ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда я сейчас пойду домой, следует мне думать об этом или нет?

Если вы будете думать, то вы не дадите времени тому, что было услышано, проникнуть глубже. Но через некоторое время, на следующий день или через день вы должны медитировать на это. Иначе где различие между слушанием такого рода и промыванием мозгов?

Это как раз оно.

Никакого промывания мозгов, конечно, быть не должно.

Дело в том, что мысль возникает так быстро, что то, что было создано слушанием, не имеет никакого шанса.

Это верно. Такое слушание не тотально. Так что это естественно.

И мы должны совершать ошибки, и это тоже так и надо?

Да, конечно, конечно. И это, я еще раз повторяю, является частью функционирования Тотальности. Только в очень редких случаях это слушание идет прямо в сердце и становится пониманием. В общем, должен происходить этот процесс: тотальное слушание, медитация на то, что услышано, и закрепление в этом понимании.

Медитация

Радость, которая возникает от состояния медитации, это переживание, не так ли?

Радость возникает позже, когда вы думаете об этом переживании или когда вы думаете о том, что состояние было приятным.

Это вовлечение — это радость?

Возникновение радости — нет, размышление над ней — да.

Что это значит, когда входишь в глубокую медитацию и твое «я» исчезает, присутствует только высшее «Я»? и что это значит, когда ощущаешь определенные запахи?

Это просто значит, что сознание присутствует, и что также есть чувствительность, и возможно, кто-то готовит обед. Сознание присутствует, потому что чувствительность действует через соответствующие органы чувств. Но если сознание временно отсутствует, «я» не может присутствовать. В этом состоянии, когда «я» отсутствует, Сознание существует, но нет функционирования проявленного. Глубокая медитация, доходящая до такого уровня, будет подобна глубокому сну.

Чжуан Цзы, один из самых впечатляющих даосских учителей, говорил: «Знание древних было совершенно, настолько совершенно, что вначале они и не знали, что существуют вещи. Это самое совершенное знание. Ничего добавить нельзя. Затем они узнали, что вещи существуют, но все же не делали между ними никакого различия. Затем они стали сравнивать, но суждений не выносили. Когда они дошли до вынесения суждений, Дао было потеряно».

«Знание древних настолько совершенно, что вначале они не знали, что существуют вещи». Именно это знание имеем мы, когда сидим молча, в покое, закрыв глаза, без какой-либо цели или мотива. Довольно часто это происходит само по себе. И в эти моменты присутствует то совершенное знание, о котором говорит Чжуан Цзы. Что происходит затем — ощущение осознавания, но в этом осознавании ничего не существует. А когда ничего не существует, нет никакого сравнивания или вынесения суждений. Единственное, что есть в этой тишине — открытое сердце, восприимчивое ко всему, что готова послать та сила, которая превратила вас в ищущего. Только когда ум спокоен и тих, когда ум не создает концепции и образы, когда сердце открыто и восприимчиво — только тогда нечто случается. Это «нечто случается» состоит в том, что «я» исчезает, и высшее «Я», Субъективная Реальность приходит на его место.

Так что единственное, что можно сделать, когда бы это ни случилось — просто быть там, сидеть тихо, молча, без какой-либо цели, мотива, желания. Вам не нужно сидеть в какое-то определенное время, не нужно решать, что вы будете сидеть пятнадцать минут или полчаса, или два с половиной часа. Вам не нужно сидеть с прямой спиной и думать каждые две минуты, достаточно ли она выпрямлена. Вам не нужно иметь в уме никаких объектов, что значит свободу от каких бы то ни было ожиданий. В эти моменты не вы находите Реальность, а Реальность находит вас. Просто посидите в покое какое-то мгновенье.

Не усиливает ли эта медитация эго?

Да, если она выполняется намеренно, если ее выполняет «я». Если медитация случается, если она не является волевым действием, тогда это истинная медитация, в которой эго отсутствует. Нет никакого «я», которое выполняло бы ее. Если эго присутствует, тогда есть «я», которое ожидает, чтобы из этого действия что-то вышло. Я не против практики медитации. Все что я говорю, это то, что медитация должна рассматриваться в перспективе.

Часто кажется, что эго сопротивляется медитации.

Да, действительно. Истинная медитация означает устранение эго. Эго не желает этого. Когда медитация случается, ум быстро вмешивается и заявляет: «Перестань тратить время напрасно, делай что-нибудь полезное».

Есть учения для успокоения ума, как, например, медитация, но ум в покое не обязательно получает что-либо. Он может быть абсолютно пустым, и так ничего и не получить.

Нет. Вы говорите, что возможно сделать ум пустым? Я бы сказал, что это неверно. Невозможно сделать ум пустым.

В медитации я переживаю покой и тишину ума. Вы говорите, что это не пустота.

Это — пустота.

Но в этой тишине ничего не происходит.

Откуда вы знаете, что ничего не происходит? Начальная пустота ума случается в каждом человеке, по крайней мере в определенные моменты, но эти моменты не узнаются, не принимаются. Но если эта пустота ума признается и принимается, то будут и другие случаи этой пустоты. Эта пустота ума может быть достигнута определенными техниками, йогой или медитацией, или чем-либо еще, но все, чего бы вы ни достигли, легко теряется. Тишина ума, являющаяся результатом глубокого понимания, — такая медитация является естественной, спонтанной медитацией, которая просто случается.

Когда я впервые пришел к Махараджу, он спросил меня: «Ты медитируешь?» Я ответил: «Да. Мой прежний гуру просил меня медитировть хотя бы по полчаса в день. Когда бы не представлялась такая возможность, я старался сесть в медитацию. Теперь, когда я на пенсии, я медитирую по полчаса».

Через шесть месяцев Махарадж спросил меня: «Как продвигается твоя медитация?» Я сказал: «Махарадж, я не думал об этом, но поскольку вы спросили меня, мне жаль, но я не занимаюсь медитацией, как раньше». Затем я добавил: «Я знаю, что медитация случается довольно часто, когда я не думаю о ней».

Я думал, Махарадж будет кричать на меня, но он сказал: «Прекрасно!» Затем он объяснил, что по мере духовного продвижения медитация прекращается, и не думать об этой намеренной медитации, не чувствовать себя из-за этого виноватым и даже не осознавать прекращение этой медитации является огромным шагом вперед.

Я не могу представить себе как это не хотеть медитировать или не быть способным медитировать, потому что это так приятно, дает такой покой. Но в то же самое время я думаю, что здесь есть опасность, так как это может стать привязанностью.

Это то, что я имел в виду, когда говорил о том, что средство становится целью.

Много-много лет назад я начал заниматься с другом гольфом. Мы оба брали уроки. Он уделял огромное внимание технике игры. И когда мы начали играть в гольф, он играл не очень хорошо, поскольку постоянно думал о том, что ему говорил делать тренер. Через некоторое время он прекратил играть, но продолжал практиковаться. У него была корзина с мячами, и он постоянно бил по ним. Однажды он сказал: «Я делаю успехи, мячи летят прямее и дальше», и я предложил ему: «почему бы тебе не прийти и не сыграть с нами раунд?» Он ответил: «Нет, спасибо, я предпочитаю практиковаться».

В любой игре вы играете лучше всего, если не думаете о механике этой игры. Спонтанность — это все.

* * *

Я бы хотел рассказать об одном случае. Есть такой ведущий игровых программ — Боб Баркер, и вот когда у его жены брали интервью, она сказала: «Я люблю чистить свою квартиру пылесосом. Я очень люблю свои ковры». Тогда я подумал, что это самый глупый ответ который можно себе вообразить.

На днях я чистил ковер пылесосом — и внезапно почувствовал себя как-то по-особенному, это было очень приятно и интересно. Мысль о том, сколько часов мне потребовалось бы, чтобы собрать всю пыль, пылинка за пылинкой, и затем выгрузить в мусорное ведро, глубоко задела меня. Я до сих пор нахожусь в приподнятом настроении от пылесоса.

53
{"b":"2544","o":1}