ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Посеявший бурю
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
Станция «Эвердил»
Идеальный маркетинг: О чем забыли 98 % маркетологов
Время злых чудес
Академия магических близнецов. Отражение
Выйди из зоны комфорта. Рабочая тетрадь
Русский язык на пальцах
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
A
A

— Ты неплох, — сказал он, когда бойцы начали выдыхаться и перешли к одиночным ударам, кружа по залу. — Года два назад поколотить тебя было проще, чем наказать ребенка.

— Ты и тогда был толстым неповоротливым шууем, — усмехнулся Крэйн. — Тебе надо меньше времени уделять государственным заботам и...

Он тотчас пожалел о том, что позволил ввести себя в беседу — Лат провел быстрый удар с подхлестом и деревянное острие больно отпечаталось на ребрах.

— Не всем из рода Алдион позволено шляться Эно и Урт напролет по трактирам и совращать невинных девушек, кто-то должен и наводить порядок.

— Отродясь никого не совращал.

— Разумеется.

— Они лезут на меня, как свора голодного ывар, и я, разумеется, не могу их осуждать. Шэл должен быть терпимым и добрым к своим подданным.

— Твоя доброта простирается слишком далеко. — Лат попытался повторить успех, но Крэйн был начеку и успел скользнуть в сторону. — И к сожалению, она слишком часто обращается к девушкам, уже имевшим счастье соединить свою жизнь с мужчиной.

Крэйн усмехнулся, но внутренне остался напряжен. Он достаточно знал фехтование, чтобы раскусить классический двойной удар — когда клинок, возвращаясь после очередного выпада, проворачивается и скользит снизу в живот. В естественном движении возвращающегося эскерта трудно различить новый замах. Сейчас Лат провел именно такой удар, но не дубинкой.

Крэйн утвердился в мысли, что тот затеял серьезный разговор, но по каким-то причинам не решился идти в открытую, предпочитая незаметно направить беседу в нужное русло. Крэйн не подал виду, что раскусил игру, но стал осторожнее взвешивать слова, чтоб не сболтнуть лишнего. Если Лат, уж на что презиравший намеки и недомолвки, решился на такой шаг, это что-то значило.

Братья медленно, словно в танце, передвигались по залу, кружили друг вокруг друга, но ни один из них не пытался нанести удар, хотя дубинки в руках были занесены.

— Меня не столько беспокоят эти несчастные женщины, — проронил Лат, — сколько их мужья, участи которых тоже не позавидуешь. У них появилась привычка внезапно исчезать, а потом объявляться где-нибудь за городом с распоротыми животами. Очень опасная привычка. Говорят, за двадцать последних Урт их стало больше на три.

— Очень печальная новость, — кивнул Крэйн. — Зато карки сыты и не лезут в город, что есть благо.

— Говорят также, младший шэл Алдион, некто Крэйн, часто заказывает себе новые эскерты... И жертвы с распоротыми животами имеют одно странное сходство — их жены были не совсем к нему равнодушны. Или наоборот, он к ним...

Крэйн почувствовал тоску и усталость. Неужели ради этого стоило городить всю эту затею с поединком?

— Я всегда придерживался правил, — сказал он спокойно, глядя в глаза Лату. — Поединки были честны.

— С этим я не спорю. — Лат нанес два быстрых удара и вернулся к защите. — Ради Ушедших, Крэйн, имей жалость. Ты можешь овладеть всеми женщинами Алдиона, но слишком часто в последнее время ты пускаешь в ход оружие.

— Я в своем праве.

— Никто этого не отрицает. Ты знаешь, как о тебе говорят в городе?

Крэйн приподнял бровь.

— О, ты уже обзавелся собственными шпионами? Поздравляю.

Лат досадливо дернул головой.

— Шпионы или нет, это не важно. Важно то, что тебя начинают бояться. Понимаешь? Все жители, от детей до седых стариков, опасаются шэла Алдион, и мне не кажется это нормальным.

— Что-то конкретное?

— Да. Он часто несдержан в хмеле и столь же несдержан в действиях. Ему ничего не стоит обнажить оружие и снести голову любому, просто за то, что тот не так посмотрел на него. Он часто обращает слишком пристальное внимание на женщин, причем ему нет никакого дела до их мужей, что само по себе не благо. Будь он из черни, это не волновало бы никого, но для того, чей брат собирается в ближайшем будущем занять трон шэда, есть другие способы привлечь внимание к своей персоне.

— А я думал, что популярен...

— Будь уверен. Женщины сходят по тебе с ума, а мужчины завидуют, но все равно они тебя боятся, Крэйн. Они смотрят на тебя, как на стихийное бедствие — сегодня может пройти стороной, обойтись ветерком, а завтра вернется и разметает склет в клочья. Ты непредсказуем, и одно это делает тебя опасным. Опасным не для города — и я, и Орвин готовы смириться с этими потерями, опасным для самого рода Алдион.

Крэйн посмотрел ему в глаза и понял, что Лат абсолютно серьезен.

— В моих планах трон шэда не фигурирует.

— Ты прекрасно знаешь, что он фигурирует в планах Орвина. Несмотря на то, что Риаен, хвала Ушедшим, обещает прожить еще долго, следующий шэд Алдион — Орвин. Он — тор-шэл и сын Риаен, это его город и его люди.

— Это город Кирана. — Крэйн провел быструю атаку и, прежде чем Лат успел парировать град ударов, задел его кончиком дубинки по шее. — Может, Орвин и тор-шэл, но он не наследник Кирана по крови!

— Не время размышлять о государственных делах...

— Но ты ведь с этого начал, если не ошибаюсь?

— Ты понял, что я хотел сказать, Крэйн. Орвин готовится занять трон и ему не надо, чтобы за родом Алдион закрепилась слава дуэлянтов и насильников. А эту славу ты поддерживаешь очень успешно.

— Раньше его это не беспокоило? Почему ты решил завести разговор именно сейчас?

Лат нахмурился, и его темные глаза взглянули на Крэйна со смесью жалости и удивления.

— Вчера ты переступил черту, брат. Три трупа за один Урт — это много для Алдион.

— Оружейник, раб и ворожей — это слишком? — наигранно удивился Крзйн. — Мне стоило их пощадить?

— Хотя бы ворожея, — твердо сказал Лат, и Крэйн почему-то почувствовал, как что-то тупое и холодное кольнуло в сердце. Опять ворожей! — Оружейник — небольшая потеря, и никому нет дела до жалкого раба, но ворожей...

— Что — ворожей?

— Ты же знаешь, Риаен и Орвин суеверны. В них нет холодной трезвой крови нашего отца, каждый бред, если он только связан с ворожбой, для них свят.

Крэйну захотелось рассмеяться, настолько это не вязалось: старый уродливый ворожей, доживающий последние дни в покосившемся склете на окраине города, и до смерти боящийся тор-шэл Орвин в своей неприступной родовой крепости. Ладно еще Риаен, она почти старуха, но Орвин...

13
{"b":"25437","o":1}