ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Возникает вопрос: «Почему время от времени мы обнаруживаем появление таких ужасных лживых духов, которые приводят к религиозному беспорядку?» Уильям Ло, дает ответ, говоря, что это произошло потому, что «эти люди обратились к Богу, не отвратившись сначала от себя».

Различные секты обещают сверхчеловеческие и даже сверхъестественные силы и способности, и людей это притягивает. И нужно сказать, что такие способности действительно могут быть достигнуты с помощью определенных видов дисциплины, практикуемых с полной решимостью, точно так же, как результаты достигаются от любого упорного выполнения физической или умственной дисциплины. Нельзя сказать, что эти сверхъестественные способности, или сиддхи, как их называю в Индии, обрести невозможно. Вопрос стоит так: «Зачем? Чего ищущий хочет на самом деле?»

Когда в 1987 году я был в Лос-Анджелесе, один человек сказал, что он хотел научиться способности ходить по воде, и для этой цели он выполнял хатха-йогу. Он спросил меня, могу ли я ему помочь достичь этой цели. Я должен был сказать ему: «Боюсь, я не могу дать эту способность. Я сам не обладаю такой силой. У меня даже нет желания, чтобы кто-нибудь дал мне эту силу. Я бы сказал: „Нет, спасибо, меня вполне устроит лодка“.

* * *

Когда настоящий гуру появляется на этой духовной сцене?

Настоящий гуру появляется так: в течение всей духовной истории во всех уголках мира происходили определенные спонтанные события, в которых интуитивное прозрение рождало человека, обладающего радикальным, трансцендентным видением. Это видение трансформировало реальность в совершенно иное измерение, в котором то, что ранее воспринималось как реальное, рассматривается как нереальное, а то, что считалось нереальным, переживается как реальное.

Важно отметить, что в этих редких случаях эти немногочисленные люди осознавали, что все, что с ними произошло, не было достигнуто благодаря какому-то усилию с их стороны, а было спонтанным событием, даром небес, Тотальности.

В некоторых из этих случаев они ощущали очень глубокую потребность поделиться этим огромным секретом с другими. Но скоро они поняли, что если они будут это делать, у них будут большие проблемы с религиозными руководителями данной местности, а возможно, даже с законом страны. Поэтому они продолжали вести обычную жизнь, как будто ничего не случилось, и никто об этом не знал. Родственники и друзья могли почувствовать, что что-то произошло. Что-то сделало их более добрыми, более сострадательными, чем они были раньше.

Это изменение не было феноменальным, оно было чисто внутренним, это было изменение перспективы. То, что они ранее видели как реальное — те события и явления, которые воспринимаемы чувствами — более не виделось как реальное. Непроявленное, то, что невоспринимаемо чувствами, переживалось ими как реальное. Они продолжали свою обычную жизнь, но удивлялись, видя, что некоторых людей, стоявших на пороге этого трансцендентального знания, некая сила направляла к их дверям посредством таинственных событий и обстоятельств. Большинство, конечно, отличались открытостью и охотно передавали учение тем, кто к ним приходил. Так возникали настоящие отношения между гуру и учеником. Это не было теми отношениями, когда выставляемое напоказ учение, если можно так сказать, «продавалось», но, скорее, это были необычайно молчаливые отношения, основанные на осознавании, что люди, находящиеся на пороге этого знания, были каким-то образом приведены к двери гуру. Передача этого знания происходила очень тихо, в очень малом масштабе. Такие ученики, которые сами становились просветленными, чувствовали, что реальность внутри них и реальность внутри учителя идентична. Она и не могла быть различной. Это была все та же реальность, которую видел мастер и переживания которой достигали ученики. Несмотря на это понимание, была огромная любовь к гуру, такая глубокая благодарность за познание, которое было передано, что многие ученики даже после просветления сочиняли прекрасные стихи, выражая в них глубокое почтение своему гуру.

Такая любовь к гуру естественна для восточного ученика. Прежде чем я приехал на Запад, у меня было впечатление, что такая любовь, отличающаяся определенной мягкостью, на Западе не существует. В 1987 году, через несколько недель после моего прибытия на Запад и начала проведения бесед, я был очень удивлен и, должен сказать, очень смущен, когда мне вручили запечатанный конверт со словами: «Это вам».

Когда я открыл его, я нашел внутри небольшое стихотворение, которое очень глубоко затронуло меня [это были стихи Уэйна, о которых он пишет в «Примечаниях редактора»]. Я никогда не забуду его, в нем нашла отражение огромная любовь к гуру.

Меня это смутило еще больше, поскольку я никогда не выставлял себя в качестве гуру. Это было чистым совпадением, что Генри Денисон доставил меня в Америку. И вот здесь американец дает мне письмо, суть которого в следующем: «Вот я, взрослый мужчина, имеющий жену, двух детей и процветающий бизнес. Я не могу понять этой огромной, всепоглощающей любви к человеку, которого я впервые увидел пару недель назад».

Он был ошеломлен, обнаружив в себе такую огромную любовь и сострадание. В тот момент я даже подумал, что это чувство преувеличено, но это оказалось не так.

Таким образом, гуру выходит на сцену так, как я только что описал. Если определенная группа людей каким-то таинственным образом приводится к их собственному гуру, это могут быть по всей вероятности люди, склонные к бхакти или к знанию или, что еще более вероятно, в них присутствует сочетание и того и другого. Настоящий гуру и настоящие ученики являются частью безличностного события, частью спонтанного события в феноменальности, частью функционирования Тотальности.

Милость гуру проявляется в форме духовных наставлений. На санскрите это звучит «упадеша». Это слово часто неправильно интерпретируют. Упадеша может иметь место различными способами: через взгляд в глаза ученика, шепот на ухо — все, что угодно. Буквальное и настоящее значение слова упадеша — восстановление или возвращение к истинной природе. Подразумевается восстановление расщепленного ума индивидуума — разделенного на субъект и объект, «я» и другие — в его изначальной целостности и полноте первичного состояния чистого бытия.

Как можно узнать настоящего гуру?

Рамана Махариши давал ясный и конкретный ответ. Он говорил: «Тот, кто наставляет ревностного ищущего делать то-то и то-то, не есть настоящий учитель. Ученик уже настрадался от своей деятельности и стремится к покою и отдыху. Что нужно ищущему — так это прекращение активности. Если учитель говорит ему делать что-либо в дополнение или даже вместо того, что он делает, это не поможет ищущему. Активность означает создание образов в уме, концептуализацию. Активность, как личное усилие, означает разрушение исконного состояния счастья, сатчитананды, через укрепление эго. Если учитель или наставник поддерживает активность, то он является не мастером, а разрушителем. При таких обстоятельствах можно сказать, что либо творец Брама, либо бог смерти Яма явился под маской учителя. Такой человек не является истинным мастером. Он не может дать освобождение подвижнику. Он может только сделать цепи его рабства еще более крепкими».

Это очень сильные слова. Но их сила и мощь исходит не из личной точки зрения Раманы Махариши. Он был абсолютно беспристрастен. Сила слов исходит только из его сострадания к ищущему. Другими словами, на самом деле не может быть деятельности со стороны кого-либо, может быть просто видение в перспективе, только переориентация ума, трансформация, которая происходит спонтанно.

Но что делать с псевдогуру и тысячами людей, находящимися под их влиянием?

Этот факт, что тысячи людей действительно посещают их, и эта ситуация является сама по себе частью безличностного функционирования Тотальности, того, Что-есть. Вопрос о том, как это исправить, неуместен. Что бы ни существовало в проявлении Сознания, должно приниматься, как факт.

75
{"b":"2544","o":1}