ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Значит, действие случается. А неверное суждение — оно тоже случается?

Нет. В действии и его спонтанности нет замешательства, нет и суждения или ошибочного суждения. В действительности суждение и неверное суждение подобны. В суждении об этом или о том присутствует замешательство.

Мне кажется, вы говорили, что сострадание или любовь — это способ, которым джняни отвечает на человеческую потребность, но может показаться, что в одно время он обращает внимание на эту потребность, а в другой ситуации может показаться, что он ее игнорирует. Я считал, что если и есть что-то последовательное, так это любовь, но, очевидно, это не так.

Состояние сострадания предшествует эмоциональным состояниям в дуальности; любовь — ненависть, сочувствие — отсутствие сочувствия. Основополагающее состояние сострадания всегда присутствует. В дуальности, какое бы событие ни происходило, оно не является действием джняни. Если некое действие должно помочь кому-либо, тогда то, что внешне воспринимается как сострадание, будет иметь место. Но в случае с другим человеком, если он не должен получить помощь, тогда отсутствие действия будет выглядеть как игнорирование потребности. В обоих случаях просветленный человек не проявляет беспокойства как индивидуум. Ошибка заключается в том, что действие соотносится с этим просветленным человеком. Нет никакой связи между действием, которое происходит, и просветленным механизмом тела-ума, через которое оно происходит или не происходит. Организм является просто инструментом.

Реакция на событие

Вы говорили, что когда есть ясное видение, размышляющий ум имеет меньше простора для вредительства. Вы говорили о человеке, живущем в феноменальности? Имеет ли джняни меньший простор?

Размышляющий ум джняни давно уничтожен. Размышляющий ум — это «я». Размышляющий ум — это эго.

Может ли джняни испытывать ужас?

Джняни не испытывает ужаса. Ужас может произойти. Ужас может возникнуть в Сознании.

Благодаря врожденным характеристикам джняни?

Верно. Организм реагирует. Если просветление произошло, в организме, относящемся к соматотоническому типу, такому, когда организм всегда готов к борьбе, реакцией может быть не ужас, а готовность сопротивляться. Но если организм относится к более мягкому типу, например, к висцеротоническому, тогда может возникнуть ужас, и этот организм будет сопротивляться. Я хочу сказать, что при гипотетических обстоятельствах то, как организм, в котором произошло просветление, будет действовать — неизвестно. Но с точки зрения джняни нет никого, кто бы переживал, какова бы ни была реакция.

«Какова будет рекция?» — это размышляющий ум, который проецирует мысль: «Что „я“ буду делать при таких обстоятельствах?» Понимаете? Эта гипотетическая ситуация является чистейшей выдумкой размышляющего ума, а в случае джняни этого не будет.

Один из редких посетителей Махараджа, который был индусом, считал, что его пассивное мировоззрение индуса делало его слабым, и он изменил свою религию, став воинственным сикхом. Однажды он сказал: «Махарадж, вы опять говорите одну и туже вещь: „Вы должны принять то, что есть“. Я не могу принять этого. Если я завтра явлюсь сюда с группой других воинственно настроенных людей и начну избивать находящихся здесь, что вы будете делать?»

Махарадж ответил: «Я не знаю». Все засмеялись. Прекрасная шутка. Но Махарадж увидел, что я пристально смотрю на него, и сказал: «В чем дело? Ты не считаешь, что это была хорошая шутка?»

Я ответил: «Было это шуткой или нет, я не знаю. Но вы не могли произнести слов, которые были бы более точными». Он смотрел на меня, и он знал, что я имею в виду.

Другой посетитель спросил: «Что происходит между вами и Махараджем?» Мы говорили, конечно, на языке маратхи. Я взглянул на Махараджа. Без санкции Махараджа ничего не говорилось и не совершалось. Он был строг! Одним из его указаний было следующее: «Никто не должен обсуждать мое учение без моего присутствия». Он не хотел создания некоего Клуба Махараджа, где бы люди встречались и обсуждали такие вопросы, как политика.

После того как Махарадж дал свое согласие, я сказал тому посетителю, что — как я понял слова Махараджа — вопрос был задан индивидуумом другому индивидууму, но здесь нет индивидуума. Так что точным ответом на вопрос: «Что случится при этих обстоятельствах?» будет: «Я не знаю». Индивидуум же говорит: при таких-то и таких-то обстоятельствах я сделаю то-то и то-то. Здесь индивидуума не было. Если завтра это произойдет, может, Махарадж ничего не сделает, а другие люди из числа присутствующих будут сопротивляться. При тех же обстоятельствах в другой день может произойти нечто совершенно противоположное — Махарадж может схватить трость и начать сопротивляться.

Даже если размышляющий ум делает предположение, что в таких-то обстоятельствах он будет знать, что он будет делать, все может произойти не так, как он предсказывает. Например, солдат с огромным послужным списком сказал бы: «Это просто. При таких обстоятельствах я бы сделал то и не делал бы этого». А в пылу самого события этот же солдат, имеющий за плечами громадный опыт, мог бы и убежать. С другой стороны, человек, который всегда отличался робостью, мог бы совершить фантастически героический подвиг.

На последней мировой войне человек, который имел самое большое количество медалей, был даже не офицером, он был, кажется, капралом, и в пылу сражения он действовал с такой отвагой, что имел самое большое количество наград. Думать о том, что произойдет при каких-то гипотетических обстоятельствах, есть лишь пустая трата времени. Но это не значит, что работающий ум совершая свою работу, совсем ничего не проецирует. Работающий ум использует память так же, как и размышляющий ум. Работающий ум пользуется информацией памяти. В действительности он должен использовать память, чтобы выполнение его работы могло быть более эффективным. Но волнение не является частью работающего ума.

«Кто я?» для просветленного

По-моему, вы говорили, что когда происходит просветление, и человек не отождествляется с индивидуальным телом, его тело становится Тотальностью.

Нет, нет, нет, не тело.

Нет. Я говорю, что когда Сознание больше не отождествляется с индивидуальным телом…

Как исполнитель. Но отождествление с телом должно продолжаться. Иначе как тело будет функционировать? Поэтому я и сказал: «Иисус или Будда, или любой другой мастер, если его окликнуть, он отвечает». Отождествление с телом продолжается. Более того, если есть понимание, что он не является исполнителем, остается необходимость использовать слова «я» и «мое». Если бы я все время говорил «Рамеш», это звучало бы нелепо и было бы глупо. Почему мне не использовать слово «я» и «мое», говоря о теле? Если я знаю, что Рамеш не является исполнителем, почему бы мне не использовать эти слова?

Может, я выражаюсь неверно… Если бы я спросил вас или кого-нибудь другого, достигшего Богореализации: «Кто вы?», мгновенной реакцией было бы: «Я есть Тотальность пространства», верно?

Я бы скорее сказал: «Я не являюсь этим аппаратом тела-ума, за который вы меня принимаете».

Как я понимаю, то, о чем говорится в литературе, это Сознание, ставшее Тотальностью, когда оно не ограничено более отождествлением с эго-умом-телом.

Да.

В этой ситуации я просто пытаюсь представить: если бы я отождествил свое тело с Тотальностью пространства, тогда все явления, все тела были бы в пределах моего тела?

Нет. Тело — это совсем другое. Как только вы достигли растождествления себя с телом как исполнитель, вам нет необходимости отождествляться с чем-либо еще. В этом-то все дело.

Но все-таки самым близким было бы пространство — вечное пространство, которое содержит в себе все.

Да, но дело в том, что вы думаете, что вы являетесь Тотальностью. Кто думает, что он Тотальность? Нет необходимости отождествления с Тотальностью.

36
{"b":"2544","o":1}