ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты многого достиг?

– Как сказать… Защитил кандидатскую, а через полгода пришлось поменять работу. Потом и вовсе уезжать.

– Но ехал-то ты не в никуда?

– Почти в никуда. Отец как раз Попробовал открыть свое предприятие. И я оказался кстати. Дело было совершенно безнадежным, просто мрак. Но потом жизнь дала нам шанс, и мы его не упустили.

– А как ты попал в Москву?

– Грубо говоря, приехал искать рынки сбыта. Сначала это были наезды. Я чувствовал себя гражданином вселенной: Стокгольм – чужой город, Москва – и подавно.

– Но осел ты все-таки в Москве?

– Только из-за работы. В Москве оказалось много интересного.

– В каком смысле?

– В деловом. Вскоре у меня появилась самостоятельность, я перестал зависеть от отца. Можно сказать, вышел на новый уровень.

– А в Стокгольм ты всегда будешь ездить?

– Ну, в обозримом будущем.

– И когда теперь?

– Наверное, в июле. Но до этого мы съездим к теплому морю. Хочешь?

– Не знаю. Мне больше нравятся холодные моря. – Я прикусила язык – вдруг он подумает, что я напрашиваюсь в Швецию. – Если хочешь, поедем к теплому.

– Денис говорил про Турцию.

Значит, он собирается ехать с Денисом. Всей семьей. Интересно… Неожиданно начало светать.

– Этот час – самый опасный на дороге, – заметил Давид. – После ночи борьбы ужасно хочется спать.

Кругом все расплывалось в сумерках наступающего утра, свет фар встречных машин казался зыбким и ненастоящим. У обочины я заметила старенький «мерседес». Поодаль трое, судя по всему его пассажиры, присели над разгорающимся костром.

– Шашлычок спозаранку, – шутливо бросил Давид.

Но через пять минут нас сзади осветили фары. Давид всмотрелся в зеркало. «Мерс» быстро приближался.

– Странно… – озадаченно произнес Дод и прибавил скорости.

Но «мерседес» не отставал, скоро его длинное тело выползло слева, он поравнялся с нами – я увидела сухие кавказские лица. Преследователи глядели неподвижно, точно целясь. Обойдя нас, автомобиль вильнул направо и преградил путь.

– Козлы! – Дод резко затормозил. Дверцы «мерса» распахнулись – все трое выскочили на шоссе. Давид лихорадочно жал на педали. Один из бандитов ухватился за дверцу с моей стороны, закрытая ручка защелкала, и в это время мы дали задний ход. Рука бандита соскользнула. Они было побежали за машиной. Давид жал на газ – бандиты отстали, попрыгали в свой «мерс». Он взвыл, разворачиваясь. Давид газанул до отказа, мы, вильнув, успели проскочить вставшую поперек машину и устремились вперед.

– Вот так. – Дод перевел дыхание. – Наша тачка им приглянулась.

– Нас не догонят?

– Нет, можешь вздремнуть. Досадный эпизод. Ребята, видно, промышляют здесь. Сто километров до Питера – и недалеко, и все концы в воду.

Но тут из-за поворота опять вывернул «мерс».

– Что за движок у них? – удивленно присвистнул Давид.

– Давид! – отчаянно взмолилась я.

– Ничего, – бросил он. – Во второй раз будем умнее.

Я невольно залюбовалась его спокойствием – характер Давида открывался новой гранью. А «мерс» был уже близко. Из низин поднимался туман и выползал на дорогу, «мерс» шел сквозь него не снижая скорости – дорогу они знали отлично. Давид гнал, напряженно всматриваясь вперед, а «мерс» уже выскочил на встречную полосу и опять пошел на обгон.

– Решили повторить прием? – усмехнулся Давид и, газанув, тоже вылетел на встречную, перед «мерсом».

Тот начал обгон справа. Давид вывернул руль, срезав «мерс», завизжали тормоза…

– Такими темпами мы будем у цели досрочно, – усмехнулся Давид.

Я ничего не ответила. Он, мельком глянув на меня, решительно добавил:

– Сейчас, Мариночка, мы с ними поквитаемся!

Шоссе круто пошло налево. Давид поехал по встречной полосе, вдоль левой обочины. «Мерседес» стал отставать, но, дико взвыв, тоже выскочил на встречную, садясь нам на хвост. Туман слоями стоял над дорогой. Чтобы видеть, что впереди, приходилось наклоняться чуть не к самому стеклу. И тут из-за поворота появилась дальнобойная фура. Расстояние между нами молниеносно сокращалось. Давид, не снижая скорости, мчался прямо на нее.

– Дод! – отчаянно вскрикнула я.

За пятнадцать метров до фуры он резко свернул направо – громадное колесо проскочило над нами. В клубящемся тумане я увидела безразличное лицо водителя и невольно обернулась. В «мерсе» поздно заметили фуру. Шарахнулись налево, на обочину, прочертив густо-черный след, – ушли от столкновения. Но им не повезло: медленно, точно устало, накренившись, «мерс» съехал в кювет, словно подумав, перевернулся и на крыше не спеша поехал в гнилое болотце.

Давид остановился. Дверца «мерса» медленно раскрылась, оттуда, держась за голову, выкарабкался водитель. Давид достал аптечку и вышел из машины. Из задней дверцы на четвереньках выползал второй бандит – по лицу его текла кровь.

– Эй! – крикнул Давид, показывая аптечку.

– Поезжайте! – махнул водитель. Давид поставил аптечку на обочину.

– Пригодится. Ангела вызвать?

Тот кивнул и сплюнул сгусток крови. Мы тронулись дальше. Я выдохнула зачарованно:

– Как ты это смог?!

– На дорогах случается всякое… – Не оставляя руля, он обнял меня одной рукой.

– А ведь это чудовище могло наехать на «мерс», – попыталась рассуждать я.

– Очень легко.

– И тогда… они бы погибли…

– Погибли бы, – жестко подтвердил он.

– Ты заманил их в ловушку? Сознательно?

– Не думай об этом. Такие готовы ко всему. По крайней мере, должны быть готовы…

Солнечным утром мы въехали в Репино. За окном мелькали дачи с мансардами и террасками, невысокие облупившиеся заборы. Лет двадцать назад так выглядело Подмосковье. У отеля Давид остановил машину.

Здание из бетона и стекла строилось в конце семидесятых годов и для того времени было респектабельным. Внутри же все переделано по последнему слову: белые стены, жалюзи, кондиционеры.

– Выбирайте, – предложила девушка на ресепшн. – Двухуровневые номера – десятый, двенадцатый и четырнадцатый этаж…

– Десятый, – ответила я не думая.

Спальня располагалась во втором уровне.

– Ложись, ты устала, – Давид помог мне снять куртку, – может, хочешь выпить?

– Давид, сегодня ночью на шоссе я влюбилась в тебя.

– Только сегодня? – Он улыбнулся.

– Здорово ты держался! Мне абсолютно не было страшно! Только когда эта громадина прошла мимо нас… а потом на них… О!..

– Хватит об этом!

Он поцеловал меня, и я вдруг ощутила страшное головокружение от бессонной ночи, от пережитого стресса, от близости Давида.

…Мы шли по смутно знакомым улицам. За углом – площадь. Подземный переход. Лестница. Главное, не разжать пальцев, не выпустить его руку. Я потеряла равновесие, пошатнулась… Мгновение – и Давид исчез. В страхе я дернулась – и проснулась.

Подушка рядом была пуста, откуда-то доносился звук льющейся воды. На полу в беспорядке валялась наша одежда. Стараясь не замечать дурных предчувствий, я поднялась, посмотрела в окно. Отель стоял в парке, за ним – узкая полоска шоссе, сосновый перелесок и море – серые пенные волны лениво и мощно накатывали на берег. Потрясающая красота!

– Разбудил тебя? – Давид вошел в комнату с пушистым полотенцем на плечах.

– Давид, я хочу к морю!

…Мы медленно брели по пустынному пляжу. Все было как мечталось: ветер, брызги волн, неяркое солнце, робко проглядывающее сквозь свинцовые тучи. Кошмары этой ночи померкли, стали плоскими, как тени.

– Ты давно водишь машину? – спросила я.

– С шестнадцати лет. Почти четверть века за рулем. – Он, смеясь, наклонился ко мне – без каблуков я была ему до плеча. – Хочешь, я тебя поучу?

– Когда?

– Сегодня.

– Господи, Давид, на этой машине? Вдруг я ее разобью?

– Но я-то буду рядом! Кстати, давай зайдем перекусим. – Он кивнул на террасу летнего кафе.

В кафе мы были единственными посетителями. Давид заказал мясо с красным вином, я – масляное печенье, яичный ликер, кофе.

19
{"b":"25454","o":1}