться.

— В чем? В том, что это колдовской морок? Что ты не чувствуешь ко мне ни капельки симпатии?

— Я этого не говорила. Ты, как всегда, слишком прямолинеен. Я просто хотела посмотреть на тебя. Просто посмотреть. — Она быстро провела ладонью по его щеке и тут же отдернула.

Олегу на секунду показалось, что что-то в нем всколыхнулось. Нет, не прежняя безумная страсть. Что-то другое. Нечто вроде легкой симпатии.

43
{"b":"25435","o":1}