ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так, народ, – распорядился он, – надо забить с десяток, а то и полтора мест.

Слегка расстроенный Саня с легким ворчанием распределил рюкзаки по сиденьям, выгородив три «купе». Вскоре подошли двое из Лехиных соратников, и рюкзаков стало больше.

Минут через десять электричка тронулась. Как и было обещано, в Ручьях присоединились Санины спутники в количестве семи человек, а в Девяткино с трудом втиснулись и пятеро товарищей Алексея. Занятых заранее мест хватило всем, но едва.

– Нормальный ход, – пробасил Саня, вынимая из кармана новенькую колоду карт. – Пулю?

– Времени мало, – сморщил нос Алексей.

– Так без записи ж можно, – пожал плечами Саня. – Как?

– Давай, – хором согласились Алексей и Леночка, переглянулись и залились беззаботным смехом.

Так, за преферансом, они и провели эти два часа. На подъезде к остановке «79-й километр» встали, попрощались с едущими до конечной и стали пробиваться в тамбур. Вышли в Петяярви.

– Так, – Алексей хозяйственно оглядел народ, поправлявший рюкзаки на платформе – девять человек, считая его самого, девушек три, – сколько у нас палаток и каких?

Выяснилось, что палаток более чем достаточно – три двухместных и одна аж четырехместная.

– Тогда – топаем, – распорядился он. Из всего народа Леха был самым старшим – повторка второй курс, да еще и после армии.

Бодро потопали. Почти все здесь уже бывали, за исключением Леночки, и дорогу к стоянке знали. Леночка выбиралась в лес первый, от силы второй раз и отставала. Алексей, видя это, пошел замыкающим. Вскоре народ умахал далеко вперед, и Леха с Леночкой остались вдвоем

– Мы не заблудимся? – совершенно серьезно спросила девушка.

Алексей рассмеялся.

– Да брось ты. Я эти места наизусть знаю. Устала?

– Ага, – виновато кивнула она

– Отдохни, – Леха махнул рукой в сторону поваленного зимним ветром дерева. Присели, скинув рюкзаки, на ствол. Алексей, словно нечаянно, положил руку на плечи Леночки. Та прижалась к нему тесней и впервые поцеловала по-настоящему, в губы.

– Мне с тобой так хорошо, Лешенька, – тихо проговорила она.

Алексей покрепче прижал ее к себе и поцеловал.

Так они просидели долго, пока наконец девушка не встрепенулась:

– Ой, нам же идти надо, а то ребята волноваться будут.

– А ничего, мы сейчас тут по тропочке срежем. Там болотина, но мы оба в сапогах. Еще и незаметно подкрадемся, напугаем малость, – легко ответил Алексей, чувствуя необычайный подъем настроения, как в армии после «дедовского косячка» в каптерке после отбоя. Они навьючили рюкзаки на себя и, свернув с просеки, зашагали по тропочке.

Минут через десять Леночка вдруг остановилась и скинула рюкзак.

– Леш, мне надо…

– Дуй в кусты, я пока волков поотпутиваю, – подмигнул он.

Девушка хихикнула и скрылась в молодом ельнике. Алексей закурил. Он успел сделать только две глубоких затяжки, как выронил сигарету, услышав пронзительный визг Алексей рванул напролом, с хрустом ломая подсохшие ветви елочек и выдирая на ходу нож из-за голенища сапога.

Выскочив на небольшую полянку, он сразу же увидел Леночку, пятившуюся в сторону со спущенными штанами и тычущую во что-то пальцем. Но разглядеть девичьи прелести он не успел, потому чго проследил взглядом направление, куда указывал пален Леночки. И согнулся от рвотного комка, резко ударившего из солнечного сплетения в нёбо.

На пожухлых еловых иголках лежал голый окровавленный мужчина. Без кистей рук и головы.

7. … У МОРЯ ПОГОДЫ

Остров Лосиный Камень, северо-восток Ладожского озера. Воскресенье, 10.05. 14:00

Закончив пятнадцатикилометровую пробежку – два с половиной круга вокруг острова, Крысолов проделал десятка три упражнений на растяжение и гибкость, насмешливо поглядел на своих сторожей – аномала и нормала, то есть обычного парня из отставных спецназовцев – и, улегшись в шезлонг на веранде охотничьего домика, закурил.

Островок был небольшой – чуть менее семи километров в окружности, если можно так сказать о кусочке суши, отдаленно напоминавшем перевернутую букву «Г». Камнем он именовался справедливо – лишь в самом центре островка, где и стоял широкий приземистый охотничий домик, за тонкий грунг цеплялись несколько чахлых сосен и жиденькие кустики, росла трава. Весь же берег представлял собой беспорядочное нагромождение валунов. Было очевидно, что бревна для дома, как и все остальное, привезли с материка. На западной стороне острова, в бухточке, был устроен миниатюрный порт с двумя бетонными пирсами, лебедкой и небольшим ангаром, наполовину врытым в грунт.

Он жил на этом острове уже тринадцатый день. Ник-Никыч был настолько добр, что разрешил взять из дома все, что Крысолову было нужно, – компьютер, десяток книг и – естественно – Беса. Куратор не отследил лишь одного – под кожух «Пентиума» Крысолов успел всобачить модем и радиотелефон. И ночами, запершись в своей комнате, Крысолов общался с миром через Интернет. Радиотелефон обошелся ему недешево, так как связывался не через ретранслятор, а напрямую, через спутник. Крысолов давно готовился к чему-то, подобному высылке на Лосиный Камень, и понемногу откладывал из командировочных «зеленые». И месяц назад ему привезли из Штатов телефон, зарегистрированный на Джона И. Смита. Очень вовремя.

В первую очередь Крысолов связался с Витькой Кореневым и дал задание регулярно информировать о жизни и деятельности Мирдзы и Марты. А потом начал искать аномалов – исподволь, намеками и экивоками. Хотя и хотелось заорать на весь Интернет: «Братцы, откликнитесь!» Но это было бы глупо и подозрительно – для всех. И для аномалов, и для своих боссов, несомненно просматривавших большинство самых посещаемых сайтов.

Поэтому все было пока без толку.

Чтобы не сбрендить со скуки, Крысолов вдруг начал писать письмо Мирдзе. Он все время размышлял – что скажет при встрече, и вдруг все это начал выплескивать в слова на экране монитора. Сначала, испугавшись, он по утру ликвидировал файл. Но следующей ночью все повторилось. И на сей раз Крысолов не стал стирать послание, лишь повесив на директорию пароль, который мог взломать лишь человек (или аномал), хорошо его знавший. А таковых здесь не водилось. На этой Земле то есть.

28
{"b":"25436","o":1}