ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Похрен, обязан был поставить меня в известность. Три человека за один день, – прошептал Чистильщик, и от этого шепота Крысу стало страшно, – три человека.

Командир прикрыл глаза, И Крыса снова охватил этот ледяной ужас, который он испытывал, глядя на Чистильщика, готовившегося уйти под землю. Даже перед боем в Чечне Крыс не испытывал ничего подобного. Все это было за гранью человеческого понимания, необъяснимо, но разум пытался найти логические объяснения. И не мог. И это пугало еще больше.

Чистильщик открыл глаза, и Крыс отшатнулся, увидев сжавшиеся в карандашную точку зрачки командира Одним легким слитным движением Чистильщик сорвал с плеча бойца АКМ, выудил из «лифчика» запасной магазин и снял с его пояса Ф-1. Незаметным скользящим движением спрыгнул-стек на рельсы и растворился в полумраке тоннеля.

Легким пружинистым шагом Чистильщик дошел до каверны в стене тоннеля, где тюбинги разошлись и раскрошились по краям. Именно сюда вела кровавая дорожка.

Видеть эту дорожку Чистильщик не мог, хотя рассеянного света редких ламп в тоннеле ему вполне хватало сейчас, чтобы видеть все почти как днем. Вело его гораздо более точное чувство – обоняние. Свежую кровь он чуял отлично.

Он шагнул в каверну, прикрыл глаза, сломал ампулу в химической осветительной трубке и уронил ее себе под ноги. Сделал два шага и вновь открыл глаза. Узкая штольня – явно искусственного происхождения – была залита неярким зеленоватым светом. Чистильщик знал, что Ворона наверняка уложил хоть одну кусаку. А это значит, что остальные не уйдут, пока не сожрут труп сородича. Время было, но стоило торопиться.

Два поворота почти полностью отрезали Чистильщика от источника света, но он, расширив зрачки, продолжал видеть все, словно в ранних сумерках. Шаг его стал стелящимся и мягким, словно у кошки. И он увидел завершение пиршества кусак. Их было четыре. Чистильщик неслышно отшагнул за поворот. Он знал, что хорошим обонянием или иным дистанционным чувствованием движения обладают только выворотни, слепыши и дракеры. Кусаки обладали отличным подземным зрением, но сейчас были слишком погружены в трапезу. Он осторожно снял гранату с пояса, выдернул чеку, дал рычажку отлететь в сторону и, выждав две секунды, кинул «лимонку» навесом и тут же отшатнулся за поворот, зажимая уши ладонями и открыв рот.

Рвануло. Прищурив глаза от пыли и максимально расширив зрачки, Чистильщик выскочил в прямой отрезок тоннеля, выставив ствол АКМа перед собой. Две кусаки были разнесены в клочья, третья лежала на спине и сучила лапами в воздухе, а четвертая пыталась зарыться в стенку тоннеля и уйти из опасного места. Палец Чистильщика плавно надавил на спусковой крючок. Автомат дернулся – раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три – с легким шлепающим звуком выплюнув три коротких бесшумных очереди, отмеченные Чистильщиком лишь по звону стреляных гильз. Все девять пуль попали в крестцовый отдел позвоночника гигантской землеройки. Она неуклюже выватилась из норы, и Чистильщик выпустил очередь подлиннее, перебив зверю гортань и шейные позвонки.

Но вторая оставшаяся живой землеройка уже пришла в себя и бросилась на чужака. Чистильщик вдавил спусковой крючок, уже не рассчитывая количество выстрелов. Очередь пуль калибра 7,62 мм отбросила кусаку, разворотив гигантской землеройке нижнюю челюсть и выбив бритвенно-острые передние резцы. Уши резанул пронзительный визг боли. Но тварь была еще жива и способна искромсать человеческое тело мощными когтями. А автомат, выбросив очередную стреляную гильзу, вхолостую щелкнул бойком. Времени на смену магазина просто не было, и Чистильщик отбросил автомат.

Он успел сорвать с пояса светошоковую гранату, швырнуть ее на пол перед кусакой и отшатнуться за поворот тоннеля, зажмурив глаза. Раздался шипящий хлопок, визг усилился, Чистильщик рванул из ножен, закрепленных на голени, нож с лезвием длиною в десять дюймов и выпрыгнул навстречу кусаке. Тварь визжала, мотая головой и разбрызгивая во все стороны крупные капли крови. Но медлить не следовало – Чистильщик знал, что замешательство землеройки продлится недолго и она не успокоится до тех пор, пока не растерзает обидчика или не умрет. И Чистильщик прыгнул. Совершенно нечеловеческим, каким-то змеиным движением он извернулся в полете под самым потолком и плашмя обрушился на спину кусаки, одновременно всадил нож по самую рукоять под основание черепа, отделив спинной мозг от головного. Тело твари несколько раз изогнулось, сбросив Чистильщика на пол, и обмякло.

Командир «Бойцовых Котов» тяжело поднялся и поглядел на располосованное левое предплечье, которое успели зацепить когти конвульсивно содрогавшейся задней лапы твари. «Ну вот, – подумал он, – еще пара царапин». Перепрыгнул через труп кусаки, подобрал автомат, завернул за поворот и, кинув на трупы тварей фосфорную гранату, припустил бегом. За несколько секунд Чистильщик достиг тоннеля метро, в спину ударила плотная волна горячего воздуха. Он невольно сделал несколько шагов вперед и споткнулся об рельс, едва не упав.

Все тем же скользящим, перетекающим движением взметнулся на платформу, бросил АКМ Крысу и размашисто зашагал в сторону эскалатора, роняя с кончиков пальцев опущенной руки на пол тяжелые капли крови.

– Твою мать, – бормотал Чистильщик, – три человека, твою мать, а?! Обычный серый денек, б…дь!

Эскалатор по-прежнему не работал, и Чистильщик неспешно поднялся наверх и только тогда вспомнил о кровоточащей ране. Он мрачно выругался, отстегнул с пояса фляжку и полил спиртом предплечье, уронил на рану несколько капель из маленького пузырька и залепил рану пластырем. Боли он все еще не чувствовал.

Гостилицкое шоссе, Старый Петергоф. Среда, 8.04. 22:00

Чистильщик заглушил мотор, открыл ворота и вкатил патрульный «БМВ» во двор. Мотоцикл достался ему в подарок от немецких коллег, которых он избавил от парочки головных болей в берлинской подземке и обучил их ребят тактике подземных операций. Он и ездивший с ним Ворона пару месяцев отвалялись в госпитале, напоровшись на незнакомые экземпляры подземной фауны. Чистильщик правда, валялся, не желая шокировать чувствительные души бундесовых врачей ускоренным заживлением ран. Эх, Ворона, Ворона! А, мать твою?!! Как же ты так оплошал?!

10
{"b":"25436","o":1}